Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество24 октября 2022 3:58

Глава ВЦИОМ Валерий Федоров: «Наш народ одинаково готов и к взятию Киева, и к мирным переговорам»

Как на самом деле глубинные русские люди относятся к спецоперации - рассказал глава ВЦИОМа Валерий Федоров в эфире Радио «Комсомольская правда»
Абсолютное большинство россиян поддерживают спецоперацию. Это доказывают и соцопросы.

Абсолютное большинство россиян поддерживают спецоперацию. Это доказывают и соцопросы.

Фото: Иван МАКЕЕВ

ФИГУРА ДОВЕРИЯ

- Какое настроение у страны? По статистике Института психологии РАН, 53% молодежи до 35 лет пребывают чуть ли не в депрессии.

- Просто раньше спецоперация для абсолютного большинства россиян была «войной по телевизору». Прямого личного участия родственников, соседей, коллег не было. Частичная мобилизация многое изменила. Такого в России не было с Великой Отечественной, воевать считалось делом профессионалов. А тут врачи, учителя, строители отправляются на полигон, а затем - на фронт...

- Эта тревога не влияет на уровень доверия власти?

- В России доверяют не власти, а конкретным людям...

- На сайте ВЦИОМа доверие Путину - 80,9%.

- Я к этому и веду. Скажем, в Белгородской области есть феномен губернатора Гладкова. Область прифронтовая. Обстрелы. И от того, как поведет себя губернатор, зависит многое. А Гладков показал себя приличным человеком. Постоянно на связи с людьми, при любом ЧП всех извещает, объясняет, не увлекаясь излишним успокаиванием. И доверие к нему растет.

То же и с доверием президенту. С начала спецоперации оно выросло. Да, после объявления о частичной мобилизации люди были в замешательстве. Но через несколько дней все вернулось. Президент - фигура доверия. А вот доверие госорганам осталось невысоким.

КАКОВО БЫТЬ ПОПУЛЯРНЫМ ГЕНЕРАЛОМ

- Когда в вашем «списке доверия» политикам появится новый персонаж - генерал Суровикин, командующий спецоперацией?

- Пока он, слава богу, не политик.

- Почему «слава богу»?

- У нас судьба популярных генералов обычно незавидная. Суровикин и так в сложной ситуации. Не надо его подставлять.

Директор Всероссийского центра общественного мнения Валерий Федоров.

Директор Всероссийского центра общественного мнения Валерий Федоров.

Фото: Иван МАКЕЕВ

- Но к успешному харизматичному генералу люди потянутся...

- Приведу пример Украины: там уже идет трение между Зеленским и главкомом Залужным, которого прочат ему на смену. Начались пикировки и подсовывание друг другу «дохлых собак». Если война идет победоносно, генералы всегда оказываются в фокусе внимания. Самый яркий пример - Эйзенхауэр, главком ВС США в Европе, ставший президентом. Но в русской истории таких прецедентов нет. Генерала Суровикина лучше поберечь от большой политики и пожелать ему одного - успешно завершить спецоперацию.

МЫ - НЕ БЫДЛО, А УМНЫЕ И ИЗОЩРЕННЫЕ

- Настроение глубинного русского народа считается до конца неясным, загадочным...

- Почему же?

- Говорят, из опрашиваемых лишь каждый десятый соглашается отвечать социологам...

- Это не влияет на качество опросов. Да, отвечает меньшинство. Но объяснить это просто: люди делятся с близкими, кто может тебе сопереживать, оказать помощь. А социолог спросил и исчез. Многие не понимают, зачем тратить 15 минут жизни, чтобы отвечать на вопросы...

Тут другая проблема. Интерпретация ответов. Вот здесь у социологов разные подходы. Кто-то русских людей оценивает слишком критично. А кто-то считает, что у нас народ умный, опытный, даже изощренный, поэтому смотрит в глубь вещей, а не поддается на лживые обещания.

ОРУДИЯ ПРОПАГАНДЫ

- Вернемся к настроениям. Почему в депрессии не взрослые, а больше молодежь?

- У нас на самом деле две молодежи. «Младшая» - 18 - 24 лет и «старшая», которой 25 - 35. «Младшая» группа наименее других вовлечена в ситуацию в стране, она эмоциональна, тревожна, спрашивает: зачем идти на фронт? Эти вопросы есть у всех, но молодежь их ближе принимает к сердцу. Если взять группу 60+ - это небо и земля в сравнении с «младшими». Пожилые люди спокойны, они знают, кто друг, кто враг, поддерживают спецоперацию.

- Как относятся люди к беглецам от мобилизации?

- В старшей возрастной группе их воспринимают как дезертиров и трусов. В группах помоложе отношение более терпимое.

- Несмотря на пропаганду?

- Мне кажется, что никакой пропаганды у нас особо нет.

- Вы уверены?

- Вспомните: спецоперация началась без всякой пропагандистской подготовки. Поэтому общество потом две-три недели пыталось понять, что происходит. Если бы была пропагандистская подготовка с жестким промыванием мозгов, думаю, ни у кого не было бы вопросов. Но случился сюрприз. Так и сейчас: есть военная мобилизация, а политической мобилизации нет. Объяснять людям цели и задачи спецоперации приходится президенту лично. Но так, чтобы у нас были включены все пропагандистские орудия, я не вижу.

- Но почему?

- Мы живем в совсем другое время, чем то, в котором родился термин «пропаганда». Сегодня век перегрузки информацией, гигантское число телеканалов, сайтов. Какая уж тут пропаганда?!

ВОПРОС ВЕРЫ

- Это снижает одобрение спецоперации?

- У нее достаточно стабильная поддержка, высокая. Пик был летом - до 75% поддерживало. Сейчас - около 70%. Это связано не только с мобилизацией. Многое зависит от того, побеждаем мы или теряем территории. Если летом нам казалось, что пусть и медленно, в час по чайной ложке, но наши войска перемалывают противника, освобождают поселок за поселком, то в сентябре все поменялось. Наши войска отошли из-под Харькова, а сейчас тяжело под Херсоном. Это тоже шок - как же так? - и нуждается в объяснении. Поэтому можно сказать: поддержка спецоперации остается на высоком уровне, но дальше многое зависит от успехов нашей армии и внятных объяснений происходящего.

- А случаи гибели мобилизованных, которые неминуемо начнутся, не пошатнут веру в спецоперацию?

- Давайте так. Все равно никто до конца всей операции не узнает, сколько людей погибло. Война в Афганистане шла 10 лет. И цифры потерь - 13 тысяч человек - мы узнали только потом.

- Но вы же сами сказали: мы живем в эпоху интернета. Ничего не скроешь.

- Не надо преувеличивать возможности интернета. Откуда эти цифры поступят? Есть два источника: наши официальные органы или противника. Как мы это проверим? Никак. Это вопрос веры. А с верой министру Шойгу у нас в России пока все гораздо лучше, чем с верой в ту дезинформацию, которую подбрасывают из Киева.

- Как люди относятся к возможности мирных переговоров?

- Они считают, что мир всегда лучше, чем война.

- То есть большинство одобряют спецоперацию и при этом желают мира?

- Противоречия не вижу. Не случайно Путин повторяет: мы готовы к переговорам. Но к ним не готова Украина. И когда людей спрашивают: «Вы готовы к наступлению на Киев?», 60% говорят: да. Но и на вопрос «Поддерживаете ли вы мирные переговоры?» эти же самые люди отвечают: конечно. Те же 60%!

КСТАТИ

По голове стремительным домкратом

- Вы долгие годы наблюдаете за народом...

- А народ наблюдает за нами.

- Каким он будет в будущем?

- Самые серьезные шоки 90-х изживаются. Становится чуть больше доверия друг к другу, все больше людей владеют собственным капиталом... Но, увы, частые кризисы, шоки этот наш капиталец регулярно обнуляют. Только мы привстанем - и снова по голове стремительным домкратом. Поэтому вспоминается Столыпин: дайте государству 20 лет без войны - вы не узнаете Россию. Можно сделать поправку - не только без войны, но и без ураганных кризисов, дефолтов, девальваций... Пока не получается. Поэтому мы медленнее, чем хотелось бы, приближаемся к тому, чтобы Россия была по-настоящему богатой, свободной и стабильной страной. Но мы боремся.