Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-10°
Boom metrics
Общество16 августа 2023 3:58

25 лет финансовой катастрофе: Как дефолт 1998 года избавил нас от «лихих девяностых»

«Комсомолка» вспоминает летние дни 1998 года и пытается понять, возможны ли такие потрясения сегодня
Люди брали банки штурмом, чтобы успеть снять наличные и вложить деньги в товары - рублевые сбережения обесценивались на глазах.

Люди брали банки штурмом, чтобы успеть снять наличные и вложить деньги в товары - рублевые сбережения обесценивались на глазах.

Фото: REUTERS

ПУСТЫЕ ПОЛКИ И ОГРОМНЫЕ ОЧЕРЕДИ

Завтра важный день. 25 лет назад российская экономика пережила одно из самых страшных потрясений в своей истории. 17 августа 1998 года был объявлен технический дефолт - государство отказалось платить по своим долгам. А заодно и прекратило контролировать валютный курс. Рубль рухнул как подкошенный: в течение нескольких дней подешевел более чем в три раза. Цены взлетели, сбережения обесценились, страну охватила эпидемия тотальных неплатежей, бизнес нес убытки, предприятия разорялись и закрывались.

Но недаром говорят: кризис - время возможностей. Именно тот дефолт подвел черту под лихими девяностыми, показал необходимость обновления элит и стал отправной точкой к тучным нулевым.

- Я учился тогда в Новосибирске, - вспоминает в беседе с «КП» руководитель Центра политико-экономических исследований Василий Колташов. - У меня все это осталось в памяти: иду домой из университета мимо магазинов, а там огромные очереди, толпы народа, в основном пожилые люди. Сметали все - самым ходовым товаром были почему-то макароны. А когда в течение нескольких дней полки опустели, началась мощнейшая волна протестов. Люди вышли на массовые демонстрации. Они не разбирались в тонкостях экономики, в причинах кризиса, но на чем свет стоит костерили Ельцина, требовали его отставки. Волнения улеглись только после того, когда в конце 1998-го в Москве был сформирован новый Кабинет министров во главе с Евгением Примаковым, а первым вице-премьером у него стал член КПРФ Юрий Маслюков, бывший зампред Совмина СССР. По сути, это был Кабинет общественного согласия, прекращающий общественные распри. И он начал проводить политику протекционизма в отношении отечественного бизнеса. Постепенно ситуация в экономике стала выправляться…

КРИЗИС МЫ СОЗДАЛИ САМИ

Волнения прокатились тогда по всей стране. Интересно, что иногда тот день, 17 августа 1998 года, называют «черным вторником», хотя на самом деле это был понедельник.

Многие экономисты, оценивая те события, считают, что в кризисе никто не виноват, просто так все сошлось одно к одному. Мировые цены на нефть, наш главный экспортный товар, упали до 13 долларов за баррель, а тут еще грянул кризис в Юго-Восточной Азии, который ударил по всей мировой экономике, - вот мы с нашей подешевевшей нефтью и оказались самым слабым звеном.

На самом деле, выражаясь футбольным языком, этот гол мы привезли себе сами. И сделали все, чтобы не оставить себе ни одного шанса на спасение.

В стране в то время установилось двоевластие. В Госдуме после выборов 1995 года тон задавали коммунисты, это была самая крупная фракция. Но годом позже, уже на выборах президента, Борис Ельцин, что называется, на полноздри обошел лидера КПРФ Геннадия Зюганова.

Коммунисты, как известно, не сдаются. И Госдума начала активно принимать «социальные» законы, предполагающие значительные бюджетные траты. Денег на это у государства катастрофически не хватало. Понимали это в Думе? Не могли не понимать. Но в условиях острого политического соперничества важно было показать несостоятельность Ельцина и его правительства.

В попытках залатать бюджетные дыры правительство в лице Минфина стало налегать на выпуск ГКО - государственных краткосрочных облигаций.

Авторитет президента Ельцина, который еще за три дня до кризиса уверял, что девальвации рубля не будет, резко пошатнулся - по стране прокатились акции протеста. Фото: Ираклий ЧОХОНЕЛИДЗЕ/ТАСС

Авторитет президента Ельцина, который еще за три дня до кризиса уверял, что девальвации рубля не будет, резко пошатнулся - по стране прокатились акции протеста. Фото: Ираклий ЧОХОНЕЛИДЗЕ/ТАСС

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПИРАМИДА

- В принципе, ГКО - это нормальная практика, их выпускали еще с 1993 года, - рассказал «КП» директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович. - Но надо же было вовремя остановиться и не лепить эти ГКО в таком количестве!

Однако «вовремя остановиться» и «не лепить» у правительства не получалось. Да и целей таких не было. Рынок ГКО стал основным источником для покрытия дефицита бюджета. Если в 1997 году облигаций было выпущено на 32 трлн рублей, то на 1 января 1998 года - уже почти на 273 трлн, чуть ли не в 10 раз больше. Доходность по этим облигациям доходила до 200% годовых. Непосредственно перед кризисом она составляла 140%, притом что средняя ставка по банковским депозитам не дотягивала и до 24% - прикиньте разницу.

- На ГКО все предприятия и банки имели доходность гораздо выше, чем они имели бы по своим профильным видам деятельности, - говорит Остапкович. - Ни производство, ни операционная деятельность банков не давали таких прибылей. Все только тем и занимались, что продавали друг другу эти ГКО.

К концу 1997 года выяснилось, что доходов государства от размещения новых ГКО не хватает для выплат по старым. Тогда в поисках новых клиентов правительство сняло ограничения для иностранцев, и в страну хлынул зарубежный капитал. Только не для развития производства, а исключительно для игры на рынке ГКО.

«До 70% западных кредитов уходило на спекуляции с облигациями ГКО, а не в реальный сектор экономики», - вспоминал в своей книге «Кремлевские подряды» бывший генпрокурор России Юрий Скуратов.

Это была самая настоящая пирамида. Параллельно уже с января 1998 года были сняты ограничения на вывоз капитала, и все, кто мог, стали размещать свои основные капиталы за границей, а в России их только прокручивали на рынке ГКО.

Помимо чрезмерного увлечения облигациями в арсенале того правительства были и другие решения, которые сейчас считаются неверными. Например, жесткий валютный коридор, который искусственно удерживал доллар на завышенном уровне 6 рублей при экспертных оценках 10 - 11 рублей.

Не способствовала наполняемости бюджета и прогрессивная налоговая шкала, предусматривающая ставку подоходного налога от 12% до 35%. Люди просто уклонялись от уплаты таких налогов. Современная практика показала, что снижение ставки до 13% способствует более высокой собираемости налогов.

САМЫЙ МОЛОДОЙ ПРЕМЬЕР

Дефолт случился, когда правительство возглавлял Сергей Кириенко.

- Кириенко пришлось все это разгребать, а самый разгул ГКО пришелся на время премьерства Черномырдина, главой Центробанка был тогда Геращенко, - напомнил Остапкович.

Спасать российскую экономику пришлось в том числе Виктору Геращенко, которого в сентябре 1998-го назначили председателем Банка России. Фото: Антон ДЕНИСОВ/ТАСС

Спасать российскую экономику пришлось в том числе Виктору Геращенко, которого в сентябре 1998-го назначили председателем Банка России. Фото: Антон ДЕНИСОВ/ТАСС

Действительно, в марте 1998 года Виктор Черномырдин был отправлен в отставку. Многие считают, что главную роль в этом сыграло окружение Ельцина, где первой скрипкой был Борис Березовский. Есть конспирологическая версия - дескать, Березовский был недоволен, что Черномырдин становился слишком самостоятельной фигурой: кто его знает, вдруг выхватит власть. Лучше отодвинуть.

После долгого перебора кандидатур Ельцин и его окружение выбрали в премьеры 35-летнего Сергея Кириенко, занимавшего пост первого замминистра топлива и энергетики. На тот момент он рассматривался как фигура, которая всех устроит.

Кириенко стал самым молодым премьером в истории страны.

Но воз тяжких проблем, несущий российскую экономику к дефолту, остановить было уже невозможно. И именно Кириенко суждено было стать могильщиком лихого российского капитализма образца 90-х. А после 1998-го начался подъем российской экономики.

НЕ ТАК СТРАШЕН ДЕФОЛТ, КАК ДЕВАЛЬВАЦИЯ

На практике дефолт вылился в то, что государство отказалось погашать ГКО. Многие бизнесмены разорились - ведь их капиталы хранились в этих облигациях, которые в мгновение ока обесценились. Практически как акции «МММ». Впрочем, иные, похоже, только и ждали такой развязки. «Большинство крупных частных банков накопили скрытые убытки, да и просто потратили деньги клиентов на нужды акционеров, и им нужен был веский повод для банкротства «по внешней причине» - так оценивал события тех лет Андрей Мовчан, в 1998 году исполнительный директор компании «Тройка Диалог».

Но непосредственной причиной роста цен и обесценивания рублевых сбережений населения стало не это. А еще одно решение правительства и Центробанка, принятое тогда же, - отказ от валютного коридора. Курс 6 рублей за доллар был искусственным и поддерживался валютными интервенциями Центробанка. Прекратили вбрасывать на рынок валюту - рубль рухнул. К концу года курс был уже 21 рубль за доллар. Именно это ударило по карманам простых россиян, а не сам дефолт.

ВОПРОСЫ ЭКСПЕРТАМ

- Можно ли было избежать дефолта в 1998 году?

- В принципе, да, можно, - считает директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики Георгий Остапкович. - В процентах от ВВП наш госдолг был не таким уж большим, во многих западных странах долговая нагрузка на бюджет гораздо выше, и ничего, живут. Кроме того, основная часть - это внутренний долг, перед российскими предпринимателями. Да, часто говорят, что дефолт был объявлен по внешнему долгу, но это ошибка. У нас не было большой задолженности перед зарубежными странами и компаниями. Сейчас в такой ситуации Центробанк просто напечатал бы необходимое количество денег и разобрались бы без дефолта.

- А почему же 25 лет назад так не сделали?

- Были другие подходы, - говорит эксперт. - Считалось, что если государство напечатает деньги, не обеспеченные товаром, то это крах. Это считалось аксиомой со времен классиков экономики Смита и Рикардо. Сейчас это уже не факт. Вот в ковидные годы напечатали в разных странах более 10 трлн долларов и пустили их на помощь людям и предприятиям. А товаров под них не было создано. Да, взлетела инфляция. Но на тот момент ситуацию спасли. Это новая реальность, которая совершенно не соответствует классической. Центробанки могут как проводить эмиссию, то есть допечатывать деньги, так и изымать лишние деньги из обращения - в зависимости от того, что нужно в конкретный момент для стабилизации финансовой системы.

- Может ли сейчас повториться ситуация 1998 года?

- Сейчас мы не видим макаронного раздражения, не наблюдаем панику в магазинах, правительство реагирует на повышение цен на те или иные продукты, выходящее за 10%, - говорит руководитель Центра политико-экономических исследований Василий Колташов. - Но уровень жизни снижается и, возможно, будет снижаться и дальше. С прошлого лета рубль упал уже как минимум на 80%.

Эксперт обращает внимание на тревожные изменения в экономике.

- Компаниям разрешили не продавать валютную выручку от экспорта, это дает им возможность держать деньги в офшорах и в депозитах недружественных стран, - говорит Василий Колташов. - Все предыдущие усилия возвращать деньги в российскую экономику - это все потеряно. На мой взгляд, компании-экспортеры должны продавать 80% или даже 100% своей валютной выручки, чтобы деньги от продажи нефти, зерна, удобрений возвращались в российскую экономику. Если не делать этого, то рубль будет идти вниз еще сколько угодно. И население будет запасать иностранную валюту, превращать оборотные средства, которые должны циркулировать в экономике, в сокровище. То есть убирать их из оборота. Надо вернуться к тому, чтобы компании продавали валютную выручку в России. И нужно ограничить вывод средств за пределы российской экономики.

ВСПОМНИТЬ ВСЕ

История первая

Для похода по магазинам дали отгул

Впрочем, едва ли не вся Москва знала о планах правительства. Особенно после того, как 14 августа Ельцин сделал знаменитое заявление: «Девальвации не будет. Твердо и четко. Это все просчитано». Эти слова народ воспринял с точностью до наоборот.

- Начальник нам на работе за несколько дней до дефолта сказал, что надо срочно снимать деньги со сберкнижки и тратить - а то скоро все подорожает, инсайдерская информация, - рассказала «КП» москвичка Елена Серова. - И даже дали отгул. Сняла деньги с книжки, несмотря на потерю процентов. Носились с мужем по торговым центрам и покупали бытовую технику. Цены менялись каждый час. А на следующий день многие товары вообще не продавались. Были «временно заморожены». Но мы успели купить отличный импортный холодильник, стиральную машину, ванну, кухонный гарнитур. Единственное, что было куплено зря - электронож. До сих пор лежит без дела - неудобный. Пыталась предупредить родню, но мне никто не поверил.

История вторая

Трешка превратилась в однушку

Весть о грядущем подорожании докатилась даже до дальних военных гарнизонов.

- Муж-подполковник выходил в отставку, и мы планировали купить квартиру в Мытищах, - рассказала «КП» домохозяйка Надежда Гордеева. - Нам выписали жилищный сертификат, были у нас еще сбережения, и мне знакомая позвонила, говорит: срочно переводи все, что можно, в доллары, рубль будет падать. В военном городке вообще не было никаких обменников, в Нижнем Новгороде - это ближайший крупный город - все закрыто. Поехал муж в Москву и обменял. Деньги по жилищному сертификату мы смогли получить после объявления дефолта - и это были уже совсем другие деньги. Минобороны учредило дополнительные выплаты, но все равно это не компенсировало потерь. Так что вместо трешки пришлось довольствоваться однушкой.

История третья

Субсидия таяла на глазах

Во время дефолта многие компании разорились. Но некоторые неплохо подзаработали. Например, те, которые распоряжались различными целевыми выплатами из бюджетов.

- Нашей семье правительство Москвы выделило жилищную субсидию как нуждающимся в улучшении жилья, - рассказала «КП» москвичка Лидия. - В рублях уже не помню сколько, а в долларах это получалось 8 тысяч. Правительство переводило деньги уполномоченному агентству недвижимости, а оно должно было отдать деньги нам. Мы уже нашли подходящую квартиру за 32 тысячи долларов, добавили своих сбережений, заняли у родственников, а агентство нам денег под разными предлогами все не отдает. Тем временем рубль дешевеет, а цены на квартиры держатся в долларах. Наша субсидия тает на глазах. В агентстве говорят, что «деньги еще не поступили», но в мэрии меня заверили, что деньги давно отправлены, я умоляю риелторов зафиксировать сумму в долларах - мне отвечают, что не положено. В результате муж позвонил им и сказал: «Положено - не положено, меня не волнует: либо фиксируете в долларах, либо я перевожу деньги другому агентству». Подействовало. Однако, пока мы боролись, наши 8 тысяч долларов превратились в 6 тысяч. Но хоть успели купить квартиру.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

ЦБ задрал ставку: почему рубль не отреагировал (подробнее)