Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+15°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
19 августа 2022 13:30

Ждать ли "Ледникового периода" в новом сезоне? Отвечает Илья Авербух

Илья Авербух прокомментировал слухи об участниках нового сезона "Ледникового периода"
Илья Авербух прокомментировал слухи об участниках нового сезона "Ледникового периода"

Илья Авербух прокомментировал слухи об участниках нового сезона "Ледникового периода"

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Секреты нового сезона, который стартует уже вот-вот, телеканалы пока не раскрывают. Вернутся ли в сетку развлекательные программы и сменят ли лица популярные проекты, зрителям остается только догадываться. Поэтому на фестивале "Таврида" в Крыму, где Илья Авербух выступал перед участниками, вопросы о "Ледниковом периоде" не могли не возникнуть. А кроме того, фигурист и продюсер рассказал о своем самом сложном проекте, страшных снах режиссера и отношениях с молодой женой Лизой Арзамасовой.

- Откройте секрет, ждать ли "Ледникового периода" в новом сезоне? Останется ли Алина Загитова, будут ли какие-то новые фишки в проекте? Говорят, на этот раз позовут победителей прошлых сезонов - это правда?

- Понимаете, этот проект производится Первым каналом. И когда Первый канал решит что-то сказать, это будет официально заявлено. Да, это мой проект с точки зрения вложенных сил и души. Моя компания является производителем "Ледникового периода", но решающее слово всегда за телеканалом. Потерпите, немножко осталось. Скоро вам всё сообщат.

"Ледниковый период" идет с 2006 года, и после каждого сезона мне кажется, что всё - найти что-то новое уже невозможно. А мы все равно находим. Например, в прошлом сезоне мы позвали Даню Милохина, за что получили массу критики. Взрослое поколение переживало: "Ну как же там наша Женечка Медведева? Где она и где Даня Милохин, как вообще вы посмели?". Это вызов для меня как для режиссера и хореографа. И в финале они все-таки взяли приз зрительских симпатий, это было абсолютно заслуженно.

- Дмитрий Нагиев ушел из "Голоса", после чего появились комментарии, мол, без Нагиева проект существовать не может. А без кого не может существовать "Ледниковый период"?

- Какой опасный вопрос! Потому что я сейчас начну что-то говорить, а потом это вырвут из контекста. Мол, Авербух сказал, что "Голос" спокойно проживет и без Нагиева. Слава богу, что такие новости живут всего один-два дня.

Я отвечу уклончиво. Я вообще не считаю, что есть незаменимые люди. Караван будет идти дальше в любом случае. Бывает, сносит крышу, и ты думаешь, что без тебя всё остановится. Никогда. Движение не остановится, оно просто получит новое дыхание.

Фигурист и продюсер рассказал о своем самом сложном проекте, страшных снах режиссера и отношениях с молодой женой Лизой Арзамасовой.

Фигурист и продюсер рассказал о своем самом сложном проекте, страшных снах режиссера и отношениях с молодой женой Лизой Арзамасовой.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

В моем детстве, скажу без всякого кокетства, в фигурном катании было очень много детей талантливее меня. Это правда. Они прыгали лучше, у них голеностоп был выше, они крутились. И многие из них думали, что когда они захотят уйти из спорта, за ними будут бегать и уговаривать остаться. Такой шантаж был бесконечно. Но в итоге никто ни за кем не бежал, это место тут же заполнялось другими. Такими как я - менее талантливыми, но более целеустремленными. И возвращаться уже было некуда.

- Вы человек-оркестр, сложно найти проекты, за которые вы не брались. Что нового хотите освоить?

- Да, остается уже только на руки надеть коньки! Я обожаю сочетать разные жанры. До недавних пор разве что тренерская деятельность у меня была не освоена. Положа руку на сердце, я не могу сказать, что я настоящий тренер. Потому что такой человек не может ничего совмещать, он всю свою жизнь подчиняет своим ученикам.

- А какой ваш проект был самым сложным?

- Наверное, все-таки Универсиада в Красноярске. Я отвечал абсолютно за всё, это колоссальная ответственность. Три часа подряд всё должно было работать идеально чётко: свет не должен моргать, экраны должны подниматься и опускаться. И в этот момент ты ничего не можешь сделать, целиком зависишь от техники. Ты стоишь на пультовой, говоришь "Поехали", а дальше работают машины. У нас, например, там были летающие на лебедках собаки. И мне все время снились кошмары, что эти собаки замирают. Вот такие вот страшные сны режиссера. Каждый раз я говорю себе, что больше никогда за это не возьмусь, но через каждые пару лет делаю это снова и снова.

- А с цензурой вы сталкиваетесь?

- Нет, никогда. Я работаю абсолютно свободно, никто не говорит мне что-то убирать из моих спектаклей. Есть разве что внутренняя цензура, когда ты понимаешь, что ни при каких условиях не будешь делать те или иные вещи. Потому что делать для себя - это одно, а на широкую аудиторию - уже совсем другое, это носит воспитательный характер.

- Как вы заряжаетесь?

- Огромное количество сил я черпаю в семье. Это не просто слова. У меня много было этапов в жизни и сейчас самый счастливый. У нас с Лизой очень гармоничные отношения и понимание нас друг с другом. Я рвусь домой. И надеюсь, что это будет продолжаться всегда.