Туризм28 июня 2021 1:03

Экспедиция «КП»: Переславский десант - второе пришествие москвичей

Почему жители столицы переезжают в небольшие города и села
А в свободное время «Счастливые» проводят «Том Сойер Фесты», приводя в порядок фасады старых домов.

А в свободное время «Счастливые» проводят «Том Сойер Фесты», приводя в порядок фасады старых домов.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Продолжение. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5. Часть 6.

Продолжая искать новые точки внутреннего туризма, спецкоры «КП» нашли на задворках Переславля-Залесского интересное явление - в то время как деревенская молодежь по-прежнему смотрит в сторону Москвы, оттуда в села, наоборот, идет мощный встречный поток горожан, которые массово переехали сюда не только жить, но и поднимать глубинку. Назвав свое сообщество «Счастливые», сотни бывших москвичей развивают свои хозяйства, попутно открывая необычные туристические маршруты.

«ЧТО В МЕНЮ? ДА ВОН ОНО РАСТЕТ И БЕГАЕТ!»

- ...Ну какой здесь может быть ресторан-то? - ворчал Овчинников. Стешин рычал от досады - ему было жалко машину. Простые деревенские виды вкупе с долгой грунтовкой решительно не вязались с этим громким словом. Но в конце пути ресторан все-таки был. Правда, без посетителей.

- Потому что вы в будни приехали, - встречает нас хозяйка ресторана в деревне Княжево Ольга Стрижибикова. - Мы же только по выходным работаем. Вчера вот опять народу много было. Даже не думали с мужем, когда затевали все это, что такой наплыв может быть. Меню я составляю, а готовим все вместе, включая четверых детей. Они за это и зарплату получают - все по-взрослому.

Самого Бориса Акимова, идейного вдохновителя деревенского ресторана, сегодня в Княжеве нет. В свое время он прославился тем, что когда-то вместе с компаньонами первым создал сеть магазинов фермерской еды LavkaLavka.

Мы спрашиваем у Ольги про пандемическо-экономические последствия, она в ответ показала большой палец: спасаясь от самоизоляции в стекле и бетоне, многие москвичи рванули из столицы, и число клиентов выросло.

- Когда я знакомым московким рестораторам говорю про это, они грустнеют, - говорит она. - Однажды за день к нам 60 человек приехало. У нас концепция farm-to-table - «с фермы на стол», что решает проблему со сбытом. Что в меню? Да вон оно растет и бегает. Это родители Бори в 1982 году дом купили, а несколько лет назад мы и сами с детьми стали здесь жить. Говорила себе: только никаких огородов! А потом няня говорит: а можно мне грядочку небольшую для зелени? Но стоит только начать! Пойдемте посмотрим, чем это закончилось.

Карта.

Карта.

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

ПРИЕЗЖАЮТ ЗА ВПЕЧАТЛЕНИЯМИ

- Итак, салаты! - С гордостью показывает Ольга на аккуратные грядки с петрушкой, укропом, кресс-салатом и прочей зеленью. - Первое и второе - там и там.

Ее рука взлетает в направлении курятника, коровника и загона со свиньями редкой породы «венгерская мангалица». - Мясо у них совершенно другое, - продолжает Ольга Стрижибикова. - Когда гости приезжают, удивляются: это правда свинина? Вся птица на вольном выгуле. За этим к нам и едут. Опять же, многие привозят детей, чтобы показать наших животных. Причем это не контактный зоопарк, они живут как обычные животные в деревнях. Тут не потемкинская, а настоящая деревня.

А хозяйка усадьбы ведет нас дальше, лихо перечисляя породы коз и овец. Хотя ошибок на первых порах супруги сделали немало. Кто, например, мог подумать, что нельзя только что купленных утят без мамы в пруд пускать, отчего те погибли...

«ЛОПАТОЙ ПО МОРДЕ»

- Как-то меня пригласили поучаствовать в форуме по малому бизнесу: давайте вы расскажете, как сделать успешную ферму с нуля, - вспоминает Ольга. - А я говорю: а давайте лучше расскажу, как не надо делать.

- А как не надо?

- Как мы (смеется). Это сейчас ровненько все, а в самом начале нужно понимать, кому и как ты будешь сдавать свою продукцию. Сначала рынок сбыта определить, а уж потом… Это ошибка многих начинающих: произведут, а потом не знают, что с этим делать. И мы тоже. «А давайте коров заведем!» Завели. Хорошо - летом дачники, а зимой кому молоко продавать? Значит, нужна переработка, сыр. Который сегодня мы продаем в своем же ресторане. Еще одна ошибка: нужно смотреть на два шага вперед. Когда строили свинарник, рассчитывали на то небольшое количество животных, что у нас было. Но поголовье-то выросло, и пришлось переделывать, что обошлось дороже.

Выходим на деревенскую улицу пройтись. На беседке у пруда кто-то повесил пакет с остатками былой трапезы. Сверху записка: «Лопатой по морде»

- А это уже не мы, кто-то другой возмутился, что после себя не убрали, - говорит она, и мы тут же подмечаем, что отношение человека к месту, где он живет и пирует, меняется: раньше бы просто разбросали вокруг бутылки-объедки, а тут все же собрали, хоть и не вывезли..

МЕСТНЫЕ - В МОСКВУ, МОСКВИЧИ - СЮДА

И мы с полчаса обсуждаем, как вернуть людей в деревню. Что трудно найти тех, кто здесь, на месте, сможет и электрику провести, и сантехнику, и отопление грамотно подключить. О вялости молчаливого большинства, когда люди не верят в свои силы. И мужики вагонами едут в Москву, чтобы по две недели разгадывать на проходных кроссворды.

- Начинаешь говорить: ребята, у вас здесь так круто, огромное поле деятельности, вы можете делать это! Этого не делает никто!.. Нет: «Здесь жизни нет, надо в Москву». Таким же настроениям подвержена и молодежь, которая также нацелена на Москву.

В качестве примера она приводит историю знакомых, которые выучили местного парня профессии бариста, а тот, получив знания, засобирался в столицу. Здесь он получает 30 тысяч, там будет аж 35. На пальцах объяснили: в Москве ему придется снимать угол, добираться по полтора часа на работу и работать 10-часовую смену. В итоге получишь меньше, чем здесь, а удовольствия от жизни в Москве не будет. Парень согласился с расчетами. И все равно уехал.

- Но вот ведь парадокс, - улыбается Ольга. - Местные жители не видят перспективы жизни у себя здесь, но ее видят москвичи, которые валом едут сюда жить и работать. Пошел обратный процесс, когда люди возвращаются из города и возрождают утерянное. Сначала одна экс-московская семья заехала, рассказали о мечтах и планах, потом другая, третья. Потом мы к ним… И все эти люди добиваются устойчивого развития здесь, чтобы не жить за счет сдачи квартир в Москве, развивают и тянут тот самый туризм за собой. Мы стали понимать, что вокруг много чего интересного происходит, но никто про это не знает. И тогда Борису пришла идея объединить этих людей в некое сообщество, которое он назвал «Счастливые». А вы на фестиваль пионов к Наташе успели попасть? Мы все там были.

ПИОНЫ ПРОТИВ КАРТОШКИ

Наталья Вильямс и ее пионы.

Наталья Вильямс и ее пионы.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Против ожиданий на плантации пионов смотреть абсолютно нечего: их срезают сразу же, как треснул бутон. Плантация нефотогенична - просто море густой зелени. Хозяйка Наталья Вильямс объясняет нам по телефону, как к ним проехать:

- А налево, под шлагбаум, не поворачивайте. Там сосед не очень рад соседству. Говорит, «патронов закупил»…

Неделю назад на плантации прошел упомянутый фестиваль пионов, и мы понимаем, что не всем в этой тихой деревеньке пришлась по нраву такая деловая активность. С другой стороны, фестиваль цветов - это все-таки не рок-концерт, и публика совершенно иная…

Наташа и ее муж, англичанин Стивен, уже обходят грядки с садовыми ножницами - «охотятся» на готовые цветы. Ночью пионы уже должны быть в Москве. Стивен лишь максимально доброжелательно, с улыбкой, сказал нам: «Хелло». И больше не появлялся в объективе. Не любит прессу. Впрочем, Наталья все нам рассказала сама.

- Здесь около пяти тысяч кустов. Я всю жизнь занималась флористикой, у меня несколько салонов было в центре Москвы. Идея выращивать пионы принадлежит мужу. Он посмотрел, за сколько мы покупаем пионы - 650 рублей за штуку, а потом посмотрел на наше поле - тут все в ромашках было. А что - сами не можем? И оказались мы в нашей деревне как дураки - у нас нет ни картошки, ни капусты. Только цветы.

Спецкоры замечают: «Ну, картошку-то есть кому посадить». Наталья продолжает:

- У нас один цветок - как мешок картошки, две недели назад один цветок стоил 650 рублей. Это «сара бернар», очень крутой сорт, ему сто лет. На 8 Марта такой цветок стоил 1600 рублей. Но мы пока не дотягиваем до этого дня - не можем хранить пионы. Голландцы их замораживают на полгода, а у нас пока нет средств на холодильные установки.

ПЛОХИЕ К НАМ НЕ ДОЕЗЖАЮТ

Кучерявые поросята ищут, где спрятаться от жары. Ну и подрастают до товарного состояния.

Кучерявые поросята ищут, где спрятаться от жары. Ну и подрастают до товарного состояния.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Хозяйку фермы «Сеновал» Анну Рыбникову мы повстречали под живописной группой деревьев, где от жары спасались коровы и лошади. Вокруг, насколько хватало глаз, раскинулась ныне диковатая Микляевская волость - стык Тверской, Владимирской и Ярославской областей.

- Здесь все было опутано сетью древних дорог. Мы их нашли и на старинном атласе Менде, и на спутниковых картах они видны, и можно просто в лесу наткнуться на старый тракт. И вот мы проводим по этим дорогам конные экскурсии. У нас будет три многодневных похода в июле и августе на гору Святой Марии, к Николо-Царевне…

- Какое странное название, - замечает Стешин, а Анна всплескивает руками:

- Так это же Мария Нагая, жена Ивана Грозного! Проезжала здесь в Углич и пожертвовала крупно на храм Святого Николая. Так и деревню назвали.

Одна из коров, внимательно слушавшая наш разговор, тщательно вытерла копыто в навозе о кроссовок Стешина. Это здесь считается хорошей приметой.

Мы знали, конечно, что Анна - дочь легендарного композитора Алексея Рыбникова. Собственно, благодаря отцу она и появилась в этой глуховатой деревне, отгороженной от цивилизации 30 километрами убитого асфальта. «Плохие люди к нам не доезжают», - шутит наша собеседница:

- Отец купил здесь дом в 1986 году. У него было железное правило: «Ребенок на лето должен уехать в деревню, пить парное молоко и бегать босиком по траве». И я рыдала, когда нужно было возвращаться в Москву, в школу. А потом в деревне просто не стало коров…

Сейчас на семейной ферме «Сеновал» два десятка коров и своя сыроварня. Делают даже выдержанные сыры. Для этого Анна отучилась на курсах в Угличе.

- Интересный всплеск к этому делу в 2015 году пошел, - продолжает она. - Преподаватели заметили, что на учебу к ним вдруг стали приезжать не технологи с больших заводов, а простые люди, москвичи, увлекшиеся сыроварением. Причем толпами.

- Что получается, москвичи возвращаются назад, к корням? - спрашиваем.

- И не просто возвращаются, каждый хочет завести какую-то живность, - снова загораются ее глаза. - Второй год у нас самая востребованная профессия - скотник-дояр, она почему-то считалась всегда самой отстойной.

- У вас сколько скотник получает?

- 25 тысяч с питанием, в принципе, готовы платить и больше. Причем такой парадокс: из Переславля, где средняя зарплата 15 тысяч, в деревню не хотят ехать категорически. А из Москвы в деревню - пожалуйста! Самое любопытное, что «возвращенцы» по городской привычке не могут жить порознь, им обязательно надо объединиться. Они и объединились в сообщество «Счастливые».

И ЭТО НЕ СЕКТА, ТОЧНО

Когда мы первый раз столкнулись с названием «Счастливые», Стешин сразу же заметил:

- Секта какая-то, «передавая свои деньги мне, вы отдаете их богу напрямую»!

Но, поездив по их хозяйствам, мы решили, что России таких «сект» давно не хватает. Вот этого гражданского общества, самоорганизации, инициативы снизу. Анна Рыбникова отправила нас в Переславль, где в этот момент «Счастливые» проводили так называемый «Том Сойер Фест» - добровольно красили старинные обветшалые дома.

- Мы же все на туризм завязаны, - объяснила Анна. - По сути, мы своими руками приводим в порядок туристическую инфраструктуру.

Сообщество считается некоммерческим, но принимают туда только тех, «кто что-то делает». Есть свой «блаблакар» - люди подвозят друг друга, есть барахолка. Получилось, что сообщество - это и скорая помощь по всем вопросам, и дом культуры, и туристский информационный центр: члены сообщества рассказывают гостям о своих друзьях, и те едут уже к ним. Нормальная туристская эстафета с передачей клиента друг другу получилась. Собирались открывать центр с постоянными магазинчиками, с залом для мероприятий. Деньги на это у сообщества есть. Но все порушила пандемия. Все ждут ее окончания и работают с небывалым турпотоком.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Когда мы примчались в изнывающий от жары Переславль, старинный купеческий дом почти докрасили. Координатор Анна Панихина собирала кисти. Она перебралась сюда из Москвы несколько лет назад, с мужем открыли семейное предприятие, изготавливающее штучную мебель в модном стиле прованс. И тоже стали «счастливыми». Пройдет год-два, и Переславль изменится. И «виноваты» в этом будут, конечно же, москвичи и другие переехавшие в эти места люди. Включая иностранцев. И таких здесь - за сотню. Француз Фредерик Андре готовит пирожные, велофанат Андрей Будасси составляет веломаршруты для туристов, мельник и пекарь Александр Бахмут возрождает старинные традиции выпечки хлеба с мастер-классами для всех желающих. Где-то в здешних лугах кубинец Ибраим собирает иван-чай, который уже несколько лет продает на экспорт. За тем леском швейцарец Беньямин с пчелами, куда также устраивает экскурсии и охотно делится секретами с начинающими пчеловодами. Там фермерствует бывший аудитор нефтяных компаний Катя, а неподалеку Евгений Харламов изготавливает балалайки, популяризируя народный инструмент.

И этот встречный поток из мегаполисов лишь набирает обороты, вовлекая в процесс и совершенно другой образ жизни все новых и новых жителей городов. И люди, попутно развивая внутренний туризм, подчас лучше чиновников соображают, как именно это делать.

Ведь чего скрывать - многие госслужащие по-прежнему считают, что туризм - это только про культуру: показал гостям пару старых храмов и картины, отвел сфотографироваться на берег речки, и дело сделано. В то время как туризм - история не только про музеи. А и про то, что заросшие мусорные берега также отпугивают туриста, как и разбитые дороги. Что турист и покушать не дурак, да и остановиться на ночлег ему где-то надо.

И еще одна проблема. Как заметил один из чиновников: «Нас учат тратить бюджетные деньги на города, а вот зарабатывать на туризме - нет».

И вот на этом фоне за последнее время появилось немало людей, которые научились самоорганизовываться, понимают все эти процессы, и главное - у них есть горячее и искреннее желание сделать свою Родину краше.

Их сотни тысяч.

И нужно просто уметь слушать их голоса, помочь им. Где-то дорогу построить, где-то ярмарку организовать, отрекламировать и внести в региональные туристические буклеты. И тогда сами не заметим, как огромными кругами по России будут расходиться все новые и новые туристические кольца…

Туризм по-счастливому
В Ярославской области местные ремесленники объединились в группу неравнодушных людей. Общими усилиями они приводят в порядок исторический центр Переславля, помогают друг другу и развивают местный туризм