Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+17°
Boom metrics
Политика28 мая 2024 17:40

Первый репортаж из Волчанска: Рычащее горнило передовой, раненый журналист, обезглавленный танк и дорога жизни

Военкор «КП» передал репортаж из Волчанска, где получил ранение журналист Пушин
Дорога, прикрытая РЭБом, петляет между лесопосадками, вдоль которых печально стоят «скелеты» сгоревших машин

Дорога, прикрытая РЭБом, петляет между лесопосадками, вдоль которых печально стоят «скелеты» сгоревших машин

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

ГЛАЗА «ПУХА»

- «Пух», ты когда-нибудь спишь? - по-отечески интересуется командир на пункте управления у черной затертой десятками рук рации.

- А как же, бывает по праздникам, - хрипит она в ответ.

- Надо еще повисеть, братец, нужны твои глаза, - не по-военному просит офицер. - Потом найдем тебе «Пухозаменитель».

- Повисим, командир, какой разговор, - отзывается оператор коптера-разведчика.

Его дрон висит на непривычно низкой высоте прямо в центре Волчанска — такое возможно только при современных «вспомогательных системах», дающих роскошь не обращать внимания на противодействие РЭБ (систем радио-электронной борьбы). «Пух» проходит вдоль полуразрушенного здания, буквально заглядывая в окна. Картинка висит в подземном пункте управления на большом экране. Рядом на таких же «плазмах» в режиме онлайн идет трансляция из других концов Волчанска и его окрестностей.

Ощущение, что город абсолютно пуст — на улицах даже трава на ветру не шевелится. Но это впечатление обманчиво. Противник знает, что за ним наблюдают круглые сутки. И поэтому без крайней необходимости не высовывает нос на улицу. Знает, что чревато. Зато вовсю работают артиллерия и «беспилотие».

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

- Есть движение, - оживает «Пух». - Третье окно справа, второй этаж. Похоже, тот самый пулеметчик.

Команда тут же уходит на ближайший расчет ударных FPV-дронов.

- Подлетное время … минут, - докладывают на том конце.

И секунда в секунду на экране появляется «птичка», залетает в окно и сотрясает этаж. На пункте управления — аплодисменты и осуждаемые Роскомнадзором эпитеты.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

ПОТЕРЯВ СЫНА, РЕШИЛ ИДТИ НА ФРОНТ

После нашего продвижения на Волчанском направлении, «стратеги» в Киеве, похоже, решили пойти ва-банк. На Слобожанщину, по данным российской разведки, перекинуты все оперативные и стратегические резервы Киева, в тылу их больше не осталось. Сюда прибыли самые боеспособные и мотивированные части. Подтверждена переброска 36-й бригады морской пехоты, с которой, как говорят наши спецназовцы, «воевать интересно». Появилась 71-я егерская, «президентская» бригады и бригада охраны Генштаба. А также 82-я десантно-штурмовая бригада, которая в том году штурмовала Работино. У нее на вооружении — всевозможные Челленджеры, Мардеры, Страйкеры и прочее совершенно бесполезное в нынешних условиях натовское железо. Потому что самые «популярные» средства передвижения сейчас в прифронтовой зоне на Харьковщине — это «пешкарус», мотоцикл и багги.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Последний мы как раз и рассматриваем, поднявшись на Божий свет. На нем мне и друзьям с ВГТРК Жене Поддубному и Саше Пушину предстоит отправиться «за ленту» - в Волчанск.

Мотовездеход Desertcross 1000 на одной из выставок Сергей Шойгу показывал Владимиру Путину. Мол, отличный образец легкой проходимой техники подвоза переднего края. На нем и боеприпасы с провизией можно доставить, и раненых эвакуировать. И вскоре эти багги начали массово приходить в войска. Об их преимуществах мне писали и с Херсонского направления, и с Авдеевского. Прижился Desertcross. Три места в кабине плюс небольшой кузов, в котором в нашем случае вмещаются еще три человека, в том числе — и ваш военкор «Комсомолки».

Посередине садится разведчик с обнадеживающим позывным «Спец», вооруженный антидроновым ружьем и подавителем беспилотников «Огонек». 43-летний доброволец, который потерял сына и решил найти успокоение там, где думать над своим горем просто некогда — на фронте.

Справа от него — Пушин.

«Спец», вооруженный антидроновым ружьем

«Спец», вооруженный антидроновым ружьем

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

ТАНКИ БЕЗ ГОЛОВЫ

Границу переходим с рассветом. Дорога, прикрытая РЭБом, петляет между лесопосадками, вдоль которых печально стоят «скелеты» сгоревших машин, как наших, так и украинских. «Буханки», «Казаки», БМП... И багги, точь-в-точь, как у нас. По лицу Пушина, пытающегося не вывалиться из кузова на тряске, понимаю, что он скептически оценивает радиоэлектронный купол над нами. Но я успокаиваю себя тем, что печальная участь постигла эти авто до его появления. То, что мы впервые на этой дороге поглощаем объективами (журналистов тут до нас еще не было), для подразделений российских войск здесь — привычная рутина. Периодически обгоняем небольшие группы бойцов. Глядя на них, вера в РЭБ, выстроенный здесь не без помощи белгородских кулибиных, окончательно возвращается.

Границу переходим с рассветом

Границу переходим с рассветом

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Стремительно проезжаем побитый частный сектор северного Волчанска, где посреди улицы могут вырасти обугленные останки танка «без головы». А спустя метров 300 придется объезжать его башню. Уродливая картина войны, которая выворачивает наизнанку чужой быт, выставляя его напоказ разбитыми стенами и вывалившимися окнами.

ВОЛЧЬЕ МЕСТО

Над всем Волчанском густой дым. Воздух сотрясается от десятков разрывов. Есть привычные — артиллерийские. Мощные же детонации от планирующих авиабомб разлетаются вибрацией по истерзанным крышам. Делаем на ходу буквально пару кадров обугленного квартала девятиэтажек и на скорости влетаем в гараж. Короткими перебежками ищем более удобную и, что важно, относительно безопасную точку для съемки. Дрон-детектор периодически заходится в падучей, снаружи отчетливо слышен звук летающих вокруг коптеров. Чьи они, техника, к сожалению, не показывает. Пережидаем в укрытии.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

- Противник сильный, нельзя его недооценивать, - размышляет водитель нашего багги Степан. - Но напор у нас сильнее, добиваемся успехов. Враг потихоньку отступает. О, «птичка» полетела…

Над всем Волчанском густой дым

Над всем Волчанском густой дым

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Его сослуживец лейтенант Саня пришел на фронт осенью прошлого года сразу после военного училища. Бои в городских условиях для него — первый опыт.

- Мы развиваемся, набираем обороты, так что, противник точно будет разбит, победа будет за нами.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Здесь не принято подолгу задерживаться на одном месте. Перемещаемся по очереди на другую точку. Вдвоем с Пушиным бежим за «Спецом» через месиво бетона и арматуры. Ни одной живой души тут нет. Войска ушли вперед, в центр, а гражданские давно выехали. Снова в небе звук дрона (или дронов?), и мы залетаем в выбитую подвальную дверь. Пока беспилотники кружат где-то рядом, рассказываем «Спецу», как работалось еще год назад. Без всех этих приключений. Но дроны-камикадзе перевернули представление не только о современной тактике боев, но и о работе репортеров. Все чаще поневоле приходится практиковать «подвальный» жанр — репортаж из-под земли. А на реальные бои, которые от тебя всего в квартале, можно посмотреть только с беспилотника. Пушин, кстати, был пионером квадрокоптерной съемки в российской журналистике. И продолжает активно практиковать.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

В его объективе — мощнейшие прилеты авиабомб, подорванные мосты и переправы… Не видно только людей, а они - есть. И упираются чем дальше, тем сильнее. Мы давим противника к речке Волчья, которая разделяет город на две части, разносим пантоны, а он наводит новые. И притапливает их в воде, чтобы не было заметно с воздуха.

Пережидаем в укрытии

Пережидаем в укрытии

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

В ближайшие дни мы, видимо, будем закрепляться на достигнутых рубежах и готовиться к контрудару. А то, что он последует, сомневаться не приходится. Противник не просто так стянул сюда мощнейшую группировку. Санитарная зона никуда не денется, она обязательно будет нами сформирована. Но помимо этой функции, бои в приграничье имеют и стратегическое значение, которое может повлиять на весь ход СВО. Здесь надо максимально обнулить украинские стратегические резервы, закрепившись на новых позициях. После чего двигаться дальше.

ПРЕДАТЕЛЬСКАЯ МИНА И МУЖЕСТВО ОПЕРАТОРА

Двигаться пора и нам. Группами бежим в гараж, меняемся местами — теперь мы с Саней в кабине. Пыльного загара на лице нам хватит. Водитель пришпоривает свой багги и бросается с места в карьер. До прикрытой РЭБом дороги надо еще доехать.

- Ты снимай вправо, я буду влево, - предлагает Саня, что логично, с учетом занятых «согласно билетам» мест.

Фото до подрыва

Фото до подрыва

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

Когда что-то резко бахает, и мы все подпрыгиваем, я даже не поворачиваюсь влево, выполняя свою задачу. Багги дрожит, ощутимо сбавляет скорость, его начинает мотылять по дороге, словно мы на лысой резине выехали на замерзшее озеро. Степан мастерски выправляет машину, как будто работал каскадером на съемках фильма «Токийский дрифт».

«Похоже FPV», - подумал я про себя и прикинул, за сколько нас догонит следующий дрон при такой-то скорости. Пытаюсь разглядеть, что там в кузове - Поддубный спокоен и сосредоточен. Все целы. Краем глаза замечаю, как Саня что-то натягивает на ногу поверх штанины… уже пропитавшейся кровью. Абсолютно хладнокровно он перетягивает турникет на бедре, поднимает камеру и продолжает съемку... Неприличное самообладание.

- Ты как, Сань?

- Слабость, - цедит он сквозь зубы, не опуская камеры.

Через три километра становится ясно, что налетевший на мину «Боливар» не выдержит нас всех. В багги остается только водитель и раненый. Мы идем пешком.

Что осталось от баги после подрыва

Что осталось от баги после подрыва

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

ЗА ХАТЫНЬ

- Слушаем воздух, мониторим небо, - инструктирует «Спец» с антидроновым ружьем и подавителем беспилотников.

- Сколько воюешь? — решаю, что самое время познакомиться поближе.

- С начала декабря на передке.

- А до трагедии с сыном следил за тем, что тут происходит?

- Конечно. Вы же слышали о Хатыни? Само понимание того, кто такой Бандера и что он сделал… В Хатыни — кладбище убитых деревень. Мой дед фашистов бил, я продолжаю. Я в совершенстве знаю польский язык, жил одно время в Польше, но не мог там находиться физически. Другие люди, даже дружба человеческая другая. Белоруссия и Украина были всегда границей между Западом и Востоком. Что с украинцами случилось? Мне кажется, сам народ пророссийский, прославянский. Меньшинство поделило Украину пополам, начало уничтожать мирное население, русскоязычных. А мы никогда своих в беде не оставляем.

Фото: Александр КОЦ. Перейти в Фотобанк КП

ДОРОГА ЖИЗНИ И СМЕРТИ

Покалеченный багги мы догоняем почти у границы. Он печально лежит с разодранным задом в песчаном грунте. Рядом - небольшая лужа крови. Здесь Саню Пушина пересаживали в попутный УАЗ, пока мы ковыляли по дороге жизни, которая сгоревшими остовами машин все-таки скорее напоминала трассу смерти. Возле нас тормозит «Буханка».

- Подвезти, братцы?

- Не откажемся.

- Багги можем попробовать тоже на тросе вытащить.

- А давайте, - сел лейтенант Саня за руль покалеченного багги.

По дороге мы останавливаемся еще раз. У обочины поник такой же УАЗ со спущенным колесом. Мы достаем свой домкрат и помогаем поставить запаску.

- Ты не поможешь — тебе потом не помогут, - поясняет водитель и довозит нас вместе с багги до стоянки, где мы оставили свою машину.

Мы тепло прощаемся, на себе прочувствовав, что такое фронтовая взаимовыручка. И понимаем, насколько нам сегодня повезло на хороших людей. Это и спокойный, очень добрый «Спец», ставший нашим проводником. И водитель-ас Степан. И рэбист Саня, который переживает, что менее чем за год службы в войсках «подрывает» уже четвертую машину: «Что ж за рок такой?»

- Я тебе медаль выдам - «Отличник разминирования», - вздыхает командир, когда мы приезжаем на пункт управления.

«Зачем я вперед сел! — написал уже с больничной койки Пушин. — Зато репортаж огонь сняли!»

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

"Раздался взрыв, разлетелись колеса": Под Волчанском ранен оператор ВГТРК Александр Пушин

Под Волчанском ранен оператор ВГТРК Александр Пушин. О том, как это случилось, рассказал военкор KP.RU Александр Коц, который ехал в багги рядом с ним (подробности)