Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Экономика
Эксклюзив kp.rukp.ru
29 сентября 2023 8:40

Сергей Морозов, депутат Государственной Думы, координатор проекта «Выбирай свое»: Мы уже не страна-бензоколонка, но есть риск стать страной-складом

Как идет импортозамещение в России
Сергей Морозов, депутат Государственной Думы

Сергей Морозов, депутат Государственной Думы

Фото: Олег УМАРОВ

На площадке Всероссийской недели охраны труда в Сочи депутат Государственной Думы, Сергей Морозов посетил студию «Радио «Комсомольская правда», где рассказал о развитии проекта «Выбирай свое».

ВСЕ РЕШЕНО ИЛИ НИЧЕГО НЕ СДЕЛАНО?

- Сергей Иванович, вы возглавляете проект «Единой России» «Выбирай свое». Проекту уже больше года. Давайте подведем первые итоги. Какие направления российской экономики наиболее оперативно сумели заместить импорт?

- Я хочу обратить внимание, что проект появился в качестве ответа на те действия, которые уже теперь бывшие партнеры в отношении Российской Федерации тогда развернули. Вы хорошо помните, что если бы мы оперативно не приняли решения, то вряд ли справились с тем блицкригом. Прежде всего, нам нужно было как можно больше дать полномочий правительству, сразу же принять целый ряд законов, подготовить и принять меры поддержки. В конце концов, просто даже остановить репрессивную машину государства в виде контрольно-надзорной деятельности, чтобы они, как кто-то говорит, кошмарит, а кто-то говорит сохраняет порядок в бизнесе.

Кроме того, важно было получить обратную связь – а что вообще у нас происходит с импортозамещением? И в средствах массовой информации звучали разные мнения. Профессионально импортозамещением в стране начали заниматься с 2014 года как минимум, это считается отправной точкой. Хотя еще во времена Ельцина об этом говорили, Путин предлагал инициативы после первой волны мирового финансово-экономического кризиса. По разным оценкам, было выделено 3,5 трлн. рублей, для того чтобы решить многие застарелые проблемы.

- Сумма приличная.

- Тем более что бюджет тогда был значительно скромнее, чем сегодня. Но результаты работы оценивали по-разному. Чиновники из промышленного сектора правительства говорили, что мы решили проблему. А журналисты и «люди с земли», в виде депутатов и сенаторов, особенно Клишас очень жестко заявил о том, что не сделано ничего. Поэтому нам нужно было без эмоций, спокойно в этом разобраться. Мы провели аудит. Да, используя экспертов (я веду разговор об ассоциациях, бизнес-сообществах, союзах и советах потребителей), пришли, если честно, в некое, если не шоковое, то достаточно тревожное состояние. Потому что если мы берем непродовольственную группу, то импортозависимость составляла в среднем 77-78%.

- Проще говоря, это касается всего, что нас окружает, за исключением продуктов.

- Совершенно верно. В станкостроении импортозависимость под 100%. Похожая ситуация была и с бытовыми вещами: по обуви составляла 86%, по одежде – около 70. Я уж не говорю про лекарства, фармацевтику и многое другое. Ну и, конечно, нас в большую тревогу и негодование привела ситуация на продовольственном рынке – и здесь импорта порядка 43-44%. Нужно было реально что-то делать. Чтобы не повторять ошибки, не слушать только одну часть нашего общества в виде чиновников было принято решение – давайте запустим большой проект, который, с одной стороны, объединит нас всех, для того чтобы проводить народный контроль за ситуацией, с другой стороны, усилит контроль за теми финансовыми потоками, которые государство начало очень активно направлять в развитие страны. При этом начнем формировать новый облик промышленности. Ну, чего греха таить, до 2022 года у нас была экономика рентная. Либерально настроенные руководители и наши западные партнеры говорили: друзья, вы добывайте нефть, газ и другие природные ископаемые, полуфабрикаты продавайте за границу, а мы вам все, что нужно для жизни, продадим. Я был губернатором и помню хорошо, как ко мне приезжали начальники, которые говорили, что мы не будем строить самолеты и автомобили, мы не умеем это делать. Напрямую, глядя мне в глаза… Хотя я принимал участие в строительстве авиационно-промышленного комплекса, который выпускает военные суперсамолеты и гражданскую авиацию.

Нам нужен был новый облик экономики, новая промышленная политика. Прежде всего стратегия для обрабатывающих отраслей. Построить своего рода Госплан, который наладит короткую связь между промышленниками и государством. Вы мне как директор предприятия говорите о том, что готовы развивать новый продукт, но необходимы гарантии твердого сбыта, например, в рамках офсетного контракта. Он готов вложить свои деньги в развитие производства, закупить новую линию, сделать еще что-то, но под гарантии, что завтра вы не откажетесь от обязательств.

Поэтому, исходя из этого, и был запущен этот огромный партийный проект, который объединил нас всех, сделал независимо от партийной принадлежности нас всех сторонниками того, чем мы сейчас отчасти уже начинаем гордиться. Превратились из страны-бензоколонки, а это постыдное название пришло с Запада, и начали становиться опять великой страной, промышленной державой, со всеми вытекающими последствиями.

НА СЕЛЕ УСПЕХИ, НО ЧЬИ СЕМЕНА?

- Какие видите риски?

- Крайне важно не свалиться в другую сторону. Я очень много проехал территорий на Дальнем Востоке, где очень много наших предпринимателей встречаются с теми же китайскими коллегами, которые видя, что мы находимся в некотором сложном состоянии и говорят: ребята, да не надо вам производить, вы только стройте склады. И уже между собой называют нас страной-складом. А мы не хотим быть страной-складом, мы хотим быть производителями. Отвечая на ваш вопрос, говорю о том, что у нас была большая импортозависимость. За полтора года нам удалось очень многое сделать. Например, мы с вами приняли не просто национальный проект по станкостроению, но и выделены колоссальные деньги. Мы с вами не просто приняли национальный проект по беспилотным автоматическим системам, но и выделили колоссальные средства. Там один только госзаказ 200 миллиардов рублей, я не говорю про другие субъекты экономики.

Мы видим, что сейчас достаточно активно двигаемся по закрытию проблем в области агропромышленного комплекса. Мы в полном объеме обеспечены и мясом, и пшеницей, и многими другими продуктами питания. Но и здесь проблем хватает. У нас суперзависимость от импортных семян: по картофелю, по свекле... Это при том, что у нас в советское время было сформировано колоссальное количество институтов, которые занимались семеноводческим хозяйством. По многим вопросам мы сегодня нашли решение. Сейчас основные проблемы связаны с микроэлектроникой, лекарствами. Но главное, что уже есть, чем гордиться. По крайней мере, у нас появились, наконец-то, контуры национальной промышленной политики. Это, наверное, один из самых главных итогов.

- За постсоветские годы жители нашей страны привыкли жить на импортных товарах, причем степень доверия к ним была значительно выше, чем к российским. Понятно, что сейчас, наверное, ситуация в какой-то степени меняется. Удалось ли за последние год-два эту степень доверия к отечественным товарам поднять до уровня доверия к зарубежным?

- Я обращу ваше внимание, когда мы проводили этот аудит, обратили внимание, в том числе, и на торговые полки. Я уж не говорю про то, как себя вели промышленники и предприниматели, ориентируясь, прежде всего, на западноевропейскую продукцию. На торговых полках (мы даже экспериментировали), когда стоят продукты питания либо простые вещи или связанные с бытовой техникой, берут импортное. То есть мы увидели, что у нас напрочь отсутствует, у нас выхолостили потребительский патриотизм.

- Больше того, многие отечественные товары называют свою продукцию зарубежными брендами, чтобы их лучше покупали.

- Это правда. Поэтому мы подготовили целый ряд изменений в законодательство РФ. У нас есть 44 федеральный закон, который позволяет правильно выстроить государственные и муниципальные закупки. Мы приняли решение, чтобы государство в первую очередь закупало российское, чтобы «иностранцы» им не мешали. Поменяли 223 федеральный закон, который регулирует взаимоотношения по закупкам у госкорпораций. В целом поставили вопрос так, что если вы получаете льготы от государства, то ориентируйтесь прежде всего на отечественные товары. Отсюда же у нас с вами резко возросла способность станкоинструментальной, станкостроительной отрасли по воссозданию заводов и воссозданию всей линейки токарных, фрезерных и зуборезных станков. Но этого было мало. Приняли решение и запретили рекламную кампанию через средства массовой информации западным торговым маркам. Да, через некоторое время мы увидели, что товарищи хорошо к этому адаптировались и стали высвобождающиеся деньги направлять владельцам торговых сетей. И мы в любом случае оказались с нашими товарами не на первой полке.

Я не так давно проводил целую серию совещаний по парфюмерии и другим косметическим товарам. Люди говорят: сделайте что-нибудь. Они нам привели пример и по Польше, и по Германии, и по Франции. Там только видят название «сделано в России» - сразу же убирают товары с торговых полок. Мы сейчас подготовили большой законопроект о первой полке, который, несомненно, тоже даст возможность защитить наши и продовольственные, и промышленные товары, для того чтобы мы с вами имели эту возможность приобретать наше, отечественное.

И последнее. Слава богу, нас услышали. Люди говорили: вы расскажите о свойствах наших товаров, о качестве наших торговых марок, о брендах. Мы провели исследование вместе с Роскачеством, 83-86% россиян очень по-доброму высказываются о качестве наших товаров, готовы (и не считают это каким-то подвигом) поменять импортную одежду, какие-то вещи на отечественные, потому что стали доверять российскому. Но они не знают, что у нас есть. Потому что многие производители не умеют раскручивать бренды. У нас не развита маркетинговая служба. Если вы сейчас спросите у любого предпринимателя, есть ли у них в штате маркетологи, - нет. Недавно мы через Ростех опрашивали. У нас только по линии промышленности не хватает 500 маркетологов. Поэтому мы сейчас приняли решение и через Министерство промышленности и торговли выделяем очень приличные деньги, чтобы продвигать наши товары, используя, прежде всего телевидение и раскрученные интернет-издания. Ситуация начала резко меняться. Поэтому я не сомневаюсь, что мы вернем патриотизм.

БОЛЕЕ 40% РАЗНОСЧИКОВ ПИЦЦЫ С ВЫСШИМ ОБРАЗОВАНИЕМ

- Сейчас в рамках Всероссийской недели охраны труда вы будете участвовать в сессии «Система управления охраной труда - основа кадрового суверенитета страны. Ответственность работодателя». Какие недоработки вы видите в этом направлении?

- Для начала я вас хочу вернуть почти на 100 лет назад. В начале 30-х годов перед Советским Союзом стояла такая же грандиозная задача – совершить мощный технологический прорыв. Международная обстановка была тогда очень непростая. Но всего за неполные 10 лет (потому что вторая пятилетка с опережением закончилась) были решены вопросы по строительству государствообразующих предприятий: 1500 предприятий возвели, 92 тысячи километров железных дорог, автомобильных. А самое главное, решили проблему кадрового суверенитета, открыли в массовом порядке всевозможные училища. На предприятиях училища открывались, средние специальные учебные заведения. То есть дали возможность молодым людям получить шикарное образование и параллельно сделали все, чтобы человек труда, инженер, токарь, слесарь были уважаемыми. Тогда появился этот известный сталинский лозунг – «Кадры решают все». Тогда резко повысилась производительность труда. Темпы роста производительности труда ежегодно составляли больше 10%. Мы сейчас об этом даже и не мечтаем.

Сейчас у нас есть шикарный национальный проект – «Производительность труда». Хорошо, что его поставили во главу угла, когда мы говорим в целом об изменении ситуации в жизни экономики. Но там описали одну сторону медали, что да, нужно устранить всякие технологические, технические преграды, найти неэффективные решения и все это устранить, для того чтобы себестоимость была ниже, чтобы мы быстрее рынок захватывали. Но где человек-то? Про человека забыли. Отсюда у нас с вами сегодня и проблемы. У нас же нет сегодня на абсолютном большинстве предприятий мер поддержки передовиков производства. На многих предприятиях нет даже досок почета. У нас нет сегодня модели, когда лидеры производства, которые становятся победителями профессиональных конкурсов, или награждены государственными наградами, приходят в школу и рассказывают о себе.

Вот мы с вами закончили советскую школу. Я закончил в Ульяновске - шикарная школа с историческими корнями: огромный музей был посвящен героям Свири. И у вас, наверное, был музей, посвященный военной тематике. Мы с вами знаем, как строились ГЭС, БАМ, как возводились другие грандиозные стройки. Сегодня об этом никто не говорит. И мы считаем, что пришло время очень серьезно изменить ситуацию. Вы знаете, что мы наконец-то добились, хоть и было огромное сопротивление, чтобы мы вернули элементы советского трудового образования и воспитания в школу. Трудно было разумным людям понять, почему нельзя протереть школьную доску или полы помыть. И вы, и я мыли, и окна мыли, и в огороде школьном работали. Слава богу, решили. Но сейчас другая проблема. Представьте, у нас никто не готовит учителей труда. Готовят только учителей технологии. То есть я прихожу и теоретически вам рассказываю, как можно и нужно сделать лопату или как сделать молоток. Теоретически.

- А показать нельзя.

- Никто к этому не готовил педагогов, хотя это глупость, согласитесь. Я теоретически рассказываю, как гвоздь забить. Нам надо это изменить.

Следующее. Для нас крайне важно вернуть уважение к человеку труда с точки зрения повышения не только зарплаты, но и мер поддержки. Чтобы работодатели стали ответственными перед своим трудовым коллективом. А это значит не только достойная зарплата, но если вы пойдете учиться дальше, чтобы понимал, что это его обязанность, а не ваша – поиск денег, чтобы получить второе или третье образование. Очень важно, чтобы господа работодатели брали разные жилищные программы, чтобы закрепить молодого специалиста, приобретая для него жилье. Никто не говорит о том, что жилье сразу надо подарить, по-разному можно решить этот вопрос.

Очень важно, чтобы мы вместе решили вопросы, связанные с распределением выпускников после окончания средних специальных и высших учебных заведений, для того чтобы решить эту кадровую проблему. Ведь мы все знаем, что более 40% молодых людей после окончания профессиональных образовательных учреждений по специальности работать не приходят. Недавно я прочитал экспертное исследование. Среди разносчиков пиццы 42% людей с высшим образованием. Но я слабо верю, чтобы какой-то университет готовил разносчиков пиццы. Целый ряд других вопросов мы планируем рассмотреть, для того чтобы решить проблему рынка труда. В том числе, конечно, все, что касается негосударственной системы контроля за безопасностью труда. У нас, к великому сожалению, многие работодатели гонятся за прибылью, но совершенно не обращают внимания на условия труда. Мы мало найдем предприятий, чтобы полы было плиткой выложены. Мы мало найдем предприятий, чтобы в раздевалках, в столовых, в уборных комнатах или душевых было комфортно, чисто и безопасно. Я уже не говорю о том, чтобы была введена правильная модель содержания трудового места. Вот к этому мы сейчас хотим вернуться, в том числе путем изменения законодательства.

СДЕЛАТЬ ВСЕ, ЧТОБЫ ЧЕЛОВЕК БЫЛ ЗДОРОВЫМ

- Другая сторона вопроса. А не слишком ли сфера охраны труда уже зарегулирована государством?

- С одной стороны нужно не допускать, чтобы постоянно отвлекали бизнес различными проверками, но это воздержание от проверок показывает, что у нас количество людей, у которых возникли проблемы со здоровьем на производстве, стало возрастать. Поэтому хотим вернуть систему умного контроля. Для того чтобы у нас не было проблем, и уж тем более смертей. Мы сейчас бьемся за то, чтобы человек пришел на предприятие здоровым. Для нас это очень важно, даже сегодня мы обсуждали опыт, который можем взять у наших партнеров за пределами Российской Федерации. Сейчас опыт показывает, что когда человек заканчивает работать, то как правило имеет инвалидность третьей, а еще хуже – второй группы. Почему, ведь человек пришел на производство здоровым? А заканчивают трудиться через 40-50 лет уже глубоко больными людьми. Поэтому мы считаем, что у нас есть еще возможность регулировать законодательство. Цель его достаточно проста – чтобы наши условия труда не уступали ни американским, ни европейским, ни сингапурским, и при этом мы всё сделали, чтобы человек был здоровым.

- Есть ли в планах какие-то законодательные инициативы, которые партия готова принять, в сфере охраны труда?

- У нас есть законопроект, мы сегодня будем его рассматривать, об аудите трудовых отношений. Считаем, что если нас поддержат с этим законопроектом, то мы здесь с вами сделаем очень большой шаг вперед. Так же как я надеюсь, что никто не будет возражать, и мы примем в ближайшее время во втором чтении закон о занятости, который тоже решит нам очень большое количество вопросов.