Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+16°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
8 апреля 2023 7:32

На снарядах самой мощной пушки в мире пишут «За Владлена Татарского»: Как добровольцы бьют врага и стоят за Родину

Артиллеристы пишут на снарядах самой мощной пушки в мире «За Владлена Татарского»
Двое бойцов подтаскивают заряд на автоматическое устройство, похожее на железную лапу, которое отправляет смертоносный «чугуний» в ствол

Двое бойцов подтаскивают заряд на автоматическое устройство, похожее на железную лапу, которое отправляет смертоносный «чугуний» в ствол

Фото: Александр КОЦ

«Наберут в армию по объявлению», - любил говаривать замполит моего полка, когда я тянул лямку «срочки» в середине 90-х. Таким эпитетом он одарял тех, кто, по его мнению, недостаточно стойко, как требует Устав, переносил тяготы и лишения воинской службы.

Кто бы мог предположить, что спустя четверть века не то, чтобы в армию – в зону боевых действий - «по объявлению» поедут самые мотивированные пассионарии. Сегодня плакаты, зазывающие на контрактную службу, стали привычными в городском пейзаже. А когда мой давний товарищ, офицер 2-го армейского корпуса ЛНР с позывным «Тобол», начал набор добровольцев в свой новый артиллерийский дивизион, я неформально присоединился к процессу, опубликовав объявление в Телеграме.

Пришли на фронт «по объявлению». И оказались с зубами

Пришли на фронт «по объявлению». И оказались с зубами

Фото: Александр КОЦ

«ВСЕ СИЛЬНО ОТЛИЧАЕТСЯ ОТ ТОГО, ЧТО В ТЕЛЕВИЗОРЕ»

Мой «рекламный пост» разлетелся тогда по каналам коллег-военкоров. И вот передо мной где-то на рубеже между Кременной и Белогоровкой стоит один из добровольцев.

- Не думал, что встречу вас здесь, - признается Андрей с позывным «Варган». – Я ваш пост увидел в Telegram Telegram-канале Андрея Медведева (тележурналиста ВГТРК), связался. «Тобол» быстро ответил. Через месяц я уже был здесь.

«Срочку» Андрей, приехавший из Набережных Челнов, служил в начале 90-х, артиллерийской специальности у него не было, но на месте обещали обучить. Последние 8 лет он занимался продажей автошин. Весь прошлый год следил как идет СВО и наконец решился.

- Как семья отнеслась?

- Непросто. Но в итоге мое решение было принято. Это просто шаг, как прыжок с парашютом. Но если решил – действуй.

- Ожидания и реальность, когда приехали сюда, совпали?

- Нельзя быть готовым к тому, что увидишь такие разрушения. Такого точно не ждал. Осознание, что все очень сильно отличается от того, что я видел в телевизоре. Атмосфера другая, ее картинкой не передать. А так, отличный командир, хороший коллектив. Все нормально, работать и служить можно.

Уже рядом с линией боевого соприкосновения Андрей прошел курс молодого (хотя уже и не юного) бойца, вспомнив забытые за долгие годы военные навыки. И дополнительно освоил ремесло топогеодезиста.

- Много из Татарстана добровольцев?

- В этой части знаю еще одного. В Казанском военкомате народу было достаточно.

Скучать расчетам не приходится

Скучать расчетам не приходится

Фото: Александр КОЦ

«ПРИЛОЖИТЬ РУКУ ДОЛЖЕН КАЖДЫЙ»

Еще один доброволец, узнал о наборе к «Тоболу» из репоста в канале моего друга, военкора ВГТРК Жени Поддубного. Приехал из Иркутска, где трудился федеральным служащим. Срочку служил в 2010-11 годах. Но тоже не в артиллерии.

- Лично мое мнение, каждый должен принять посильное участие в спецоперации, - рассуждает «Шах». - Не все пехотинцы, бойцы. Тем не менее, приложить свою руку должен каждый – здесь или в тылу. Прежде всего, это моральный настрой. Нужно взвешивать свои возможности. Меня полностью поддержали родители, жена, братья, друзья. Передаю привет Иркутску, Ксения, жив-здоров, все хорошо.

Фото: Александр КОЦ

- Как тут встречают новичков?

- Моральный дух очень хороший. Ребята, которые прошли уже через разные передряги, имеют какие-то навыки боя, моральную подготовку, делятся своим опытом. Это важно.

- А у тебя есть понимание, за что ты приехал сюда сражаться?

- Есть военное понимание, тактика, стратегия, а есть осмысление того, что за нами - дом, наша страна. Дети и внуки, которые останутся после нас. И которые не должны жить на положении рабов.

Фото: Александр КОЦ

ПРОТИВНИК АКТИВИЗИРОВАЛСЯ

В последние дни артиллерия ВСУ, которая, казалось, потеряла всякий энтузиазм на Сватовском рубеже, снова активизировалась. Удары наносятся по Сватово, Лисичанску, Рубежному. Отмечается и подозрительная активность на Северском направлении, в районе Белогоровки. Противник копит силы и технику, как бы намекая, что готовится атаковать Лисичанск.

Еще одна крупная группировка ВСУ формируется под Купянском, большие силы замечены и за Ямполем, откуда открывается дорога на Кременную. Киев словно хочет нарезать кусками нашу группировку и попытаться выйти к Старобельску, откуда открывается дорога на Луганск. Параллельно есть вероятность удара с Северска на Артемовск для деблокады города и открытия второго фронта на столицу ЛНР.

- Противник пытается на некоторых участках фронта атаковать. Прощупывает нашу оборону артиллерией и малыми мобильными группами на пикапах с поддержкой одной-двух БМП. Ищут слабые места, - встречает меня недалеко от своих позиций командир артдивизиона «Тобол».

Читателю «Комсомолки» он хорошо известен. В Телеграме меня время от времени спрашивают, как у него дела. Такие запоминаются сразу. Спокойный, интеллигентный, с канонической внешностью русского офицера. Два высших гражданских образования (основное – инженер), решение пойти воевать в 2014 году, курсы подготовки в питерской Михайловской артиллерийской академии… Сам – родом с Рубежного, освобождал родной город, в котором в украинской оккупации жили его родители. За 9 лет сделал карьеру от номера расчета до командира смешанного дивизиона повышенной мощности.

Фото: Александр КОЦ

На двух внедорожниках движемся на позиции его орудий «Малка» богатырского калибра 203 миллиметра. При желании и необходимости может, к слову, бить и ядерными снарядами. Хотя и обычными разносит бетонные укрытия в пыль. По пути на себе ощущаем все прелести распутицы – после аномальных снегопадов поля снова раскисли в непроходимую «муляку», и мы по очереди то вытягиваем друг друга лебедкой, то дергаем тросом. Благо, облачность низкая и ветер сильный – противнику (как и нам) не до разведки дронами.

ЗАМЫСЕЛ — НАСТУПАТЬ?

- Разведка боем - это первоочередной признак того, что противник хочет наступать, - разъясняет тем временем «Тобол». - Второй признак – это то, что его группировка увеличена на нашем направлении. В том числе, в живой силе. Судя по всему, замысел противника – наступать, когда это позволит погода, закончится распутица. Возросла интенсивность применения ВСУ и высокоточных 155-миллиметровых снарядов Excalibur, и ударных беспилотников. Все западное оружие работает на то, чтобы поражать наши тылы и укрытую технику.

Офицер 2-го армейского корпуса ЛНР с позывным «Тобол»

Офицер 2-го армейского корпуса ЛНР с позывным «Тобол»

Фото: Александр КОЦ

- Приходится тщательней маскироваться?

- Все приходит по мере того, как противник начинает использовать новое оружие. Тогда появляется и опыт борьбы с ним. Конечно, маскировка – это первоочередное. Постоянное движение. Потому что разведка противника, в том числе космическая и воздушная, не спит. Постоянно видим беспилотники, которые пролетают и фиксируют наши позиции. Это вынуждает нас сразу менять свое место дислокации.

Фото: Александр КОЦ

ДОБРОВОЛЬЦЫ СО ВСЕЙ РОССИИ

- Что за люди пришли в твой новый дивизион?

- Это добровольцы со всех уголков нашей Родины, и из Татарстана, и из Башкирии, кто-то из Петербурга, из Тулы, Тамбова. Обучение прошли, слаженность. Теперь выполняем огневые задачи по предназначению, постоянно, давая неприятелю понять, что здесь люди с зубами. И могут здорово дать по зубам.

- Как в целом оцениваешь подготовку украинских артиллеристов?

- Когда мы первый раз с тобой встречались в прошлом году, я говорил, что враг достойный. А сейчас он больше бьет вслепую. Либо сказываются огрехи в подготовке на западном вооружении. Либо из-за того, что оттягивают свою ствольную артиллерию и работают на предельных дальностях.

С горем пополам подъезжаем на позиции. Здесь все, как везде – блиндажи, летние кухни, окопы и щели – если надо оперативно укрыться от артобстрела. Только орудий сразу не видим – так замаскированы.

Скучать расчетам не приходится. Разведка дивизиона – из тех же добровольцев – ведет наблюдение практически с передней линии. И, находя цель, дает координаты батарее.

Вместе с расчетом сидим в режиме ожидания.

«ЗА ВЛАДЛЕНА ТАТАРСКОГО»

Через пару часов поступает доклад от разведчиков, с самой мощной пушки в мире снимают маскировку, «Тобол» выводит на снаряде «За Владлена Татарского». Здесь погибшего военкора знают, многие читали и смотрели его еще на «гражданке». Двое бойцов подтаскивают заряд на автоматическое устройство, похожее на железную лапу, которое отправляет смертоносный «чугуний» в ствол. За ним – пороховой заряд.

- Выстрел! – кричит командир расчета.

И тут мы понимаем, почему нас попросили отогнать машины подальше – от бьющего кувалдой по ушам звука полопались бы стекла.

- Один зарядить! – поступает новая команда.

Корректировка и следом отправляется еще снаряд, за ним еще, после чего ствол опускается, а бойцы по-новому скрывают самоходку от любопытных глаз беспилотников.

- К встрече с западными танками-то готовитесь? – спросил я «Тобола» перед отъездом с позиций.

- У нас все от командира орудия и выше знают характеристики западного вооружения, артиллерии, в том числе. Танки тоже изучаем, доводим личному составу, как с ними бороться. Техника иностранная идет, но, как однажды сказал Столыпин: «Не запугаете».

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Александр Коц: Киев ждет команду «фас», чтобы начать контрнаступление (подробнее)