Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
23 июня 2021 13:35

Наследство Олега Даля: Кому досталась элитная квартира на Смоленском бульваре

До сих пор на доме, где жил актер нет мемориальной доски. Его поклонники обещают это скоро исправить
В мае исполнилось 80 лет со дня рождения воистину народного артиста, у которого тем не менее не было официальных званий.

В мае исполнилось 80 лет со дня рождения воистину народного артиста, у которого тем не менее не было официальных званий.

Фото: кадр из фильма

В мае исполнилось 80 лет со дня рождения воистину народного артиста, у которого тем не менее не было официальных званий. Увы, к дню рождения Олега Даля – 25 мая – не успели установить мемориальную доску на доме на Смоленском бульваре, где он жил последние годы жизни. Пандемия внесла свои коррективы в эти планы. И это понятно. Но удивительно, что за 40 лет, прошедших после его смерти, никто так и не потрудился увековечить его память.

Предпринимала попытки пробить мемориальную доску его вдоваЕлизавета Даль (Эйхенбаум). Но ей отказали чиновники: у Даля не было официальных званий. С точки зрения бюрократии, это серьезное основание для отказа. Не говоря о том, что изготовление и установка мемориальной доски – это многочисленные этапы согласований и большие затраты. Таких возможностей у Елизаветы Алексеевны не было.

Вдова умерла 18 лет назад. После неё из ближайших родственников актера остались его родная сестра Ираида Крылова-Даль, которой уже под 90 лет. И ее дочь, племянница Даля, - Татьяна Антонюк. Они люди скромные со скромными возможностями.

В итоге, мемориальной доской и сбором средств на нее занялась продюсер Светлана Винтер.

- Все началось с книжки о Дале… Его биографы - Наталья Галаджева и Александр Иванов сообщили мне, что в течение 7 лет (!) не могут издать книгу об Олеге. Она состоит из воспоминаний родных, коллег, из дневников самого Даля. Причина банальна: нет денег, - рассказала нам Светлана Винтер. – Сегодня выпустить книгу о советском актере невероятно сложно. Для издательства – это неформат. Скорее издательство напечатает модного блогера. Пока я искала деньги на книжку, оказалось, что и мемориальной доски у Даля нет. Ну давайте делать и книжку, и доску... Я опубликовала пост на краудфандинговой платформе «Планета.ру» о сборе средств на создание мемориальной доски на доме, где Даль прожил последние три года. Это Смоленский бульвар, д.6/8. Через две недели собрали 450 тысяч, потом – ещё. В сумме получилось почти 705 тысячи. Скульптор Филипп Трушин сделал бесплатно эскиз из уважения к памяти актера. Материалы – дикий природный камень, бронза, гранит.

На сегодняшний день есть эскиз, есть разрешение совета дома с подписями жильцов, которые поддержали идею, готово решение комиссии по увековечиванию памяти. Все было быстро согласовано благодаря ходатайству Союза кинематографистов РФ. Олег Даль - это явление нашей культурной жизни. И это, слава Богу, многие понимают. Надеюсь к сентябрю мы доску откроем.

Родная сестра и племянница Олега Даля предлагали установить мемориальную табличку на доме, где он родился. Это в Люблино. Но от этой идеи мы отказались. В Люблино была квартира родителей Даля. К тому же часть дома несколько лет назад снесли. От «родового гнезда» осталась одна стена. И ехать в Люблино далековато. В 40-ые годы - это была еще Московская область. Смоленский бульвар все-таки центр Москвы.

Даль очень любил свою квартиру на Смоленке. Помог её получить режиссер Анатолий Эфрос. Олег перевез туда свою маму Прасковью Петровну, жену Лизу и тёщу Ольгу Борисовну Эйхенбаум… Три женщины на одной кухне – это, конечно, тяжелая история. И, похоже, отголоски тех коммунальных распрей слышны и сегодня.

АРХИВЫ ДАЛЯ - ПОД ЗАМКОМ

Квартира Олега Даля сейчас принадлежит Ларисе Николаевне Мезенцевой. Это загадочный персонаж. Не родственница актера, не близкая подруга…

Лариса Мезенцева в начале 90-ых познакомились с Лизой Даль то ли на кладбище, то ли где-то еще. Биографы Даля ее упорно называют «девушкой с кладбища». Но может врут и злословят… Но очевидно: Лариса Николаевна сумела войти в доверие к Лизе Даль и та пригласила ее пожить у нее в квартире на Смоленской. На протяжении почти десяти лет Лариса ухаживала за мамой Лизы, Ольгой Борисовной Эйхенбаум, и за самой Лизой, которая была тяжелым астматиком. Мезенцева помогала организовывать похороны Ольги Борисовны, потом хоронила и Лизу... И та еще при жизни составила на нее завещание, по которому оставила Мезенцевой квартиру на Смоленской. Не исключено, что это было не только из чувства благодарности, но и в отместку родственникам.

Биографы Даля утверждают, что незадолго до его смерти семейная жизнь Олега Ивановича разладилась. Он часто «нырял» по разным адресам и ночевал не дома. Сплетничают про Елену Лойк, которая работала редактором на телевидении. Её называют последней любовью Даля. Неудивительно, что после его смерти отношения между матерью Олега Даля, его вдовой Лизой и тещей, которые оказались вместе, но уже без Даля, были, мягко говоря, не очень. Ответственным квартиросъемщиком как будто была мама актера - Прасковья Петровна Даль, однако ее невестка Лиза умудрилась ее каким-то образом выписать из квартиры. И при живой сестре Даля – Ираиде Крыловой, при наличии племянницы Татьяны Антонюк, Лиза завещала четырехкомнатную квартиру на Смоленской совершенно постороннему человеку.

Хотя если по справедливости и квартира, и права на архивы Даля должны были перейти его сестре и племяннице. Но вдова распорядилась иначе.

- С дневниками Даля вышла еще более запутанная история. Вдова как будто бы их завещала Бахрушинскому музею. Но после ее смерти Лариса Мезенцева почему-то решила, что и дневники тоже должны остаться у нее, - говорит одна из поклонниц актера, которая попросила не называть её имени.

- Она продала музею права на показ дневников в течение недели. После - забрала их обратно. В итоге, и квартира, и дневники Даля оказались в руках человека, который к нему не имел никакого отношения. И даже лично с ним не был знаком. Назвать Мезенцеву поклонницей у меня язык не поворачивается, 18 лет прошло после смерти Лизы Даль. За это время Лариса Мезенцева ничего для увековечения памяти Даля не сделала. Хотя получила хорошее наследство по факту от него. Я не говорю про мемориальную табличку на его доме. Допустим, это сложно и дорого. Но ведь Лариса никого не пускает в его квартиру, не дает киноведам заглянуть в его архивы, рукописи, фотографии. В квартире есть кабинет Даля с потайной дверью. Это его придумка. Нажимаешь на кнопку – отодвигается стенка. За ней – комната, где Даль любить находиться в одиночестве. Оттуда в бинокль он рассматривал Спасскую башню и куранты. Что сейчас происходит в этой квартире, неизвестно. Мезенцева там почти не бывает.

Насколько я знаю, у Ларисы Мезенцевой было три инсульта. Случись что с ней сегодня, вообще непонятно, куда денутся все архивы после нее...