Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
20 ноября 2023 4:00

Постпред России при ОБСЕ рассказал, куда завел «евромайдан» Европу

Александр Лукашевич напомнил, как десять лет назад под аплодисменты добивали европейскую безопасность
На Украине не все тогда понимали, какой серьёзной бедой обернётся то, что условно называют «украинский майдан»

На Украине не все тогда понимали, какой серьёзной бедой обернётся то, что условно называют «украинский майдан»

Фото: REUTERS

21 ноября 2023 года исполняется десять лет с момента начала событий на майдане в Киеве. Почему некогда всесильная Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) спасовала перед украинским мятежом? И смогут ли теперь десять лет спустя европейцы найти в себе силы вернуться за стол переговоров? На эти и другие вопросы KP.RU ответил Постоянный представитель России при ОБСЕ Александр Лукашевич.

– Александр Казимирович, почему ОБСЕ, этой крупнейшей в мире региональной организации, которая занимается вопросами безопасности, не удалось тогда предотвратить самый негативный сценарий развития событий?

– Действительно, в эти дни ровно десять лет назад начался отсчет трагических и во многом поворотных исторических событий. Они последовали за решением тогдашнего руководства Украины во главе с Виктором Януковичем отложить подписание т.н. соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Тогда в Киеве решили дополнительно проанализировать его на предмет перспективы нанесения вреда украинской экономике, а также глубже посмотреть на преимущества от зоны свободной торговли в СНГ.

Это было суверенное решение законных властей, в ответ на которое западные страны активизировали бесцеремонное вмешательство во внутриполитические процессы на Украине. Запад открыто поддержал – политически, морально, финансово – лиц, выступивших с призывами к вооруженному свержению легитимной власти.

Чуть позже американские дипломаты признались, что на взращивание на Украине таких политических пассионариев, пожелавших не важно каким образом «сломать систему» и выстроить другую в интересах более тесного сотрудничества с Западом, с 1991 года только Вашингтоном было затрачено не менее 5 миллиардов долларов. Правда, тогдашняя старший заместитель Госсекретаря США Виктория Нуланд в одном из выступлений в 2014 году назвала это расходами на «поддержку стремления народа к более демократическому правительству».

Кто был в Киеве в самом начале «майдана», наверняка запомнил плотный туман, окутавший город в те ноябрьские дни. Пожалуй, сама природа говорила: туманные перспективы «майдана» ничем хорошим для Украины не обернутся.

Сразу отмечу, что в 2013 году действующим председателем ОБСЕ была сама Украина – а значит, именно украинский МИД времен президента Виктора Януковича тогда расставлял приоритеты в работе этой организации. В течение всего года она велась по заранее утвержденной председательством программе.

Александр Лукашевич напомнил, как десять лет назад под аплодисменты добивали европейскую безопасность. Фото: постпредство России при ОБСЕ

Александр Лукашевич напомнил, как десять лет назад под аплодисменты добивали европейскую безопасность. Фото: постпредство России при ОБСЕ

Как видится, большинство в ОБСЕ исходило из того, что эта структура призвана оправдывать своё название, а работа в ней – вносить вклад в укрепление стабильности на общеевропейском континенте. Многие с энтузиазмом восприняли итоги саммита ОБСЕ в Астане в 2010 году, на котором была поставлена задача формирования сообщества равной и неделимой безопасности без разделительных линий.

Вряд ли кто-то всерьёз ожидал, что отдельные страны Запада вскорости растопчут договоренности и станут всячески способствовать свержению законных властей в крупном государстве-участнике ОБСЕ, коим была Украина. Немногие тогда осознали угрозу, которую несут в себе действия Запада по подрыву там конституционного порядка.

Наша страна говорила об этих угрозах сразу, открыто и прямо, в том числе в ОБСЕ. Акцентирую: с самого начала мы предостерегали представителей Запада от поддержки антизаконных протестов с применением насилия и методов террора, начавшихся под предлогом несогласия с абсолютно легитимным решением демократически избранного президента Украины отложить подписание соглашения с Евросоюзом. Но на Западе не только не вняли нашим предостережениям, но и активно, в том числе через участие официальных лиц в антиконституционных акциях, поощряли «майдан» к продолжению действий, которые в итоге подготовили условия для вооруженного госпереворота.

– В декабре 2013 года именно в Киеве прошел Совет министров иностранных дел (СМИД) ОБСЕ. Его участникам в качестве «культурной программы» даже предлагали побывать на майдане. Изменилось ли что-то в ОБСЕ с тех пор в плане отношения к кровавым результатам так называемого «мирного протеста»?

– Это был двадцатый по счёту СМИД ОБСЕ, который состоялся 5-6 декабря 2013 года. Проходил он в непростых условиях: на тот момент радикалами с «майдана» уже было захвачено здание киевского городского совета, практически блокирована работа администрации президента, правительства, парламента. Многие министры сомневались, стоило ли вообще ехать, однако подавляющее большинство всё же прибыли в Киев.

Премьер-министр Украины Николай Азаров, выступивший на СМИДе, стремился донести до министров и послов стран Запада сигнал: обязательства, принятые в рамках ОБСЕ, должны выполняться. А любые протесты – быть в рамках конституционного правового поля.

Виктория Нуланд с печеньем на Майдане

Виктория Нуланд с печеньем на Майдане

Фото: REUTERS

Участники СМИД, действительно, смогли своими глазами увидеть тогдашний «майдан». Власти не препятствовали тем, кто изъявил желание побывать там, хотя и предупреждали о рисках безопасности. Некоторые западные министры поспешили «под камеры» встретиться с оппозиционерами с «майдана», выразить им поддержку. Или даже выступить на сцене «евромайдана» – как, например, тогдашний мининдел ФРГ Гидо Вестервелле. Но организованных властями экскурсий, разумеется, не было.

Пусть на «майдане» среди протестующих и встречались обычные люди, выражавшие гражданский протест, следовало всё же вовремя задаться вопросом, зачем из групп молодых мужчин, жителей палаточного городка, формируются де-факто военизированные боевые единицы (т.н. «сотни»), кто и зачем устраивает их организованное прибытие из различных регионов, каким образом и откуда у них появилось оружие и так далее. Не думаю, что на Украине все тогда понимали, какой серьёзной бедой обернётся то, что условно называют «украинский майдан».

Следовало всё же вовремя задаться вопросом, зачем из групп молодых мужчин, жителей палаточного городка, формируются де-факто военизированные боевые единицы

Следовало всё же вовремя задаться вопросом, зачем из групп молодых мужчин, жителей палаточного городка, формируются де-факто военизированные боевые единицы

Фото: EAST NEWS

Конечно, ОБСЕ как организация могла и должна была сделать больше для того, чтобы сохранить мир на Украине, чтобы не дошло до кровопролития. Но этого не случилось в силу ряда причин, в том числе деструктивной позиции стран Запада в ОБСЕ.

– Но когда в Киеве дело дошло до погромов, вооруженного насилия, убийств на «майдане», госпереворота в феврале 2014 года, неужели ОБСЕ даже не попыталась на всё это прореагировать?

- С начала 2014 года на председательство в ОБСЕ заступила Швейцария. Ещё до расстрелов на «майдане» в феврале 2014 года усилиями ОБСЕ можно и нужно было содействовать инклюзивному общенациональному диалогу, защите конституционного порядка. Функционерам ОБСЕ не стоило очаровываться увещеваниями о «мирном протесте».

На деле организация попыталась «включиться» уже лишь после того, как произошло непоправимое, а именно погибли люди и произошел государственный вооруженный переворот, за которым последовало гражданское противостояние на востоке Украины с тысячами погибших. Это – безусловно, стратегический провал ОБСЕ.

– После того как события десятилетней давности, по сути, дали старт гражданскому конфликту на Украине, государствами-участниками ОБСЕ была создана Специальная мониторинговая миссия (СММ). Среди её целей были содействие прекращению боевых действий и помощь в политическом урегулировании. Но СММ, как стало понятно в 2022 году, провалила свои задачи. Был ли у этой миссии хотя бы минимальный шанс на успех?

– На СММ возлагали большие надежды. Замечу, кстати, что в Киеве не сразу согласились на её развёртывание: там поначалу отвергали любые предложения о запуске мониторинговой миссии под эгидой ОБСЕ. Но в марте 2014 года в ОБСЕ всё же удалось достичь консенсуса о её мандате, а в апреле миссия приступила к работе «на земле».

В СММ работали наблюдатели из большинства государств-участников ОБСЕ. Сначала она состояла из ста человек, но со временем количество международных наблюдателей разрослось до восьми с лишним сотен. В её составе присутствовали и четыре десятка российских наблюдателей, которые выполняли работу качественно.

Однако общий вектор в работе СММ задавался действующим председательством, венским Секретариатом ОБСЕ и руководством самой СММ, в котором россиян не было, а доминировали представители стран НАТО.

После одобрения в феврале 2015 года Минских договоренностей Советом Безопасности ООН миссия имела уникальную возможность приблизить политико-дипломатическое урегулирование. В соответствии с мандатом нужно было содействовать прямому диалогу между представителями Киева, Донецка и Луганска, беспристрастно осуществлять мониторинг режима прекращения огня и внутриполитической ситуации.

Вынуждены констатировать, что с этими задачами миссия в корне не справилась. В последние годы своего существования она дрейфовала в сторону политической ангажированности в подаче материалов наблюдений. Россиян стали выдавливать из СММ (только за 2021 год наше присутствие в ней сократилось почти вдвое). В таких условиях миссия просто становилась инструментом Запада по оказанию дополнительного давления на республики Донбасса и никак не способствовала деэскалации и обузданию военных потуг постмайданного киевского режима против Донецка и Луганска.

Обострение вооруженного противостояния в Донбассе в начале 2022 года стало фиаско для СММ. Уже в марте 2022 года она утратила свой мандат, не получив со стороны Постсовета ОБСЕ консенсусного одобрения относительно его продления.

– Какова роль Координатора проектов ОБСЕ на Украине в том, что всё так обернулось? Его офис находился в Киеве с 1999 года, и он наверняка мог бы использовать накопленный опыт для содействия разрешению противоречий.

– Это хороший вопрос. Действительно, офис Координатора проектов ОБСЕ на Украине работал в Киеве с 1999 года. Он был призван помогать властям Украины ответственно выполнять свои обязательства, принятые в рамках ОБСЕ, начиная от темы прав человека и заканчивая различными аспектами безопасности. Развивать государственные и гражданские институты, способствовать демократизации и повышению роли ответственных участников гражданского общества. Но когда случился «майдан», все смогли увидеть воочию, так сказать, многие результаты работы этого полевого присутствия ОБСЕ. Вернее, их отсутствие.

Уже после вооруженного переворота в феврале 2014 года офис Координатора на фоне красивых рассуждений о содействии демократическим реформам в своих программах не смог повлиять на всё нараставшую дискриминацию русскоязычного населения, становление на Украине авторитарного режима неонацистского толка, взрывной рост коррупции, девальвацию институтов отправления правосудия и так далее. Вместо работы по реальным проблемам Украины Координатор на публику формировал радужную картинку о «стабильном продвижении Киева в демократическое будущее».

Он не смог, а скорее не захотел работать в ДНР и ЛНР, повторив линию киевского режима на игнорирование существования жителей Донбасса, их прав и потребностей. В конце концов, в официальном отчете перед Постсоветом в конце 2019 года офис Координатора пояснил, что всю свою программную деятельность осуществлял в тесной рабочей «связке» с представительствами ЕС и НАТО на Украине.

Поэтому не стоит удивляться, что он звучал в унисон с представителями стран Запада, реализовывавших на Украине свои планы по превращению ее территории в антироссийский плацдарм, где ради достижения геополитических целей были готовы в интересах ЕС и НАТО закрывать глаза на сужение демократических свобод и прав граждан.

В итоге офис Координатора проектов ОБСЕ на Украине утратил свой мандат с 1 июля 2022 года, также не получив консенсусного одобрения на его продление от Постсовета ОБСЕ.

– В условиях проводимой Россией военной спецоперации, возможно ли участие ОБСЕ (с учетом всего случившегося за последние десять лет) в поиске мира или, например, в постконфликтном урегулировании?

– Сегодня ОБСЕ сама переживает глубочайший кризис. В ней целенаправленно разжигается конфронтация усилиями отдельных стран ЕС и НАТО, возомнивших себя «законодателями мод» в вопросах международного права, демократии и определения направлений развития для всего человечества. Они делают это в том числе под предлогом сюжетов, связанных с украинским конфликтом, но гарантированно потерпят неудачу.

Попытки Запада «свалить» на Россию все негативные последствия своих геополитических авантюр на Украине не позволяют думать о согласовании совместных инициатив по урегулированию украинского конфликта с участием ОБСЕ. Поэтому представители США и их сателлиты пытаются продвигать на Украине свою собственную внебюджетную проектную деятельность «под вывеской» ОБСЕ, которая де-факто копирует провальные инициативы офиса Координатора проектов ОБСЕ, прекратившего свою деятельность более года назад.

Что до постконфликтного урегулирования, то по результатам окончательной реализации всех целей и задач российской военной спецоперации, включающих демилитаризацию и денацификацию Украины, а также устранение создаваемых НАТО с украинской территории угроз безопасности России, будет понятно, в какой мере освобожденные от неонацистов территории нуждаются или не нуждаются в содействии институтов ОБСЕ. Убеждён, вряд ли России понадобится какая-то помощь от этой организации.

Фактически ОБСЕ сейчас работает как площадка для поддержания каналов коммуникации, однако, к сожалению, не используется как форум для продвижения инициатив, направленных на сотрудничество и укрепление безопасности на общеевропейском континенте.

– Можно ли считать предстоящий в Скопье СМИД ОБСЕ попыткой государств-участников ОБСЕ вернуться к цивилизованному диалогу?

– Россия, разумеется, будет представлена на СМИД ОБСЕ. Мы от цивилизованного диалога не закрываемся и никогда не закрывались. Вопрос лишь в том, будут ли страны Запада среди наших собеседников – или нет. Упрашивать их мы ни о чем не собираемся. В конце концов, они уже начинают понимать, что их попытки изолировать нашу страну на международной арене провалились стремительно и были крайне наивны. Москва была, есть и будет активным участником международных процессов в Европе и в мире.

Ну а как пройдет и чем завершится предстоящий Совет министров иностранных дел для всей ОБСЕ, увидим уже совсем скоро: 30 ноября в Скопье состоится его официальное открытие. У России будет прекрасная возможность дополнительно пообщаться с нашими союзниками и представителями всех других стран, занимающих конструктивную позицию относительно сотрудничества в ОБСЕ и укрепления общеевропейской безопасности.