Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Общество14 сентября 2022 10:43

Владимир Сунгоркин ушел по-репортерски, навсегда оставшись в вечной командировке

Умер редактор «Комсомольской правды» Владимир Николаевич Сунгоркин
Фото Владимира Николаевича из экспедиции по арсеньевским местам. За день до смерти

Фото Владимира Николаевича из экспедиции по арсеньевским местам. За день до смерти

Фото: Леонид ЗАХАРОВ

Приходила такая мысль – что такое может произойти. Приходила…

И я помню тот ужас, с которой я ее гнал от себя. Она не просто была страшна. Она была невозможна. Она взрывала то, что мы все строили тридцать лет. Я говорю даже не о самой редакции КП, которая и есть аватар Владимира Сунгоркина. Мы, каждый из нас, на фундаменте, чем и был Владимир Николаевич - строили самих себя.

Он учил нас быть профессионалами и одновременно оставаться самими собой. Для него было важно, что мы и наш читатель, слушатель – прямо смотрели друг в глаза. Автор и аудитория. Сунгоркин обожал спор. Столкновение мнений. Он был, конечно, из той старой-доброй перестроечной журналистики, с ее ярким стилем обращения к читателю и яростным стремлением отыскать во что ни было правду.

Он, ее хранил изо всех сил. Что бы ни происходило со страной.

И за это я благодарен Владимиру Николаевичу.

Но более всего – за бесценное и редкое нынче качество: он бесконечно уважал журналиста и бесконечно ценил наш труд, потому что сам прошел путь собкора времен БАМа до редактора самой большой газеты страны.

Он, руководитель гигантского холдинга, вычитывал материалы авторов – не просто редактируя их, а беспрерывно улучшая. Для стилистической точности сам великий Сунгоркин переставлял слова, менял их, сам придумывал более точный образ.

И видно было, как молодой собкор БАМа, молодой Сунгоркин кропит над текстом, готовит репортаж для Москвы… Наш главный редактор «КП» и ушел от нас так. По-репортерски. Он просто отправился в трудный поход, как это делал сотню раз. И остался там в вечной журналистской командировке. Среди родных дальневосточных сопок. Дома.

Многое не сказано, Владимир Николаевич. Как же много не сказано…

Я должен был раньше. Не успел.

Спасибо, Владимир Николаевич. Вы дали мне дорогу в жизнь. Сделали меня тем, кто я сейчас есть. Вечная Вам, память.