Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+10°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
15 сентября 2023 16:06

«Ничего личного, только бизнес»: во ВЦИОМ рассказали об изменившемся отношении россиян к Европе

Три четвери жителей России считают США главным врагом нашей страны
В студии «Комсомольской правды» на Восточном форуме побывал Кирилл Родин, директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМ.

В студии «Комсомольской правды» на Восточном форуме побывал Кирилл Родин, директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМ.

В студии «Комсомольской правды» на Восточном форуме побывал Кирилл Родин, директор по работе с органами государственной власти ВЦИОМ. Он рассказал об отношении россиян к повороту страны на Восток.

- Кирилл Сергеевич, наверное ментальный поворот на восток совершить гораздо сложнее, чем экономический, да? Насколько вы, как социолог, ощущаете, что и чиновники, и население в широком смысле начинают более адаптироваться к тому, что мы не столько европейская страна, сколько страна евразийская?

- Я с некоторым удивлением обнаружил, что мудрая толпа к этому повороту начала готовиться гораздо раньше, еще до того, как термин «поворот на восток» плотно вошел в информационную повестку.

Вот пример. Мы в 1999 году спрашивали, могут ли отношения между Россией и Европой строиться отношениях доверия? И в 1999 году нам о недоверии к европейским партнерам говорили 43% населения. Когда мы в 2023 году задали тот же самый вопрос, то тех, кто с недоверием относится к Европе стало уже 63%. То есть, эта доля увеличилась на 20%. Много это? Конечно, это существенно, это пятая часть российского общества. Но можем ли мы сказать, что для общественного мнения поворот на Восток стал сюрпризом? Нет, это ощущение начало вызревать еще с конца 90-х – начала 2000-х годов.

- Китай для России сегодня это что? Это союзник? Это пример для подражания? Это какая-то угроза?

- Мы эту тему называем: «кто наши друзья и наши враги». Здесь есть хорошая новость и плохая. У нас стало гораздо больше друзей по сравнению с 2014 годом. Тогда, в основном, называли три страны - Китай, Белоруссия, Казахстан.

- С тех пор, наверное, два главных друга сохранились.

- Да. Даже и третий друг сохранился, но он из топа-3 ушел в топ-5. Казахстан, я имею в виду. В 2022 году количество друзей увеличилось существенно. На первом месте остается Китай, на втором месте стоит Белоруссия, далее идут Индия, Турция, после Казахстан и замыкает список Сербия и Иран. Это те страны, которые набирают более 10%.

- Вы назвали друзей, а теперь давайте к врагам перейдем.

- Да, плохая новость в том, что врагов тоже стало больше. Кто наши враги были в 2014 году? Их тоже было основных три – США, Украина, Германия. Германия здесь стала появляться в списке как один из лидеров Европейского союза. В 2022-м мы проводили исследование, но тут разница небольшая, картина сильно не поменялась. США остаются на первом месте, но фактически с 2014 года их позиция не изменилась. Если нам 73% говорило так в 2014 году, сейчас нам так же говорит 76%.

- Подавляющее большинство.

- Да. Опять же, возвращаясь к мудрости толпы – для мудрой толпы наше обострение и противостояние, когда мы уже перестали наших партнеров называть партнерами, не стало никаким сюрпризом. На втором месте так же идет Украина, а вот дальше список заметным образом расширяется, но расширяется он с тем, что страны Европы получили свою субъектность. У нас список дальше дополнился Великобританией, Германией, Польшей, Францией, Латвией, Литвой, Эстонией, и опять же – это те страны, которые набирают более 10% аудитории. То есть, это не периферия общественного мнения, это действительно достаточно точное, объемное видение вот этой картины. Мне не хочется лишний раз использовать слово «враги» - назовем эту аудиторию недоброжелательно настроенной к той политике, которую проводит Российская Федерация.

- Насколько подвижно может быть вот это общественное мнение? Если картина поменяется, быстро ли поменяется общественное мнение?

- Нет.

- Можем мы в какой-то момент стать с Украиной снова друзьями?

- Здесь многое зависит от того, насколько устойчиво в общественном мнении этот стереотип формируется. Есть вещи, которые легко уйдут из общественного мнения – это какие-то события, с которых сошла пена и про эту пену все забыли. Но есть достаточно существенные, сложившиеся тренды.

Общественное мнение не склонно говорить об изоляции. Мол, нужно чтобы Россия выстроила частокол вокруг себя. Нет, общественное мнение тоже рационально – если нам выгодно, нам надо сотрудничать, в том числе, и с европейскими странами. Но о доверии, как основе этого партнерства, речи уже быть не может. Вот то старое русское купеческое слово здесь уже с ребятами не сработает. Европейские ребята право на свое честное купеческое слово уже утратили. Ничего личного, только бизнес.

- А что касается ценностей? Готовы ли россияне адаптироваться к восточному стилю мышления или нам вообще этого не нужно?

- 65% респондентов сегодня говорят о том, что Россия – это особый тип евразийской цивилизации. Россияне, с моей точки зрения, за последние 20-30 лет стали гораздо мудрее, чем были. Обыватель стал достаточно опытным, наблюдательным, рациональным и в этом плане мудрым. Сегодня мы говорим: да, мы поворачиваемся на восток, но это не значит, что мы должны все бросить и начать вести себя как восточные люди. Не надо перегибать палку. Опыт нам подсказывает, что мы, наверное, действительно имеем свой какой-то уникальный путь, евразийство, исторический опыт, который впитал в себя и Европу, и Азию. Тем более что среди опрошенных есть и представители азиатской части нашего континента, и восточной, и кавказской, и севера. От Приморья до Калининграда – это все те люди, которые отвечают на эти вопросы. И эти люди сегодня говорят о том, что они совершают свой цивилизационный выбор, не пытаясь больше за кем-то куда-то бежать. Потому что догнать никого невозможно, надо идти потихоньку своим путем.