Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-11°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 августа 2022 17:30

У сына Ольги Кабо кредитор ее мужа пытается отнять загородный дом

Бывший муж актрисы рассказал, до чего они договорились с Кабо после развода
Актриса Ольга Кабо.

Актриса Ольга Кабо.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

Мы писали о том, что актриса Ольга Кабо судится с бывшим мужем. Она просит суд об алиментах и о компенсации – 26 млн. руб., половину от вырученных денег, полученных от проданного имущества в счет погашения долга бывшего мужа. У многих сложилось впечатление, что раз экс-супруги судятся, то у них в отношениях полный швах. Николай Разгуляев впервые рассказал «КП», что между ними происходит.

- Мы развелись с Ольгой, но поддерживаем общение ради нашего общего сына, - рассказал «КП» Николай Разгуляев. – Безусловно, Ольга не имеет отношения к моим долгам, поскольку она о них не знала и не давала письменного согласия. Это были мои долги, я их не согласовывал с супругой и соответственно кредитор не требовал этого согласования. Я банкрот. Все мое имущество было отдано в конкурсную массу. И назначен финансовый управляющий, которая всеми вопросами занимается. Имущество в счет покрытия долга продали, а теперь Ольга пытается отсудить половину денег. Финансовая управляющая недавно продала на торгах мою машину «бээмвэ». Сумму я и не уточнял, но суть заключается в том, что она 50 процентов наконец-то отдала Ольге. 50 процентов получил от продажи этой машины кредитор. Из вырученных денег от продажи моего имущества, поскольку я официально признан банкротом, на меня и на ребенка положены выплаты по системе МРОТ (минимальное содержание). Но финансовый управляющий себе за работу проценты выплатила, а мне и ребенку – ничего. Поэтому Ольга и обратилась в суд с требованием ей компенсации. И судится она с моим бывшим кредитором и финансовым управляющим, а я прохожу ответчиком формально.

- Вы не помогаете финансово Ольге в содержании вашего общего сына?

- Естественно, я не могу никакую помощь оказывать сейчас своему ребенку по одной причине, что нахожусь в судебных решениях, в стадии банкротства. Как у банкрота, у меня есть финансовый управляющий, и все вопросы должна решать эта женщина.

Николай Разгуляев и Ольга Кабо в 2013 г.

Николай Разгуляев и Ольга Кабо в 2013 г.

Фото: Борис КУДРЯВОВ

- Но ведь Ольга Кабо пострадала из-за ваших долгов?

- Долги мои, но я их отдавал потихоньку. Я со своим компаньоном и кредитором Раппопорт пошел в бизнес, взял в долг у него в 2013 году, но "Мастер-банк" лопнул и деньги пропали. Дальше началась оранжевая революция на Украине и санкции, повлиявшие на технологии, составлявшие наш бизнес. Бизнес – это не только выигрыш, но и возможный проигрыш. Я отдавал долг по мере возможности, причем, учитывая инфляцию. Брал деньги по курсу 30 рублей за доллар, а отдавал по 60 рублей. Отдал 90 млн. руб. А кредитор все равно пошёл в суд и всё закрутилось. Он и его люди не только хотели в счет долга отнять квартиру у Оли, но сейчас пытаются отобрать и загородный дом, который на нашем с Ольгой ребенке Викторе. Дом был подарен нашему ребенку моим тестем, то есть, дедушкой. А кредитор является крестным отцом ребенка. Крестная мама – Алика Смехова. И вот крестный отец пытается отобрать дом, который принадлежит нашему с Ольгой сыну Виктору! У судьи районного суда свои отношения с моим кредитором, видимо. Но Мосгорсуд в кассационной инстанции вник в суть вопроса, что Ольга не имеет отношения к моему долгу и не прав финансовый управляющий, которая не выдала ей половину суммы.

- У вас кредиторы не все отобрали? Есть где жить?

- Мне есть, где жить, но это не мое жилье. То, что у меня было, все забрали в конкурсную массу. И не отдали ничего - ни мне, ни моему ребенку. Так что вот так. Мне помогают сейчас друзья, и с жильем, и со средствами к существованию. Меня в жизни один человек учил следующему: чем меньше у тебя обременений в виде недвижимости, каких-то ценных вещей и прочего, тем проще тебе, если завтра труба позовет, встать утром, взять тревожный чемоданчик, подпоясаться и - вперед и с песней.

- А развод у вас с Кабо настоящий или нужен для решения финансовых вопросов?

- Мы практически прекратили наши супружеские отношения еще в 2016 году. Просто остыли друг к другу. Ольга хороший, добрый, порядочный человек. Я никогда ничего плохого о ней не скажу. И другим не позволю.

- Говорят, на охлаждение повлияло то, что у вас пошли финансовые проблемы?

- Я вам могу сказать, что Ольга не относится к категории женщин меркантильных. Она другой человек. Я ее и выбрал в свое время себе в жены, понимая, что она белая ворона среди той массы артистов, артисток, певиц, людей шоу-бизнеса. И поэтому она мне приглянулась, понравилась, и я влюбился в нее. Но потом потихоньку, полегоньку все это остыло, ушло куда-то в бытовую составляющую. Мы расстались спокойно. Сели, обсудили и пришли к пониманию. Не стали оформлять развод только, чтобы не провоцировать публичные пересуды. Мы видели, как долго все тянулось с историей расставания Армена Борисовича Джигарханяна и Виталины. Они же жили рядышком недалеко от нас. Приезжали к нам в гости, мы устраивали пикники, и я видел, что эти люди любят друг друга. Мы с Ольгой были у них на свадьбе. Виталина заботилась о нем просто необыкновенно. Но когда весь этот словесный понос, который полетел в ее адрес… Я считаю, что рано или поздно тех людей (разрушивших из брак) Господь накажет. Потому что он был счастлив с ней, а она – с ним. И у них все было хорошо. И у нас с Ольгой тоже было хорошо. Мы просто решили, что не будем жить вместе. Она меня спросила, мол, нужно ли мне иметь чистый паспорт для того, чтобы если я захочу новую семью, поставить штамп? Я сказал, что меня это абсолютно не беспокоит. Она сказала, что ее тоже. Поэтому все осталось так, как было до этого разговора.

- Судачили, что вы Ольге были то ли не верны?

- Некая певица Наталья Штурм у Малахова говорила, что я целовал подруг Ольги Кабо в губы, сажал их на колени и вел себя как-то странно. Но мы с этой Штурм даже не знакомы, а вдруг выступила экспертом! Я совсем не тот, о котором она говорила! Я не позволял себе никаких отклонений. Все меня знают и знали как мужа Ольги Кабо. И если бы я даже себе что-то позволил, то обязательно кто-нибудь где-нибудь раскрыл бы рот и начал об этом рассказывать. Я жил своей жизнью, нормальной, хорошей, любя ребенка, с уважением относясь к Ольге, ни в коем случае не пытаясь ее где-либо подставить, чтобы кто-то мог ее обсуждать и говорить, что вот этакий ее муж – а мы были в браке, хотя и не жили вместе.

Мы видимся с сыном, я участвую в воспитании. Настаиваю, чтобы ребенок каждый день читал по 15 страниц книг, а не сидел в гаджетах. У нас были две таксы, и сейчас они живут у Ольги и сына. И я вижу, как Витя о них заботится, это тоже хорошо. Он закончил третий класс, отличник. Когда с ним разговаривают взрослые люди, удивляются тому, насколько он правильно формулирует свои мысли и говорит о том, что его спрашивают. Вот это является главным в жизни, а не материальные блага.

Ольга относится к людям, которые всегда придут на помощь. И она не избалованна. У нее нет запросов, которые, образно говоря, в космос уходили бы. Мы жили нормально. Нам было приятно от того, что мы едем куда-то отдыхать вместе, делаем что-то вместе, встречаемся со своими друзьями. Было много приятного, хорошего. Бывали ситуации, которые, может быть, носили какой-то оттенок неправильный. Но опять же это все житейское.

- Вам жаль, что вы теперь из бомонда ушли или с кем-то общаетесь из артистов?

- Ко мне многие люди, с кем я общался, не изменили своего отношения, потому что они меня знают. Благодаря Ольге и тому, что я занимался бизнесом и благотворительностью, мне довелось пообщаться с очень хорошими людьми, возрастными, теми, кто был из Советского Союза. Их всегда можно было слушать и у них учиться. Я очень хорошо общался с народной актрисой Риммой Васильевной Марковой, царствие ей небесное. Она необыкновенная женщина. В один момент я узнал, что Римма Васильевна живет в простой «однушке», не знавшей ремонта. Об этом сказала Ирина Виторган. Мы втихаря, когда Римма Васильевна отсутствовала определённый промежуток времени, сделали там великолепный ремонт. Я профинансировал. И ее счастливые глаза – мне не забыть. Я общался и общаюсь с актерами Валерием Александровичем Бариновым, Сашей Галибиным. У меня есть близкий друг, актер и режиссер Рамиль Сабитов. Я не потерял друзей. Они мне помогают сейчас, когда я без денег. Потому что они настоящие. И я – тоже. И они верят, что закончится все эти мои суды, которые пять лет идут, и я как птица-феникс возрожусь. Слушайте, я здоров, тьфу-тьфу. Силен. У меня достаточно хорошо работает голова, в ней много задумок. У меня жива мама, я радуюсь этому. У меня хорошие дети, хорошие внуки (от старшего ребенка от первого брака). Я тоже этому радуюсь. Вот это основное. Прежде всего нужно оставаться человеком. Даже разведясь с Ольгой, по отношению к ней я остаюсь мужчиной, который уважает ее безусловно как женщину, как мать нашего совместного ребенка. Во-первых, она пошла на определенный риск, рожая его, потому что ей было 44, практически 45 лет. И, тем не менее, она его родила. Поверьте, для меня ребенок всегда является первостепенным. И то, что связано с нашим сыном Витей, безусловно, для меня относится к категории того, что я не мог себе позволить быть сволочью по отношению к ребенку. И я всегда ему помогу. Просто сейчас временно такая ситуация… Закалка у меня армейская – она дает по жизни стержень, на который ты все проблемы и беды нанизываешь и думаешь: ничего страшного, переживем и это!