Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Общество18 сентября 2022 6:33

Владимир Сунгоркин. Дословно. Политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов - с главным о главном (Часть 2)

«Парнишка я был жилистый и уже в 19 лет работал в экспедициях РГО вместе со взрослыми учеными»
Главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин ушел из жизни 14 сентября 2022 года

Главный редактор "Комсомольской правды" Владимир Сунгоркин ушел из жизни 14 сентября 2022 года

Фото: Евгения ГУСЕВА

ЧАСТЬ ВТОРАЯ. ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

В этом большом декабрьским (2017-го) интервью - оно почему-то последовало сразу за первым, сентябрьским, а почему, не могу сказать - Владимир Сунгоркин больше всего меня удивил…

Прежде всего - обилием фактов, которые он приводил.

Мы сидели с ним, уже после подписания вечернего номера «Комсомольской правды» (а это 20.30), в его рабочем кабинете, а редакция тогда была в Старом Петровско-Разумовском проезде.

На столе у главного не было ни справочников, ни конспектов… И никаких вопросов, помнится, я ему заранее не присылал. Хотя и тема казалась не сильно, на мой взгляд, популярная в тот момент - экология…

(Правда, когда я принёс ему текст на визу, он в скобках писал после многих предложений «проверить» или «уточнить». Но - я все проверил! - он так ни разу и не ошибся.)

Сунгоркин - будете читать, сможете в этом убедиться - изящно соединил «Русский лес» Леонида Леонова, публикации Владимира Чивилихин в «Комсомольской правде» «Месяц в «Кедрограде», «О чем шумят русские леса?» (я и не подозревал, что писатель в молодые годы работал в нашей газете) и «Окно в природу» В. Пескова. (Василий Михайлович всегда у нас так прописывался, и на этом главный в беседе сделал особый акцент.)

Что касается Чивилихина… Обратите внимание, когда будете читать интервью, на ремарку Владимира Николаевича: «Позже Чивилихин стал знаменитым писателем, прославился в годы перестройки романом «Память» о сохранении русского народа. Русских ценностей. Но это все было потом. А начал он свое движение к пониманию спасения России именно от кедра»

Я к той беседе тщательно готовился и нашёл несколько публикаций самого Сунгоркина на экологическую тему.

Мой вопрос (см. в тексте) звучал так:

– А я помню и ваши статьи из Сибири на темы экологии.

– Да, мне самому довелось много писать об этом в середине 1980-х, когда я работал корреспондентом «Комсомолки» на строительстве Байкало-Амурской магистрали. Из-за того, что там слишком щедро лес вырубали, склоны оголялись, возникали селевые явления... В один прекрасный день на прибайкальском участке БАМа линию электропередачи разрушил селевой поток, которых никогда там раньше не было. А он возник, потому что подрубили склоны по ходу строительства.

И про это никто не мог написать – как раз в то время военно-промышленное лобби пробило очень важные изменения в закон о цензуре, которые запретили без серьезных согласований на самом верху писать на многие темы, связанные с экологией. Например, о незаконных вырубках леса, о природных катастрофах! Пиши не пиши, печатать никто не будет».

На фото - студент журфака Дальневосточного госуниверситета Володя Сунгоркин

На фото - студент журфака Дальневосточного госуниверситета Володя Сунгоркин

Фото: Личный архив героя публикации

- Как удавалось обойти цензуру? - спросил я у Сунгоркина.

– Тут главным было иметь контакт с секретарями ЦК КПСС, - пояснил герой моего интервью, - подход к высшим партийным органам, что было доступно не каждому изданию. Но главному редактору «Комсомолки» (тогда им был Геннадий Николаевич Селезнёв. - А.Г.) такой контакт установить удавалось благодаря авторитету издания. Сами цензоры прямо говорили: мы вам свой штампик не ставим на многие статьи, потому что по формальным признакам не можем их пропустить. Но если из ЦК будет указание, то закроем глаза…

– Блат надо было иметь в ЦК, короче…

Вот на этом я и собирался закончить фрагмент интервью на щекотливую тему.

Когда главный визировал текст, он, помнится, добавил (так интервью и опубликовали):

– Не блат, а авторитет. Вот так пробивали себе дорогу острые темы. В том числе и экологические.

– Ну, кстати сказать, лично меня с Российским географическим обществом связывает моя юность – мне было 19 лет, когда я, студент, уже работал в экспедициях вместе со взрослыми учеными.

Как раз вот в этом месте интервью Сунгоркин назвал себя «жилистым парнишкой», но перед публикацией он эти слова почему-то вычеркнул.

И ещё - о том, чего нет в тексте. В какой-то момент он достал из кармана (или - из ящика стола, точно не помню) изрядно потертое удостоверение, с фотографии 3х4 на меня смотрел юноша с сунгоркинскими глазами.

- Вот, Гамыч, я уже тогда был членом РГО (Российского Географического общества. - А.Г.) Узнаёшь меня?

Я тут же сфоткал Владимира Николаевича с удостоверением в руках на телефон. Но снимок этот пока не нашёл. Как найду - обязательно вам, друзья, тоже покажу.

Пока я буду искать - почитайте-ка тогда мое второе, из семи, интервью с нашим главным - о главном, по ссылке - пожалуйста.

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

"Наши мечты и работа помогали строителям укладывать БАМ": первая трудовая часть биографии Владимира Сунгоркина

Политический обозреватель «Комсомольской правды» Александр Гамов - с главным о главном (подробности)