Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
12 августа 2022 4:00

"Белые розы", беззащитны хиты: кто зарабатывает 60 миллионов рублей в год на песнях Юры Шатунова

Кому теперь принадлежат шлягеры солиста «Ласкового мая»
Самого обаятельного солиста «Ласкового мая» Юры Шатунова не стало 23 июня.

Самого обаятельного солиста «Ласкового мая» Юры Шатунова не стало 23 июня.

Фото: Иван МАКЕЕВ

Самого обаятельного солиста «Ласкового мая» Юры Шатунова не стало 23 июня. И если тело было предано земле, то разборки после ухода популярнейшего артиста не прекратились. Последние годы жизни певец судился за права с бывшим коллегой по группе, продюсером Андреем Разиным, и только за неделю до скоропостижной смерти получил, наконец, исключительные права на исполнение хитов коллектива. Только вот насладиться победой, увы, не успел. Теперь возникает главный вопрос: кому после кончины Шатунова отойдут права на шлягеры «Ласкового мая» и кто может претендовать на солидные авторские отчисления, которые позволят беззаботно существовать до конца жизни? «КП» попыталась разобраться в витиеватой истории, что может перейти на новый виток постыдного сутяжничества.

«Детство», «Детство», ты к кому ушло?

В середине июня текущего года продюсер и некогда солист «Ласкового мая» Андрей Разин лишился эксклюзивных прав на песни группы. Так решил Ставропольский краевой суд, отменивший решение Промышленного районного суда Ставрополя, который в 2005 году передал права от автора хитов (и основателя группы) Сергея Кузнецова именно Разину.

Момент стал переломным, что в правовом, что в репутационном смысле, потому что судебная экспертиза вскрыла целую махинацию. В 2005 году Андрей Разин обратился в суд в Ставрополе и показал некий договор, заключенный в 1992 году с Сергеем Кузнецовым, написавшим «Розовый вечер», «Седая ночь», «Белые розы» и другие хиты «Ласкового мая». В бумаге за подписями композитора значилось разрешение передать все права на песни продюсеру Разину. Но после запроса адвокатов Юры Шатунова в 2016 году Пресненский суд Москвы установил: подпись в договоре не может принадлежать Кузнецову, а значит все решения судов с отсылкой к этому документы не имеют силы.

Юристы Юры оспорили договор от 1 апреля 2016 года, по которому некий бизнесмен Руслан Филатов (первый ответчик) передал права на песни, в том числе на фонограммы «Ласкового мая» компании с ироничным названием ООО «Честная музыка» (второй ответчик), связанной с Разиным. Откуда взялись права на бессмертные хиты у коммерсанта Филатова? В суде он гарантировал, что является единственным обладателем прав и в доказательство показал тот самый договор с Разиным, который якобы получил права от композитора Кузнецова по липовому договору в 1992 году. Схема была очень похожа на рейдерский захват творчества.

— Эксперты назвали это «копирование на просвет», — расшифровал Кузнецов. — Приложили на стекло с подсветкой бумагу с моей подписью, на нее сверху договоры и обвели. Поэтому никакой Разин не владелец песен. А так как песни я передал Юре Шатунову, то все исключительные права принадлежат только ему, что подтвердил суд. Вернее, принадлежали. Они доказали самое главное — моя подпись на договоре поддельная. Оригинал договора о передаче прав на песни Андрей Разин давно никому не показывает — говорит, что утерян. Показывает подписанные мною копии. Так вот, экспертиза показала, что мои подписи на двух копиях идентичные. А этого быть не может — не в состоянии человек совершенно одинаково расписаться два раза!

Последние годы жизни певец судился за права с бывшим коллегой по группе, продюсером Андреем Разиным, и только за неделю до скоропостижной смерти получил, наконец, исключительные права на исполнение хитов коллектива.

Последние годы жизни певец судился за права с бывшим коллегой по группе, продюсером Андреем Разиным, и только за неделю до скоропостижной смерти получил, наконец, исключительные права на исполнение хитов коллектива.

Фото: Олег ЗОЛОТО

Защита Шатунова нашла кучу ошибок в заключенном документе, что и помогло вернуть права.

— В документах большое количество несостыковок: доверенность дает один человек, договор подписывает другой, приложение к договору вообще подписывает третий, - объясняла Асель Мухтарова-Казарновская, адвокат артиста. — Поэтому хочу сказать спасибо Андрею Александровичу Разину! Именно благодаря небрежности, которую он себе позволяет, мы продолжаем свою работу.

Сохранявший обычно спокойствие Шатунов сдержать радости не смог.

— У меня есть полный перечень документов, где я являюсь правообладателем, — заявлял Юра программе «ЧП». — Все, что пытается сделать против меня Андрей Разин — судороги предсмертные. Для меня песни «Ласкового мая» — это жизнь!

Кто же мог знать, что слово «предсмертные» окажется пророческим...

Разящий Разин

Одиозный Андрей Разин, конечно, никаких решений суда не признавал. Более того, грозился лишить ставропольского судью федерального статуса. Продюсер пояснил, что Шатунова был виноват сам. Дескать, к нему обратились честные сотрудники «Честной музыки», чтобы честно заключить договор на исполнение музыки «Ласкового мая» (то есть запросили денег у Юры за то, чтоб он получил петь право свои же хиты). По словам Разина, певец ответил, что не собирается петь эти песни, «так как он уже перерос и не хочет их исполнять на своих концертах». А раз так, продюсер сделал выводы за бывшего коллегу сам.

— Как руководитель группы «Ласковый май» официально вынужден сообщить, что отныне Юрий Шатунов решил больше не петь репертуар группы, — объявил Андрей Разин. — Теперь он будет исполнять только свои песни. Кроме того, через своего представителя он запретил исполнять песни, которые он написал специально для своего альбома, для своих концертов группе «Ласковый май». С этого момента на всех концертах Юры, которые пройдут за рубежом, а также в нашей стране, к сожалению, Юра будет исполнять только свои песни. От группы «Ласковый май» он отказался.

Конечно, на самом деле Шатунов ни от чего не отказывался: его хиты продолжали греметь на «Дискотеках-80-х», фестивалях «Легенды Ретро FM», в эфирах телешоу и так далее. За каждое исполнение хита ему полагались отчисления, не говоря уже о том, что сам артист без стеснения пел шлягеры коллектива на концертах (крупное выступление в Кремле в 2021 году отменили из-за пандемии коронавируса, но после снятия ограничений артист отправился в гастрольный тур — последний концерт он дал в Подольске 20 июня), с чем Разин смириться не смог.

— Команда Шатунова распространяет ложь! — настаивал продюсер. — Никакие права никакой российский суд отобрать у меня не может, потому что они принадлежат правообладателям из Америки. Название группы «Ласковый май» давным-давно зарегистрировано в США. Соответственно, для правообладателей эти решения никакой юридической силы иметь не могут. Поэтому, кроме России, ни в Интернете, ни за границей Шатунов выступать не сможет, так как все права защищены законодательством США. Шатунова ждут огромнейшие иски, которые ему предъявят правообладатели. Теперь у них есть право арестовать его имущество для защиты своих авторских прав по всему миру и привлечь его к уголовной ответственности, а также всех, кто помогал ему осуществить это дерзкое преступление, которое в США расценивается, как тяжкое, невзирая на их статус.

У каких именно «правообладателей из Америки» оказались права на шлягеры «Ласкового мая», когда это случилось и по какому закону — Разин не расшифровывал. Зато в начале июля текущего года анонсировал громкий фильм-расследование, который должен пролить свет на мутную ситуацию с правами и прочими событиями вокруг Юры Шатунова.

— Я благодарен правообладателям творчества группы «Ласковый май», которые разрешили одному из ведущих российских телеканалов снять программу, в которой будет рассказана вся правда о Юре Шатунове, — заинтриговал продюсер. — Соответственно, я жду этого события, когда будет проведено журналистское расследование, в ходе которого будут сделаны выводы обо всем, что у нас случилось и привело к таким тяжелейшим последствиям.

Речь идет о том, что Разин связывает гибель Шатунова как раз с разборками за права. По версии продюсера, это судья из Ставрополя, что вернула артисту законную возможность исполнять хиты «Ласкового мая», «обнадежила Шатунова и ввела его в заблуждение, что он имеет какие-то права» и вызвала у артиста «эмоциональный всплеск на фоне большого и трудного гастрольного графика». Отступать продюсер, как уже понятно, не намерен.

«Белые розы» за 18 миллионов рублей

Концертный директор и продюсер Александр Герасимов подтверждает передачу прав на песни Кузнецовым Разину. Но...при особых обстоятельствах.

— Юрку мне дико жалко, — отметил Герасимов. — Сколько крови у него попил Разин во время этой истории с дележкой песен! Конечно, Юра переживал из-за судов с ним. Сами посудите: как может быть Шатунов без «Белых роз»? Это же нонсенс! Кузнецов в свое время по пьяни отдал все права на песни Разину, а пострадал Шатунов.

Сам композитор эту версию опровергает.

— Юра знал, что я никакого договора о передаче прав на мои песни для «Ласкового мая» с продюсером группы Андреем Разиным в 1990 году не подписывал, — подчеркивает Кузнецов. — Он этот договор якобы со мной отнес в суд в 2005 году, оформил все права на песни на себя, а объявил об этом только в 2009-м, когда срок обжаловать решение истек. Так я остался без песен. Да и Юра тоже. А мне должны 18 миллионов рублей компенсации за то, что все эти годы не получал авторские отчисления. Такую сумму насчитали специалисты РАО (Российское авторское общество — организация, следящая за соблюдением прав создателей произведений и выплачивающая гонорары за их публичное использование).

А что вдова?

После церемонии прощания с Юрой Шатуновым, прошедшей 26 июня в траурном зале Троекуровского кладбища, композитор Сергей Кузнецов рассказал, что у вдовы артиста Светланы Шатуновой нет шансов избежать тяжб с Разиным после вступления в наследство: «суды будут продолжаться, пока права на песни в итоге не перейдут жене и детям».

— Юры теперь с нами нет, но есть его жена Светлана, — напомнил композитор. — Она, во-первых, наследница, а во-вторых, чтобы подстраховаться, я заключил с ней договор, по которому теперь ей передаю все свои права на песни. Такой же договор, как я заключал с Шатуновым.

Сергей Кузнецов

Сергей Кузнецов

Фото: Иван МАКЕЕВ

АВТОРИТЕТНО

В ОЧЕРЕДЬ!

С точки зрения закона после смерти Шатунова наследниками первой очереди являются вдова Светлана и дети: Дэнис (16 лет) и Эстелла (9 лет). Именно семье переходят права на песни вместе с другим наследством: денежными счетами, домом в Германии, двухэтажным домом в поселке Барановка под Сочи, однокомнатной квартирой в Москве. После вступления в наследство (процедура занимает до полугода) вдова и дети артиста смогут получать отчисления за авторское право в течение 70 лет, и за исполнение, то есть смежное право, в течение 50 лет. Но! Только если суд окончательно оставит за ними права на песни. Пока члены семьи не вступили в наследство, права на песни заморожены. Поэтому до сих пор законно нельзя провести концерт памяти Юры Шатунова — его песни не могут прозвучать.

СКОЛЬКО ПРИНОСЯТ ПРАВА НА ПЕСНИ

Ранее Андрей Разин уверял, что доход с отчислений за исполнение более 20 песен Юры Шатунова, составлял порядка 5 миллионов рублей в месяц, то есть 60 миллионов рублей в год. Сделать точную калькуляцию невозможно: специалисты РАО, которые отвечают за роялти, по специальной технологии рассчитывают гонорары на использование песен, в зависимости от их популярности, размеров концертных залов, где их собираются исполнять и так далее.

А КАК БЫЛО В СССР?

Понятно, что невозможно восстановить всю черную бухгалтерию по выступлениям Владимира Высоцкого, «Ласкового мая» и других мегапопулярных в Советском Союзе артистов. Однако председатель КГБ СССР Владимир Крючков в докладной записке Михаилу Горбачеву докладывал, что коллективы «Ласкового мая» (одновременно по стране гастролировали более 10 составов группы) в среднем зарабатывают по 6 тысяч 721 рублю в день! Сумма немыслимая — на нее можно было каждый день покупать личный автомобиль.

Доходило до того, что наличность Разин хранил в мешках из-под сахара, и они занимали несколько комнат. А большую часть денег, как он сам уверял, пришлось сжечь (!) в старом доме под Рязанью, чтобы не попасть под расстрельную статью за «хищение государственного имущества в особо крупном размере».