Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+12°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
5 мая 2023 16:05

Нелли Кобзон: «У Славы Зайцева были сложные отношения с сыном. Проблема отцов и детей стояла остро»

Нелли Кобзон назвала причину сложных отношений Вячеслава Зайцева с сыном
Мы попросили поделиться своими воспоминаниями Нелли Кобзон, вдову народного артиста СССР

Мы попросили поделиться своими воспоминаниями Нелли Кобзон, вдову народного артиста СССР

Фото: Анастасия ПЛЕШАКОВА

4 мая в подмосковном Щелкове на Жегаловском кладбище был похоронен самый прославленный российский модельер, «Красный Диор», как его называли на Западе. Он шил одежду, театральные и концертные костюмы многим российским артистам. Но вчера на прощание с ним приехали единицы. Однако с теплотой и любовью о Вячеславе Зайцеве вспоминают все. Мы попросили поделиться своими воспоминаниями Нелли Кобзон, вдову народного артиста СССР.

- Когда в 1971 году я вышла замуж за Иосифа Давыдовича, муж оформил меня костюмером в свой коллектив, чтобы я могла ездить с ним на гастроли. «Посмотри мои концертные костюмы, может быть, что-то нужно докупить», - попросил он. Его предыдущей женой была актриса Людмила Гурченко, которая сама придумывала наряды, сама их шила, любила бантики, рюшечки, цветочки, оборочки… Концертные костюмы моего мужа были примерно в таком же стиле, - вспоминает Нелли Кобзон.- Я посмотрела и высказала свое мнение: «Знаешь, дорогой, тебе одеть-то нечего». На Проспект мира, где мы жили в то время, был комиссионный магазин. Там я купила два с половиной метра шикарного коричневого габардина и принесла этот отрез самому известному в Москве портному по фамилии Зингер. За сутки этот Зингер вместе со своим сыном (они потом уехали в Америку, где их дела пошли в гору) сшил моему мужу элегантный концертный костюм. Но требовалось ещё несколько. Это начало 70-х: в магазинах – шаром покати. Поиски модельера привели меня к Славе Зайцеву. Он был уже известен в Москве, работал в Доме Моделей на Кузнецком мосту. Меня с ним познакомила Галина Волчек. У Славы было огромное количество друзей среди артистов. У нас обнаружился общий знакомый - Валерий Бабятинский, в то время молодой артист Малого театра. И была компания: я, Иосиф и Слава с Валерой. Вместе ходили в театр, приходили друг к другу в гости. Слава очень хорошо готовил. Он был очень внимательным в дружбе.

Однажды он позвонил Иосифу: «Хочу познакомить тебя с Пьером Карденом. Он приехал в Москву. Пригласи нас в какой-нибудь хороший ресторан». У Иосифа были бОльшие возможности в этом плане. А Слава был знаком с Карденом еще с середины 60-х. И вот лето 72-го. Мы идем в Парк Горького, где работал наш друг артист Гоша Иванов - он выступал с аттракционом мотогонки по вертикальной стене. А после - в уютный ресторанчик, где встречаем американского пианиста Ван Клиберна, который победил на I-м Международном конкурсе Чайковского в 1958-м году и после этого несколько раз приезжал в Москву на гастроли. Конечно, Клиберн Кардена узнал, подошел к нему, стоял вытянувшись в струнку, выражая своё почтение. Мне было очень интересно за этой жизнью наблюдать. Все эти впечатления случились благодаря Славе Зайцеву.

Когда мы собирались ехать с гастролями в Латинскую Америку, Слава сшил Иосифу костюм в русском стиле из темно-бордового бархата, с вышитыми золотой и серебряной ниткой узорами. Три с половиной месяца шли гастроли в Аргентине, Перу, Уругвае. Я была ведущей концертов. Это была интересная практика: я окончила Всероссийскую творческую мастерскую эстрадного искусства. Слава и мне сшил в поездку эффектный сарафан в русском стиле – настоящее произведение искусства: юбка с вышивкой, красивый кокошник, сзади бант… Даже в местных газетах написали о «потрясающих костюмах ведущей».

Однажды мы случайно встретились на гастролях на Урале. У Иосифа были концерты, у Слава шли показы. Он приехал со своими манекенщицам, к которым относился как к детям, очень любил. В один из вечеров мы собрались в нашем люксе. Набилось много народу, Слава - во главе стола. Там была и Таня Михалкова, которая считалась одной из лучших манекенщиц. И когда все стали расходиться, девочки-модели мне говорят: «У тебя немодные брови»… И они мне выщипать брови по тогдашней моде: сделали две тоненькие ниточки. Когда Иосиф вернулся с концерта в гостиницу и увидел мои «модные» брови, он был в шоке: «Твое счастье, любимая, что я после концерта устал...».

Я могу вспомнить массу историй, которые так или иначе связаны со Славой Зайцевым… Я приходила на все его показы, на все дни рождения. Он принимал участвовал в судьбе воспитанников детских домов, которые патронировал мой муж. У Иосифа было два детских дома, которым он помогал на протяжении 25 лет: привлекал врачей, художников, артистов... Он покупал детям не только компьютеры и современные гаджеты, но, например, швейные машинки, потому что считал, что девочки должны овладеть элементарными навыками, нужными в жизни. По его просьбе мы со Славой поехали в Иваново, на родину Зайцева, и там нам подарили ткани, которые мы отвезли в детский дом. Приезжали технологи из Дома моды – учили девочек шить.

- Как могло получиться, что такой позитивный, светлый, добрый человек, как Вячеслав Зайцев, на старости лет оказался один? Его единственный сын с ним не разговаривал годами…

- Так сложились у них отношения. Это жизненная драма. Наверное, во многом Слава сам виноват. У него всегда с сыном были сложные отношения. Проблема отцов и детей стояла остро. Слава собирался передать дела Дома моды своей внучке Марусе. Потом и с ней поссорился. У Славы был непростой характер, как у большинства творческих людей. Но его главная проблема была в том, что он, будучи прекрасным художником, стилистом, совсем не был бизнесменом. По его ли вине или по вине его окружения, но Дом моды Зайцева прогорел. А уж когда Слава заболел, так называемые друзья его просто использовали. Таскали на мероприятия как куклу. Последний раз я была на его дне рождения год назад. Эта встреча оставила грустное впечатление. Но я буду помнить Славу другим: светлым, веселым, талантливым...