Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-4°
Boom metrics
Звезды15 октября 2022 4:01

Егор Кончаловский: мы прощаемся с Западом. И когда встретимся опять, будем смотреть на него сверху вниз

Почему работяги воюют, а интеллигенция разбежалась? Об этом Радио «Комсомольская правда» рассказал известный режиссер Егор Кончаловский, сын режиссера Андрея Кончаловского и внук поэта Сергея Михалкова
Егор Кончаловский в студии Радио "Комсомольская правда".

Егор Кончаловский в студии Радио "Комсомольская правда".

Фото: Иван МАКЕЕВ

«ПУГАЧЕВУ ПОНИМАЮ. НО РОЛЬ ГАЛКИНА ПРЕУВЕЛИЧЕНА»

- Боевые действия в Украине разворошили русскую культуру. Посыпались доносы на театры «Современник», МХАТ. Подозревают то в оскорблении ветеранов, то в ЛГБТ-пропаганде. Самого Хабенского обвиняют в святотатстве - он отлично играет в «Идеальном муже» женскую роль. Согласитесь, знакомые пришли времена…

- Надеюсь, какой-то баланс будет соблюден. Но деятели культуры должны держать в голове то, что происходит в мире, - рассказал в эфире Радио "КП" Егор Кончаловский.

- В этом случае, почему нет спектаклей и фильмов о Донбассе? Режиссеры будто чего-то ждут.

- Думаю, многие надеются, что это временная ситуация. Мы пободаемся, поугрожаем, побряцаем оружием, и потихонечку вернемся туда, где были. Простим мы, нам простят... И вернемся, дескать, в прекрасное состояние, в котором мы находились после 1991 года. И снова возникнет эта «свобода»...

- Вы говорите слово «свобода» так, словно несвобода - лучше.

- Это слово не несет в себе абсолютно положительный смысл. Да, многие люди живут с мыслью – мол, есть внутренняя свобода, а мы – часть мира. Не только деятели культуры, кстати, но и креативный класс, который сегодня бежит в Казахстан, в Кыргызстан. Мечтали ли они жить в Кыргызстане? Нет, конечно. Ну, сняли квартиру на месяц. Дескать, переждем...

- Уехала Пугачева. А это - целый пласт культуры...

- Алла Борисовна, действительно, эпоха, при которой жил Леонид Брежнев (смеется). По- человечески ее поступок понятен, скажу больше - и от своей супруги я бы такого ожидал. Но в горячке нынешнего времени сильно преувеличена роль господина Галкина. Он прекрасный человек, шоумен. И в чем-то я его понимаю - въезжаешь в какую-то западную страну, тебя заставляют подписать документ, что ты не одобряешь, что ты против (особенно Прибалтика любит это практиковать). Не каждый устоит.

«РАБОТЯГИ ВОЮЮТ. А ГДЕ ИНТЕЛЛИГЕНЦИЯ?»

- Вы отказываете Галкину в искренности?

- Реакция на его мысли, по моему, чрезмерна и не соответствует масштабу фигуры...

Меня больше интересуют те, кому 25-30-40 лет, кто уехал в Кыргызстан, в Грузию… Они воспитаны в то 30-летие, когда мы верили в либеральный путь развития России. Правда, верили все меньше, наконец, пришли к моменту, когда перестали верить. И поняли - не станем мы равноправными европейцами.

- Но часть общества не разочаровалось в Западе.

- Совершенно верно. Но я задаю себе вопрос. Ты смотришь на лица мобилизованных - простые люди. Работяги. Неухоженные, с небольшими зарплатами, они берут в руки оружие. И идут. Именно простой человек несет на себе тяготы войны. А где интеллигенция?!

Москва. Мужчины, призванные на военную службу в ходе частичной мобилизации, в пункте набора граждан пребывающих в запасе.

Москва. Мужчины, призванные на военную службу в ходе частичной мобилизации, в пункте набора граждан пребывающих в запасе.

Фото: Михаил ФРОЛОВ

ЕСЛИ БЫ НАТО ВТОРГЛОСЬ В РОССИЮ

- То есть мобилизация расколола народ?

- Так было всегда. Живущие от зарплаты до зарплаты, им часто зубы не на что починить – отправляются на фронт. А если какого-то председателя адвокатской конторы мобилизовали, об этом тут же раструбят СМИ… Креативный класс считает себя частью мира. Дескать, какая разница, где ты? Там где вайфай и капучино, кальян и коворкинг — там и твоя родина. И, они бегут, оставляя детей, жен… Это сознание надо менять. Ведь можно быть высокоразвитой страной, и при этом с высоко-патриотичным населением. Как, например, Япония, Южная Корея. Корейцы сдавали свои золотые коронки из зубов на восстановление страны.

- Но есть и другое объяснение. Креативный класс, в отличие от трудяг, не смотрит телевизор, читает новости из разных источников, а потому больше информирован. Если бы НАТО вторглось в Россию, может, эти «беглецы» записались бы добровольцами?

- Думаю, у них нет внутреннего вопроса – идти защищать Родину или нет. И чувства вины тоже нет.

- И совести?

- Дело не в совести. Может быть, они совестливые, милосердные, вполне себе приличные люди. Но любовь к Родине заключается не только в вещах, которые тебе комфортны. Во имя этой любви ты должен этим комфортом поступиться.

- Они говорят: это игры политиков, почему мы должны из-за них умирать?

- Современная война, действительно, словно телешоу. Сейчас на билбордах в городах «Российские герои» - полковник такой-то. Следом билборд - кухонный гарнитур, жилой комплекс, скидка в продуктовом магазине. А потом - опять герой… Это превращается в какое-то виртуальное зрелище. Вы говорите - трудяги смотрят телевизор? (задумывается)...Но с другой стороны, моя дочь говорит: «Не нужен телевизор, не смотрю его». Она либерально настроена, для нее трагедия, что Инстаграм у нас прекратил работу. А там целый мир – у одного 100 тысяч подписчиков, у другого - миллион. Ты сфотографировался с бутылкой шампанского – бац, денежка упала. И этим ребятам трудно объяснить что-то о Родине. Мы сами разрушали эту идею (о патриотизме). Вот и получили результат…

Потрет Героя России подполковника Вячеслава Кабицкого на билборде в Санкт-Петербурге.

Потрет Героя России подполковника Вячеслава Кабицкого на билборде в Санкт-Петербурге.

Фото: REUTERS

ФРОНТОВИКИ ВЕРНУТСЯ И ДАДУТ УКЛОНИВШИМСЯ В ДИОПТРИИ

- И что делать? Дать им автомат?

- Оружие давать в руки этим людям просто так нельзя… Сейчас много критики - призванные на фронт по две недели где-то сидели без формы... А все почему? Тот же процесс! Систему военкоматов мы тоже разрушали. Не потому, что вредители. Мы 30 лет думали: зачем нам воевать, зачем нам армия огромная, если мы живем в открытом мире? Приезжай, уезжай, живи, как хочешь.

- Я боюсь, как бы не вернулись фронтовики потом и не дали бы в диоптрии уклонившимся тыловикам…

- Согласен. Есть такая угроза. Но я уже выше призывного возраста, у меня военный чин – сержант. Поеду на Донбасс делать то, что могу делать - документальный фильм. Мой дед не убил ни одного немца, он был военкором, был контужен. Но именно он сочинил эту надпись на Могиле Неизвестного Солдата и гимн Советского Союза. Он воевал пером. Да и Левитану вряд ли бы кто-то «дал в диоптрии»…

ДОМ В МАЛИБУ ПОТЕРЯЛ СМЫСЛ

- Вернемся к кино. Никита Михалков своей царственной рукой, по сути, прекратил деятельность «оскаровского» комитета, заявив, что Россия не выдвинет на «Оскар» свой фильм. В знак протеста в отставку подали ряд известных режиссеров…

- «Оскар» стал не то чтобы политизирован, но ТАК политкорректен, что уже немного абсурден. Уже Белоснежку играет афроамериканка.

- Хорошо играет?

- Я не знаю. Я не могу это смотреть.

- Из-за цвета кожи?

- Я давно перестал смотреть голливудские фильмы. «Оскар» потерял смысл.

- Разве «Оскар» – не стандарт качества?

- Нет. Это пропуск в американский прокат, где ты можешь заработать денег больше, чем во всем остальном мире. Когда Меньшов получил «Оскар» за «Москву слезам не верит», все жужжали: за что ему?! У нас дома говорили: слушайте, Меньшов получил, почему получил? Это было дико важно. И когда Коппола сказал моему отцу (тогда соревновались «Апокалипсис сегодня» и «Сибириада»): давай разделим с тобой главный приз жюри - отец был счастлив. Потому что мы хотели стать частью Западного мира, проката, денег, кастингов, вечеринок, красных дорожек, домов в Малибу. А сейчас это потеряло смысл. Дом в Малибу потерял еще и инвестиционную привлекательность.

ПРОЩАЙ, ЗАПАД!

- Но ваш отец, Андрей Кончаловский, представляя свой спектакль «Преступление и наказание», сказал другое - «Русскую культуру, и Европейскую культуру мы никому не отдадим». Получается, мы не уходим из Западного мира?

- Да мы не можем уйти. Кто-то сказал из умных, что культура – как радиация, у нее нет границ. Можно запретить Гергиева, Чехова, русских спортсменов не пустить на Олимпиаду. Но что дальше? Это как при разводе – любви нет, но мы можем продолжать общаться. Я не хочу перечеркивать Европу. Мы распрощались, но, может, встретимся снова. С другим настроением.

- А если те, кто сейчас тихо пережидает, окажутся правы? Ведь как бывает в ссоре супругов - разбиты тарелки, физиономии, но заявление на развод так никто и не подал. А через неделю в знак примирения едут на Малибу. Если это наваждение, морок, и он скоро исчезнет?

- Боюсь, что нет. Объясню. Западная система деградирует. Вспоминаю 70-е годы, рестораны полны, женщины красивые, прекрасно одеты. Хлопают бутылки шампанского, смех. А американский эксперт Дмитрий Саймс говорит: «Вашингтон деградировал чудовищно. В лучших ресторанах столы грязные». Вот эти «грязные столы» я сейчас вижу везде. Мне кажется, тот капитализм, который цвел и пах, (шутили же в СССР - «Запад гниет, но как пахнет!»), закончился. Ему нечего стало жрать – истощилась периферия, из которой он забирал соки. Мы тоже были этими «соками» 30 лет. И отказываемся ими быть. Мы прощаемся с Западом навсегда. С нашим взглядом снизу вверх на этот Запад. Мы встретимся с ним опять, но тогда мы будем смотреть на него сверху вниз.