Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+21°
Boom metrics
Общество12 июня 2024 4:00

«Предки в гробу перевернутся, если не сделаю этого»: фермер возродил село, которое ликвидировали чиновники, и превратил в туристический рай

Как деревня, которую стерли с карты, ожила и стала туристическим центром
На сбор доказательств о важности воссоздания Мувыра на этом же самом месте Александр Корепанов потратил 17 лет, поразив упрямством как односельчан, так и чиновников.

На сбор доказательств о важности воссоздания Мувыра на этом же самом месте Александр Корепанов потратил 17 лет, поразив упрямством как односельчан, так и чиновников.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Вернувшись в 1982 году из армии, житель Удмуртии Александр Корепанов не обнаружил собственную деревню Мувыр - пока парень служил, ее признали «неперспективной» и снесли бульдозерами, переселив оставшихся жителей в другое село. Но с ликвидацией малой родины он не смирился и много лет спустя добился возвращения Мувыра на карту России в качестве официального населенного пункта, который теперь не просто деревня, а еще и серьезный туристический центр. Как у него это получилось?

«ЧТО ВАМ ДЕРЕВНЯ ПЛОХОГО СДЕЛАЛА?»

- …Несколько раз то письмо от родни перечитывал, не верил, а потом не спал всю ночь: как это - моей деревни больше нет, как это - «неперспективная»? С 1837 года Мувыр все времена тяжелые жил, а тут какая-то злая ирония — пока я в погранвойсках на Дальнем Востоке Родину охранял, кто-то мою малую родину уничтожил…

Рассказывая о родном Мувыре, Александр Корепанов приводит меня на высокий берег, с которого открываются потрясающие виды

Рассказывая о родном Мувыре, Александр Корепанов приводит меня на высокий берег, с которого открываются потрясающие виды

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Рассказывая о родном Мувыре, Александр Корепанов приводит меня на высокий берег, с которого открываются потрясающие виды: сосны стеной, а внизу серебрится речка Лоза, за которой по всему горизонту тянется лесная долина - настоящая находка для пейзажистов. И деревня полностью оправдывает свое название: «му» по-удмуртски — земля, «выр» - возвышенность. Собственно, с этого обрыва-возвышенности когда-то все и началось.

- После дембеля я сразу сюда пришел, - продолжает он. - Сел, смотрю на эту красоту и до кома в горле: всем же этим предки мои наслаждались, а теперь в деревне ни души, а вместо домов — распаханное поле. И на карте ее тоже больше нету. Сижу, слезы ручьем и обида жуткая: что Мувыр вам плохого-то сделал, за что его в «неперспективные» записали? Тогда-то и разозлился, дал себе обещание обязательно восстановить деревню и доказать, что неперспективных деревень просто быть не может.

На сбор доказательств о важности воссоздания Мувыра на этом же самом месте Александр Корепанов потратил 17 лет, поразив упрямством как односельчан, так и чиновников.

Деревня полностью оправдывает свое название: «му» по-удмуртски — земля, «выр» - возвышенность.

Деревня полностью оправдывает свое название: «му» по-удмуртски — земля, «выр» - возвышенность.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

«НЬЮ-МУВЫР»

Какое-то время Корепанов вставал на ноги, проживая в соседнем селе Зура, куда и переселили всех мувырцев. Женился, появились две дочки, работал в местном колхозе… Однако про обещание, данное себе на том обрыве, не забывал, постоянно беседуя на эту тему с отцом. Пока тот однажды не осадил его в мечтаниях: «Сколько об этом говорить-то можно? Давай уже дело делать!»

- Соседи как узнали, давай через супругу отговаривать: «Как там жить-то с маленькими детьми будете, в лесу, без электричества, без дорог, соседей и магазинов, воду из родника каждый день таскать?» - вспоминает он. - Но она у меня, как жена декабриста — сходу поддержала, за что спасибо ей огромное.

И в 1992 году отец и сын Корепановы поставили в чистом поле «Нью-Мувыра», как в шутку прозвали эту точку местные, первый дом. Вне всяких правил и не спрашивая разрешений, но никаких претензий ни у кого не возникло.

- Наверное, подумали — чего с ним связываться-то, с «отшельником ненормальным», пусть себе живет, - смеется Александр Геннадьевич. - «Нормальные»-то люди тогда наоборот, из деревень в города бежали, а этот вон чего удумал.

Знакомые с интересом смотрели на эксперимент Корепанова, чуть ли не делая ставки — когда ему все это надоест и он вернется в цивилизацию — через полгода, год? В то, что у него получится, мало кто верил.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

- Сегодня благодарен этим людям — ох, и разозлило меня тогда их неверие, еще больше захотелось доказать обратное!

И Корепанов продолжал доказывать, выстраивая инфраструктуру и деревенскую экономику. Провел электричество, поставил насос, стал фермером, начал распахивать земли, завел овец и коров, а вскоре появились еще несколько домов с первыми соседями. Из тех, что сначала не верили. А настырный мувырец шел дальше.

- И тогда я придумал пиар-ход! - снова улыбается он.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

ХИТРЫЙ ПЛАН КОРЕПАНОВА

Деревенский «пиар», на который отважился Александр Корепанов, созрел после очередной поездки в Пермь, где в одном из хозяйств он увидел страусов и привез несколько птиц в деревню.

- Подумал, что журналистам точно интересно будет...

Те и впрямь повалили в Мувыр за экзотичными для этих мест репортажами. Однако хитрый план Корепанова состоял немного в другом: общаясь с прессой, он в качестве приложения попутно рассказывал свою историю, удивляя гостей, что те приехали в деревню… которой не найдешь ни на одной карте, хотя здесь уже живут несколько вернувшихся семей и даже есть дети. «Но скоро Мувыр обязательно вернется!» - обещал им Корепанов.

Хитрый план сработал: о Мувыре и его истории начали узнавать далеко за его пределами. Сюда стали наведываться чиновники, которые подсказывали, как правильно оформлять бумаги на помощь от государства, что можно получить на развитие хозяйства и новой-старой деревни. Вскоре Александр насыпал четырехкилометровую гравийную дорогу к селу, по которой теперь можно проехать в любую погоду («До этого на ней ГАЗ-66 не проходил!»), поставил часовню и соорудил водонапорную башню. После чего перешел к очередному этапу.

«САМЫЙ ЛУЧШИЙ ПОДАРОК!»

От его визита в районную администрацию чиновники поначалу опешили: уж слишком необычной была его просьба - Корепанов хотел ни много, ни мало узаконить место, в котором на тот момент проживало 15 человек. «Как так? - доказывал он. - Мы там живем, налоги платим, но нас как бы ни для «скорой», ни для почтальонов, ни для школы, ни для энергетиков нет, потому что деревни такой не существует? Непорядок!» И сотрудники администрации поначалу растерялись: создание нового сельского населенного пункта — это что-то из области неизведанного…

Выход, казалось, вскоре был найден: нашему герою предложили претворять свои идеи в соседней деревне. Та наоборот: существовала во всей документации, много лет не имея при этом ни одного жителя в наличии. Чем не вариант? Да и денег много не потребует…

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Однако Корепанов снова уперся: «Мувыр в другом месте находится, его и буду возрождать! Предки в гробу перевернутся, если не сделаю этого».

- Как-то депутат нашего сельсовета Софья Широбокова заинтересовалась: «А давай попробуем!», - продолжает он. - Вынесла мой вопрос на сессии, никто не возражал и решение о возрождении Мувыра ушло в райцентр. Там тоже были «за» и отправили бумагу в Госсовет Удмуртии. А в декабре 2008-го знакомые заехали: «Просили передать, чтобы ты в районную администрацию заехал»… Это был самый лучший новогодний подарок в моей жизни!

Документ, который показали там, Александр Корепанов читал сквозь слезы: поддержать представление и «образовать населенный пункт на территории Зуринского сельсовета» с присвоением ему статуса деревни и наименования «Мувыр», «обратиться в Правительство РФ с предложением наименования «Мувыр» географическому объекту...»

А почти через год он снова отправился на тот обрыв, где, не сдерживая эмоций, словно отчитался перед предками об исполненном до конца обещании: право на жизнь нового Мувыра официально было закреплено уже специальным постановлением Правительства России. Обрадованный Корепанов тотчас установил на въезде в деревню своеобразный указатель: «Мувыр. Деревня основана в 1837 году. Возрождена в 2009 году». Поставил и продолжил удивлять.

Знакомые с интересом смотрели на эксперимент Корепанова, чуть ли не делая ставки — когда ему все это надоест и он вернется в цивилизацию — через полгода, год? В то, что у него получится, мало кто верил.

Знакомые с интересом смотрели на эксперимент Корепанова, чуть ли не делая ставки — когда ему все это надоест и он вернется в цивилизацию — через полгода, год? В то, что у него получится, мало кто верил.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

«РОССИЯ БЕЗ ДЕРЕВНИ - НЕ РОССИЯ»

После придания Мувыру официального статуса домов в нем становилось все больше (сегодня их здесь 16), а на картах даже появились две улицы — Светлая и Береговая. Их жители трудятся здесь же: прекрасно понимая, что без работы любая деревня обречена на вымирание, Александр Корепанов ударными темпами начал увеличивать рабочие места, не отказываясь от помощи государства, которое признало факт существования деревни.

Со стороны молочно-товарной фермы, в которой философски пережевывают сено около 300 голов КРС (больше половины из них — дойное стадо), тянутся знакомые ароматы, а телочки бегут знакомиться, высовывая шершавые языки. Ферму, а также небольшой молочный заводик он построил на средства гранта, который выиграл несколько лет назад, и теперь здесь в кефир, творог, йогурты, сметану и сыры ежедневно перерабатывается более 3 тонн молока.

После придания Мувыру официального статуса домов в нем становилось все больше (сегодня их здесь 16), а на картах даже появились две улицы — Светлая и Береговая.

После придания Мувыру официального статуса домов в нем становилось все больше (сегодня их здесь 16), а на картах даже появились две улицы — Светлая и Береговая.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

Александр Геннадьевич отвлекается на звонок дочери, Нины, которая когда-то, выучившись на учителя математики и информатики, уехала работать в Пермь, а несколько лет назад вернулась в Мувыр. С головой ушла в переработку молока и теперь лихо управляет технологическими и логистическими процессами на упомянутом молзаводике.

- Ну вот - можно же жить и работать! - восклицает он. - Помочь бы немного деревне, понять, наконец, что Россия без деревни — не Россия, это как дерево без корней, понимаешь?

Мы сидим на берегу ухоженного деревенского прудика с аккуратно подстриженными берегами и прозрачной водой, в которой плещутся рыбы и отражаются огромные сосны. Пастораль поневоле настраивает на житейские размышления, в которые тотчас же пускается Корепанов. О том, что вся истинная красота и душа России — она здесь, а не в городе. Он говорит о важности сохранения памяти предков через эту землю и что при нормальном приложении сил человек в деревне более счастлив. И что для установления этого счастья живущему на земле человеку всего-то и нужно, что простота и порядок во всем. Причем, не надуманные, а сложившиеся сами собой и закрепленные самой жизнью.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

«ПРЕДКИ БЫ СМЕЯЛИСЬ НАД НАМИ...»

Он делает паузу, словно думая, говорить об этом или нет, но потом все же решается:

- Наши предки смеялись бы, не переставая, прочитав все те правила, которые мы сегодня вынуждены соблюдать, - жестикулирует он. - Ну вот кто додумался назвать навоз «отходами производства», присвоить им какой-то класс опасности, а потом все это документировать и все время за него отчитываться?.. А маркировка молочной продукции, которую мы, фермеры, будем обязаны делать с осени этого года? Какой вообще в ней смысл, кроме дополнительных расходов? Нам объясняют, что это, чтобы фальсификата не было. Но фермеру никакого смысла подделками заниматься нет. Зачем, чтобы дурная молва по округе про него пошла и народ перестал покупать его продукцию?..

Он обводит руками висящие над нами сосны:

- Еще пример: раньше переселенцам в деревню бесплатно давали по 100 добротных корней дерева, чтобы человек мог дом и хозяйство на новом месте обустроить. Годный рецепт закрепления народа на селе! А сегодня мы не можем взять из леса, который вокруг нас, 60 корней сухостоя. За деньги не можем. Хотя и лес бы почистили и еще один дом для работников поставили бы. С осени оформляем и все никак. Боюсь, когда разрешат, эти деревья только на дрова и пойдут… Газа в деревне нет, а за теми же дровами за 40 км нас отправляют. Одна чиновница как-то сказала: скажите спасибо, что валежник собирать позволили… Спасибо, конечно, но когда они поймут, что к деревне особый подход нужен?

И какое-то время хозяин Мувыра рассуждает: когда же сложилось такое недоверие к людям и почему кто-то считает, что если не обложить их со всех сторон запретами, они непременно все вокруг себя уничтожат и загадят?

- Мы же тут живем, и сами не позволим безобразий, - резюмирует он. - Наши предки гуманно к природе относились, брали только по необходимости и сколько надо, и ничего страшного не происходило… Все готово? Айда в кафе, перекусим!

Кафе? Здесь? В небольшой деревне, где живет около 45 человек?

Ферму, а также небольшой молочный заводик Александр Корепанов построил на средства гранта, который выиграл несколько лет назад

Ферму, а также небольшой молочный заводик Александр Корепанов построил на средства гранта, который выиграл несколько лет назад

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

«КТО ПОЕДЕТ В ТАКУЮ ГЛУШЬ?»

Мы заходим в один из домов, который и впрямь оказывается добротно оборудованным кафе с аппетитным меню: помимо свежайшей молочки прямо со своего заводика - всевозможные супы-борщи, мясные и рыбные блюда и, конечно же, вкуснейшие перепечи (удмуртская ватрушка с мясной, овощной или грибной начинкой — прим.ред.). Все с пылу с жару и из местных продуктов. Да посреди этой красоты не грех и свадьбу достойно сыграть, и славный юбилей отметить!

- И отмечают! - подтверждает вторая дочь Корепанова, Мария Прокофьева, лихо подкатившая на квадроцикле к кафе. Незадолго до этого она долго разговаривала по телефону, принимая заказы: одни жители райцентра решили отпраздновать в Мувыре свадьбу в деревенском стиле и национальной кухней, а на другие выходные приедут сотрудники одной из ижевских компаний — корпоративный отдых на ферме Корепанова с посиделками в кафе, лодочками, мангалами, рыбалкой и настоящей деревенской банькой входит в моду.

Продолжая возрождать деревню, Корепанов идет в ногу со временем и вовсю развивает на этой земле агротуризм, на который сегодня повышенный спрос. Мария до поры жила и работала в Москве, но несколько лет назад решила вернуться на родину предков, где сегодня плотно занимается упомянутым агротуризмом, назвав этот проект «Открывая Мувыр».

- Когда начинали, многие не верили: «Кто поедет в такую глушь?» - смеется она. - А в прошлом году нас посетило около 4,5 тысяч туристов!

В программе, помимо уже перечисленного: гостевые дома, музей, современный детский городок, гонки на санях и квадроциклах, катание на лошадях и сап-бордах, троллей (специальный канатный спуск), полноценный хоккейный корт. А еще - эко-тропа, ведущая к реке, лагерь-кемпинг, который давно облюбовали любители сплава, висячий мост через речку Лоза, а сразу за ним строится мини-деревня — своеобразный «заказ» городских, которые однажды высказали пожелание пожить в тишине и крестьянской обстановке.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ. Перейти в Фотобанк КП

- Нам бы еще ГЭС восстановить, которая вон в том месте была: и свое электричество будет, и рыба в плотине. Спецы уже изучали и готовы помочь, дело только в документации, - мечтает хозяин Мувыра.

И приглашает еще раз приехать к нему 27 июля: в этот день в Мувыре пройдет второй фестиваль под названием «Деревня — душа России». Премьера массового празднества состоялась в прошлом году. Тогда он убеждал власти, что поскольку тяга к деревне - в крови у нашего человека, то стоит ждать до 5 тысяч гостей. Ему не поверили: «Далеко, кто поедет?...» А в Мувыр прибыло около 8 тысяч человек, которые лихо отплясывали на берегу Лозы под «Бурановских бабушек», заедая впечатления деревенскими кушаньями.

По его сегодняшним прогнозам, в этом году на фестиваль прибудет не менее 12 тысяч человек. Спорить с упрямым Корепановым на этот раз никто не осмеливается...