Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+20°
Boom metrics
Политика21 апреля 2024 11:45

"Россия первая бросила вызов осточертевшему всем порядку": Каким будет мир после великого перелома и кто будет им управлять

Академик Дынкин: Через 10 лет новая система миропорядка обретет устойчивость
Совокупная экономическая мощь стран-членов БРИКС – 67 трлн. долл., что превышает суммарный ВВП стран «семерки»

Совокупная экономическая мощь стран-членов БРИКС – 67 трлн. долл., что превышает суммарный ВВП стран «семерки»

Фото: EAST NEWS.

В марте прошлого года Си Цзиньпин во время своего визита в Россию, первого после переизбрания на пост председателя КНР, пообещал, покидая Москву, что мир ждут перемены, которые происходят один раз в сто лет. Ожидается, что первый после переизбрания зарубежный визит президент России может совершить в Китай. И вопрос о том, куда и как меняется мир, будет одним из главных на переговорах лидеров двух стран. А как идет процесс переформатирования международного сотрудничества в процессе перехода от однополярного мира к многополярному и каковы его главные характеристики? На этот и другие вопросы "КП" ответил президент ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, академик Александр Дынкин.

Новый миропорядок - после очередной войны

- Александр Александрович, а как раньше менялся миропорядок?

- Процесс смены систем международных отношений событие далеко не одномоментное, но необратимое. Новый мировой порядок возникает, как правило, после завершения очередной войны, а его "кухней» обычно выступала Европа. После окончания наполеоновских войн – возникла Венская система, просуществовала 100 лет. Ее устойчивость связана с однородностью политических систем стран-гарантов: все члены «европейского концерта» – монархии. После Первой мировой войны возникла Версальская система, но продержалась недолго, всего 20 лет. Одна из причин ее короткой жизни – исключение СССР, Германии и Китая. Ялтинско-Потсдамская система формировалась победителями во Второй мировой войне. Её гарантами выступали державы «большой тройки» – СССР, США, Великобритания, а также Франция и Китай. Три проигравшие державы – Германия, Япония и Италия, были дискриминированы. Эта система просуществовала 45 лет и мыслилась как полицентричная, но быстро выродилась в биполярную. Началась «холодная война». С роспуском Варшавского Договора и СССР она превратилась в однополярную, с доминированием Запада и прежде всего США. И, конечно, без учета интересов России, а с 2018 года началась дискриминация и Китая. Февраль 2022 г. можно считать формальной датой завершения однополярного мира. Сегодня можно прогнозировать, что до обретения устойчивости новой постоднополярной системой пройдет не менее 10 лет.

Президент ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, академик Александр Дынкин

Президент ИМЭМО РАН им. Е. М. Примакова, академик Александр Дынкин

Фото: Оксана ЗУЙКО.

Сколько полюсов будет в новом мире

- Каким будет будущий миропорядок? Какая из двух тенденций – к биполярности и полицентризму – возьмет верх?

- Скорее, возможно их сопряжение: скажем, на Глобальном Севере – жесткая биполярность, а на Глобальном Юге – полицентризм. На Севере уже просматривается такая биполярность: военная, экономическая и технологическая. Любопытно, что в Индии принято относить КНР к странам Севера, поскольку Китай, по показателю ВВП на душу населения (12 541 долл.) далеко опережает страны Глобального Юга. В Индии этот показатель - 2 612 долл. За последние 10 лет Китай в ШОС, а США в Евроатлантике заметно вырвались вперед. В совокупности на КНР и США приходится 42% номинального мирового ВВП, 56% мировых затрат на НИОКР, 53% мировых оборонных расходов. Разъединение экономик США и Китая идет пока не по каналу торговли, а по каналу технологий и инвестиций.

Но одновременно сохраняется и тренд к политической полицентричности. Скажем, по палестино-израильскому конфликту Нью-Дели и Анкара изначально заняли диаметральные позиции. Это тоже контуры постоднополярности, когда новые центры силы, принимая решения, все больше руководствуются своими интересами, а не «правилами», или советами Вашингтона, Пекина или Москвы. Не стоит надеяться, что будущий мировой порядок будет бесконфликтным. Мир сохранит многообразие, различие потенциалов стран и их конкуренцию. Важно, чтобы, несмотря на это, уважались интересы больших и малых стран, а проблемы решались путем конструктивного диалога.

По палестино-израильскому конфликту Нью-Дели и Анкара изначально заняли диаметральные позиции

По палестино-израильскому конфликту Нью-Дели и Анкара изначально заняли диаметральные позиции

Фото: REUTERS.

Контуры будущего

- Россия первая бросила вызов осточертевшему всем однополярному мировому порядку, - подчеркнул Александр Дынкин. - Большинство стран Глобального Юга поддержали этот вызов, не согласились с западной трактовкой конфликта на Украине. Будущий мировой порядок формируется на наших глазах. Уверен, что многополярный мир, как его видел академик Евгений Примаков, предпочтительнее для России, как развитой, самодостаточной и суверенной страны. Но такой мир требует и новой системы глобального управления. Ее институты сегодня укрепляются: это БРИКС, G20, ШОС, ЕАЭС.

- В каких сферах международной жизни уже можно говорить о создании новых механизмов справедливого и взаимовыгодного сотрудничества?

- Мировая динамика не может ждать, пока Запад придёт к осознанию бесперспективности не только эскалации, но и продолжения украинского конфликта. На встрече стран G20 в Нью-Дели (2023 г.) мировое сообщество сделало первый шаг к постглобальному, пост-украинскому миру. Глобальное управление по-американски, на основе западных правил (rules based order) остается в прошлом. Запад не смог провести на саммите G20 конфронтационную резолюцию. В Сан-Франциско, на саммите стран АТЭС украинский конфликт также выпал из обсуждения и из заключительной резолюции. Недавно министр иностранных дел Индии Субраманьям Джайшанкар отметил, что долгосрочные последствия Ирака и Афганистана и относительное снижение экономического веса США – симптомы наступления полицентричного мира.

Еще одно важное событие из этого ряда – расширение объединения БРИКС, председательство в котором в 2024 году переходит России. Стоит задача активизации согласованной экономической и технологической политики стран-членов. Эти и другие события – институциональные блоки будущего полицентричного мира.

Mир требует и новой системы глобального управления. Ее институты сегодня укрепляются

Mир требует и новой системы глобального управления. Ее институты сегодня укрепляются

Фото: EAST NEWS.

Запад свои позиции без боя не сдаст

- Способен ли Запад принять новые реалии или будет противодействовать идущим процессам с использованием всех средств, включая военные?

- Современные элиты западных стран крайне идеологизированы. Политическая система США все менее эффективно регулирует экономику. Три ведущих мировых рейтинговых агентства понизили кредитный рейтинг США и едины в главной причине этого – нарастающая дисфункциональность политической системы. С начала века США разрушили 16 важнейших международных договоров и соглашений по контролю над вооружениями, по мировой торговле, климату, Арктике. Однополярный мировой порядок с его неограниченными аппетитами к экспансии, привел мир в зону сверхвысоких рисков. А доминирующие на Западе идеологемы несовместимы ни с отечественными, ни с китайскими ценностно-политическими проектами. Поэтому в сфере идеологий будет нарастать жесткая конфронтация.

Американская стратегия сдерживания технологического развития и России (по всем азимутам), и Китая (в сфере полупроводников, искусственного интеллекта, квантовых вычислений) ведет к ожесточенной конкуренции в сфере высоких технологий. Это обещает фрагментацию, различие технических стандартов, юридических норм и правил в сфере высоких технологий. Это еще один аргумент в пользу новой биполярности.

В условиях столь высокой неопределенности нам стоит быть готовыми к любому сценарию развития событий. Основа для этого - стратегическая автономия России, опирающаяся на военно-стратегический паритет с США.

КСТАТИ

В ЕАЭС дела у союзных стран идут гораздо лучше, чем у 5 других постсоветских стран. В 2022 г. ВВП на душу населения в странах Евразийского Союза в 3,5 раза превышал средний аналогичный показатель для пяти других стран СНГ, не входящих в ЕАЭС - Азербайджан, Молдавия, Таджикистан, Туркмения, Узбекистан.

Ваша "семерка" бита?

Совокупная экономическая мощь стран-членов БРИКС – 67 трлн. долл., что превышает суммарный ВВП стран «семерки». Еще 17 стран – условно говоря, на «листе ожидания». БРИКС по ряду важнейших рынков (металлы, автомобилестроение, нефть, минеральные удобрения и др.) превосходит или не уступает потенциалу стран G7.

СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ

Зеленский может стать последним президентом Украины (подробнее)