Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+11°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
10 марта 2023 11:00

За 20 лет побывал на всех революциях: Политобозревателя «КП» впервые не пустили в Грузию

Политического обозревателя «Комсомольской правды» Владимира Ворсобина не пустили в Грузию
Политического обозревателя «Комсомольской правды» Владимира Ворсобина не пустили в Грузию

Политического обозревателя «Комсомольской правды» Владимира Ворсобина не пустили в Грузию

Фото: Иван МАКЕЕВ

ДАЖЕ ВО ВРЕМЯ ВОЙНЫ 08.08.08 ПУСКАЛИ

Все когда-нибудь заканчивается…

И вот я расстаюсь с любимой Грузией. Видимо, навсегда.

Симпатичная девушка на пограничном посту Садахло, куда я примчался на машине, как-то особо мило улыбнулась, просканировала паспорт. И вздрогнула. Попросила подождать.

- Что?! – удивился я, и чуть не ляпнул: – «Давайте быстрее, там очередная революция у вас намечается. Некогда. Спешу!»

Обычно, грузинская граница – мгновенна. Бац-бац, улыбка, добро пожаловать, и ты летишь в свою маленькую, уютную семейную гостиничку в Тбилиси на улице Леселидзе, в которой я останавливаюсь последние лет 20, и чьи добрые хозяева – мне как родственники.

Границ в Грузии я никогда не замечал…

Помню, в августе 2008-го в разгар войны, в тбилисском аэропорту я сообщил, что журналист «Комсомольской правды». Из кабинок полетели едкие замечания и обвинения. Погранцы были по-грузински (то есть словесно) яростны, я упрямо огрызался, но за финал я всегда был спокоен - штамп все равно громыхнет. Это же Грузия! Тогда я был уверен - тут свобода…

МИШИКО ВЗЯЛ ВОДКУ ОТ «КП» И ХОХОТАЛ

Грузия росла на моих глазах, как соседский ребенок во дворе.

Помню, обшарпанный, деревенский Батуми еще при Шеварнадзе, окутанный печным дымом. И одно из последних моих интервью с «хитрым лисом» в его резиденции.

Помню, как ругался с юным Саакашвили в начале его карьеры, а потом, когда Мишико «забронзовел» - нагло пришел к нему с подарком (к его юбилею) - бутылкой водки от «КП».

И президент, мне рассказывали, хохотал. Оценил жест. И принял у себя в кабинете и «вражескую прессу» и подарок (пусть интервью и вышло жестким — с Мишико мы хорошо поспорили).

Помню инженера грузинских реформ – ироничного флегматика Каху Бендукидзе, и хитроумную, танцующую – то с Брюсселем, то с Москвой Нино Бурджанадзе, а еще добрую тысячу грузинских депутатов, политиков, экономистов и просто – хороших людей.

«КОМСОМОЛКУ» НЕНАВИДЕЛИ, НО РУССКИХ ЛЮБИЛИ

Власти Грузии, конечно, всегда ненавидели «КП». Особенно во время Саакашвили. В ней выходили репортажи об избиениях, кровавых демонстрациях, похищениях людей, ручных судах, и вообще обо всем, что мучило страну. Меня самого покалачивали и даже грабили полицейские.

Но никогда я не чувствовал угрозы – что меня однажды не пустят сюда. Я всегда знал – штамп на границу щелкнет. И черт знает почему. А как иначе? Грузия же! Или, может, потому, что во время всех революций и потрясений, я всегда отчаянно сопротивлялся радостному крику с российских телеэкранов: «смотрите, вот еще доказательство - грузины ненавидят русских». «Это неправда, - двадцать лет доказывал я. - Можно не одобрять действий государства, но грузины и русские не потеряли дружбу. И никогда не потеряют». Я всегда настаивал: «Грузинский народ добрый, в христианской душе своей – родственный русскому…»

Корреспондент "Комсомолки" Владимир Ворсобин во время очередной командировки в Грузию, 2016 г.

Корреспондент "Комсомолки" Владимир Ворсобин во время очередной командировки в Грузию, 2016 г.

Фото: Личный архив

«ВАМ ОТКАЗАНО... ИЗВИНИТЕ»

Теперь я удивленно смотрел на прекрасную грузинку, но она прятала глаза. Прошло пол часа. Ко мне подошел офицер – пожилой дядька с моим паспортом и какой-то бумагой.

- Наконец-то! – взвопил я, вечно опаздывая на свой проспект Руставели. – Ребят, что-то вы сегодня долго…

- Владимир, - сочувственно вздохнул офицер. - Вам отказано во въезде в Грузию. Извините.

Мне показалось, что офицер слово «извините» произнес так, словно ему действительно не по себе.

- У нас теперь часто вот так заворачивают, – вздохнул он.

- Но зачем?! – спросил я.

Не его, конечно.

Что этот добрый грузин мне ответит?..

Я подумал – насколько неуверенна в себе стала Грузия, чтоб обороняться от реальности вот такими листочками. Сколько такой гадости уже роздано моим коллегам-журналистам из разных лагерей и изданий, от «либералов» до «ватников». Есть в этом что-то несистемное, истерическое – запретить, не пускать, аннулировать… Плохой признак. Так бывает, когда теряют контроль над ситуацией, и выбирают самый простой, ошибочный путь.

Владимир Ворсобин рядом с памятником Сергею Параджанову на улице Шардена в Тбилиси.

Владимир Ворсобин рядом с памятником Сергею Параджанову на улице Шардена в Тбилиси.

Фото: Личный архив

Пожимаю плечами, иду назад, в Армению (прямых рейсов из Москвы в Тбилиси до сих пор нет).

Пограничники там удивились. Но поняли. Сказали сочувственным хором: «Добро пожаловать в Армению, дорогой».

- Давно у вас не был, – смеюсь. Точнее – пытаюсь смеяться…

ЕЩЕ ПО ТЕМЕ

США выталкивают Грузию на бойню. Она брыкается

Обозреватель Владимир Ворсобин назвал три сценария завершения протестов в Грузии (подробности)

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ:

Против России готовят второй фронт: Грузия нападет на Абхазию, а Украина - на Приднестровье (подробнее)