Туризм23 июня 2021 1:05

Экспедиция «КП»: Как живет город Тутаев, у которого три имени и десятки проблем

Спецкоры "Комсомолки" Дмитрий Стешин и Алексей Овчинников продолжают своё путешествие по России. Дорога привела их в, пожалуй, самый уникальный город на всем маршруте
Совсем скоро безгранично живописный Тутаев войдет в Золотое кольцо России.

Совсем скоро безгранично живописный Тутаев войдет в Золотое кольцо России.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Продолжение. Часть 1. Часть 2. Часть 3. Часть 4. Часть 5.

Судите сами: у него три названия, два месяца в году попасть из одной части в другую можно только в объезд через облцентр, и совсем скоро он войдет в Золотое кольцо (Путин распорядился). Тутаев — город с разными именами, но одним лицом.

«Длинные» июньские праздники плавно перетекли в «ковидные выходные» и места в гостиницах по всему Золотому и открываемому нами Серебряному кольцу закончились еще 10 июня. В поисках жилья корреспонденты «КП» ушли в сторону от проторенных туристических троп. Система бронирования «Букинг» нашла нам вариант в городе Тутаев. Гостевой дом на набережной Волги, своя парковка, зелень, тишина, настоящее убежище для двух усталых путников – то, что нужно, чтобы написать репортажи. Опять же - Владимир Путин в своем апрельском послании Федеральному Собранию призвал развить туризм в Тутаеве и мы рассчитывали поприсутствовать при родах нового младенчика-туркластера. Реальность оказалась жестче.

Владимир Путин упомянул город Тутаев в ежегодном послании Федеральному Собранию, когда говорил о развитии туризма в малых городах и о развитии льготного кредитования для этих целей.

Владимир Путин упомянул город Тутаев в ежегодном послании Федеральному Собранию, когда говорил о развитии туризма в малых городах и о развитии льготного кредитования для этих целей.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

«НАЛОГОВ НЕ ХОЧУ... КИНЬТЕ НА КАРТУ...»

Хозяин «гостевого дома» оказался мутным типом, который сходу предложил забрать его с другого конца города («мне идти далеко»), хотя 11 тысяч за двое суток проживания ему бы вполне хватило на такси до Вологды, например. Затем он предложил отменить бронирование («комиссию платить не хочу»). Мы отменили и поинтересовались, какие документы мы получим для бухгалтерии? «На карту мне деньги кинете, а я потом у знакомых риэлтеров вам найду справку» - хитрый «отельер» попытался обмануть бывалых журналюг. Но не преуспел.

Так как бронирование уже было отменено, хозяин гостевого дома моментально был высажен из машины, хотя спать в ней опять нам не хотелось... Овчинников начал обзванивать гостиницы. Их было три. Первая разорилась на днях(!), две койки в восьмиместном номере муниципального отеля нас не устроили, кирпичный сарай с громким названием «Император» был забит. Когда мы совсем отчаялись, убежище сразу же нашлось:

- Два тыщ, - озвучил стоимость ночлега администратор отеля на окраине города.

«Отель» стоял в промзоне, между болотом и гаражами, на первом этаже круглосуточно работал автосервис, мойка и шиномонтаж. И чудо – все чеки-документы на проживание в гостинице нам выдали без разговора. Да и номера приличные. Гостиница тоже продавалась, за 87 миллионов рублей. Община азербайджанцев, видимо, не рассчитывая на расцвет туризма в Тутаеве, съезжала в Ярославль. Такие факты обычно красноречивее цифр и победных реляций.

Карта экспедиции.

Карта экспедиции.

Фото: Алексей СТЕФАНОВ

ТРИ В ОДНОМ

Открытия тутаевского Центра культуры и туризма мы дожидались в «Парке СССР». Хороший парк, сделан аккуратно, чисто и... абсолютно без креатива – стащили в кучу гипсовых пионеров и побелили, а еще поставили на газоне «запорожец», «москвич» и «копейку». «Центр» помещался в бывшей школе. Директор по туризму Евгений Пелёвин, отвлекся от составления концепции развития туризма и сразу же поспешил заметить, что всего лишь месяц на этой должности. Соответственно, то, что было раньше, не считается.

Арка главного входа в "Парк СССР".

Арка главного входа в "Парк СССР".

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

В парке на бетонных постаментах стоят классические советские авто - "Москвич", "Жигули-Копейка" да "Запорожец".

В парке на бетонных постаментах стоят классические советские авто - "Москвич", "Жигули-Копейка" да "Запорожец".

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Мы приняли правила игры, логикой такое не опровергнуть:

- Еще года два назад все было очень печально в Тутаеве. Не было даже набережной, казалось, что мы в средневековье. В средневековье с асфальтом. Сейчас есть набережная, но она пустая, - загрустил Евгений Юрьевич.

Евгений Пелёвин.

Евгений Пелёвин.

Фото: Личная страничка героя публикации в соцсети

Мы резонно заметили, что никакой нормальный турист просто набережную смотреть не поедет. Да и не приехать туристу-то.

- Я все думал: почему во время экспедиции «КП» по Волге мы не заглянули в Тутаев? - ударился в воспоминания Стешин. - А потом понял – у вас ни причала, ни лодочной станции, ни яхт-клуба. Негде встать водному путешественнику!

Журналисты "Комсомолки" Дмитрий Стешин и Алексей Овчинников в парке.

Журналисты "Комсомолки" Дмитрий Стешин и Алексей Овчинников в парке.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Наш собеседник лишь согласился. Поговорили немного о главном парадоксе внутреннего туризма, который невозможно разрешить без воли государства. Турист не поедет туда, где нет специальной туристической среды, а бизнес не собирается создавать эту среду, если нет туриста. Но государство все-таки вмешалось в местные дела, оно собирается выделять деньги на инфраструктуру. Но что делать с тутаевской набережной, которую за 90-е годы успели застроить похабными коттеджами, изуродовав «витрину города»? Сносить невозможно – частная собственность...Тупик!

Причала для теплоходов с туристами в Тутаеве пока нет.

Причала для теплоходов с туристами в Тутаеве пока нет.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Директор туризма с этим спорить не стал, а отправил нас от греха подальше, на левый берег города Тутаев. Нас туда все отправляли почему-то: «мол, езжайте в Романов, ребята, там 19-й век в первозданном виде». Впрочем, там тоже не было набережной. Прощались на высокой ноте:

- Мы – три города в одном, в этом наша уникальность! Мы сейчас в Борисоглебске, за Волгой – Романов, а все вместе это Тутаев - третий город, его современная часть, построенная при заводе, - закруглил разговор турчиновник.

Борисоглебск мы видели. В современной части Тутаева мы как раз поселились и возвращаться туда лишний раз не хотелось. С доступом в третью, самую историческую часть города, возникли некоторые проблемы.

МОСТА ОТРОДЯСЬ НЕ БЫЛО

- Как это - пешком? - ответ местных на берегу вогнал Стешина в ступор и тот с тоской посмотрел на свою любимую машину. Оказалось: моста здесь отродясь не было, а с этого года автомобильный паром на ту сторону больше не ходит. Всегда ходил, а сейчас нет. И на выбор нам было предложено несколько вариантов: 45 км через Рыбинск, 35 км через Ярославль, дождаться муниципальный «речной трамвайчик» (ходит раз в час, 35 рублей с носа), или воспользоваться лихими лодочниками, готовыми отвезти любого за ту же цену десять месяцев в году. Остальные два месяца, осенью и во время ледохода, части города разделены, как и сами жители этого непростого поселения.

Решаем ехать на кораблике. В ожидании переправы идем прогуляться по той самой набережной, по которой бродят редкие прохожие из местных, да паломники, тянущиеся к красивейшему Воскресенскому храму, - в нем находится огромная (три на три метра) чудотворная икона Спаса Всемилостивого, датируемая XV веком. Снимать величавый храм мешает нагромождение домов в стиле «кто во что горазд»…

О, наш теплоходик пришел. И утешая себя тем, что уж на том-то, левом, берегу картинка будет куда приглядней, едем в другой город.

ГОРОД ЧЕРЕЗ ЗАПЯТУЮ

На самом деле, город Тутаев поделен не только рекой. До 1918 года он назывался Романов-Борисоглебск и сегодня треть жителей за то, чтобы ему вернули историческое название. Большинство же считает, что это ничего не даст (как правило, прибавляя к этому мнению цитату из анекдота про перестановку мебели в борделе) и горой стоит за красноармейца Тутаева, коварно убитого белогвардейцами на Романовской стороне… Причина переименования города настолько преисполнена лживых допущений, что рассказать ее читателям можно только через три версии.

Версия первая. Коммунистическая:

В июле 1918 года в Ярославле вспыхнуло белогвардейское восстание. Только что сформированный отряд красногвардейцев искал контру в богатых домах и усадьбах Левобережья, что вполне соответствует историческим реалиям. Из книги «Город красного бойца»: «Отряд принял боевое крещение на Лопатинской даче. Красноармейцы атаковали здание, в котором укрылась банда белогвардейских мятежников. Из окон ударили выстрелы. Взвизгнули пули, сбивая кисточки хвои. И под одной из сосен медленно опустился на землю Илья Тутаев».

Версия вторая. «Белогвардейская»:

Шпана решила под видом «обысков» пограбить «буржуйские» дома. На даче Лопатина их встретили юноша и девушка – Никита и Елизавета Зацепины, вооруженные револьвером и винтовкой «Арисака». Юная супруга заряжала оружие, а муж, офицер, прошедший Первую мировую, отстреливался. Да так удачно, что ранил двух лидеров банды и убил Илью Тутаева. «Отряд» разбежался, тело погибшего забрали только через день. Раненый в ногу Никита Зацепин прятался в окрестностях несколько месяцев, потом бежал на Дон, умер от тифа на фронтах Гражданской.

Версия третья. Циничная, из 90-х годов:

Красногвардеец Илья Тутаев украл в одном из домов офицерский френч и хромовые сапоги. С диким криком «Белый!» его застрелил свой же красногвардейский патруль.

Треть жителей Тутаева - за возвращение городу исторического названия.

Треть жителей Тутаева - за возвращение городу исторического названия.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Уже невозможно установить точно, какая из них правдива. Одно можно сказать: использовать сразу три названия одного города не получится и добра это не принесет, хотя власти пытаются всех примирить, употребляя «Романов-Борисоглебск, Тутаев» через запятую. Нужно определяться и принимать волевое решение. Либо разделять города и эпохи окончательно, либо объединять город в единое целое. Но объединение надо начинать не с переименования стоимостью в 8 миллионов рублей, а с постройки нормальной переправы.

«СТАРИНА УХОДИТ»

… Теплоход причаливает к Романову. Никакого намека на причал нет — трап упирается в досочки и старые ковры на песке…. Лезем в горку, ожидая словить обещанный культурный шок. Куда там… И правда шок, но не культурный.

Романов напоминает заштатный российский райцентр. Век 19-й, о котором нас предупреждали, оказался испорчен «святыми 90-ми», так они и существуют вместе. Разбитые вдребезги дороги, аварийный памятник адмиралу Ушакову, заросший травой парк. И множество старинных изрядно обшарпанных домов. Иные из них достались дачникам, которые привнесли «цивилизацию» в том виде, в котором они ее себе представляют — снова пошлый сайдинг и ТВ-тарелки на резных наличниках. Как трусы-семейники поверх пачки балерины. На лицах редких встречных туристов - недоумение. Впрочем, есть высокие берега, с которых открываются сумасшедшие виды.

Крутая лестница ведет от набережной к Воскресенскому собору.

Крутая лестница ведет от набережной к Воскресенскому собору.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

И вот посреди этой неухоженной старины вдруг вырисовывается усадебка, которая резко контрастирует с увиденным ранее. Когда-то московская художница-галерист и путешественница Лилия Славинская (она 20 лет прожила в Швейцарии, затем перебралась в Россию) приобрела этот дом и немало вложила в его реконструкцию, бревна, коньки, перекрытия — все из XIX века. Любо-дорого посмотреть! И сделала из него «Дом творчества», куда приезжают пожить и набраться этюдов художники со всей страны. Хозяйка этого уголка сейчас снова в путешествии и по дому-мастерской нас водит ее дочь, тоже Лилия. Лилия - искусствовед, и тоже долго жила в Женеве , но все-таки вернулась в любимый Тутаев. Она, как и большинство жителей, свой город любит.

. Она, как и большинство жителей, свой город любят. Повсюду с серьезными лицами сидят юные живописцы, а мы удивляемся — почему все другие частицы истории на левом берегу Тутаева-Романова не выглядят так же, как этот дом? Или все банально упирается в отсутствие денег в бюджете и в карманах? И как тут туризм-то развивать?

- Мы все об этом думаем, - вздыхает Лилия. - У нас же здесь очередной парадокс происходит: когда многие кричат о том, что нужно вернуть историческое название городу, а Романов-Борисоглебск в это время безвозвратно уходит, а не будет этой старины — и развивать нечего будет.

И она говорит о тутаевских особенностях сохранения исторического наследия, которые на деле оказываются проблемой федеральной.

ДОМА ЗАВИСЛИ В ВОЗДУХЕ

- Сами видели, - продолжает Лилия Славинская. - У людей, живущих в этих старинных домах, нет возможности их отремонтировать и там тяжело жить — нет ни нормального туалета, ни подвода воды с газом, они живут в условиях 19-го века. Но есть федеральный проект «Жилье и городская среда». Он предлагает переселять таких людей в новое благоустроенное жилье. И они соглашаются!

- Так это же хорошо! - радуемся мы за переселенцев.

- Да, можно их с этим поздравить, этой весной 113 человек переселили. Но эти дома зависли в воздухе. Если они не признаны объектами культурного наследия, то это — ветхое жилье, которое подлежит сносу. Потом продажа участков и застройка.

Объявление на одном из домиков. Переселение запланировано до 2025 года.

Объявление на одном из домиков. Переселение запланировано до 2025 года.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- … Люди выкупят землю, понастроят каркасников и прощай старый Тутаев, - догадываемся мы.

- И городская власть в сложном положении: с одной стороны, продажа участков — это пополнение тощего бюджета. С другой — они понимают ценность этих домов. И желая сохранить их, проходят всю процедуру признания домов объектами культурного наследия. И это тоже путь к разрушению памятников.

- Как это? Под охраной государство же теперь будут!

- Как сказать... - подбирает слова Лилия. - Если это объект культурного наследия, то восстанавливать его посредством шабашников нельзя — там все регламентировано и делать это могут лишь лицензированные конторы, а у них такой ценник! Один проект в немыслимые суммы выходит! Результат этих непродуманных законов вы видели, пока к нам шли — у администрации попросту нет денег на все это, и аутентичная среда 19-го века разрушается, история исчезает. И с этим надо что-то делать, иначе туристу вскоре и вовсе посмотреть не на что будет.

Архитектура Тутаева.

Архитектура Тутаева.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

И подобных историй, когда хотели как лучше, а закончилось тупиком, - немало. Взять историю с усадьбой художника Константина Коровина, творившего в этих местах.

- Дачу признали выявленным объектом культурного наследия, - говорит исполнительный директор Союза городов Золотого кольца, Наталья Булах. - В компании, которая проводила обследование здания, сказали, что реально работ в доме тысяч на 200. Но поскольку это объект культурного наследия, то только один проект реставрации будет стоить около пяти миллионов. - Не говоря уже про сами работы. А где такие деньги найти?..

- Мужики — это реальная проблема, - подсказывают нам читатели «КП», которые узнали нас на улицах Тутаева. - Женщину встретили, которая в таком доме живет: не дает свой дом памятником признать. Потом, говорит, гвоздь без разрешения не вобьешь…

РАССЕЛЯЮТ НА ТОТ БЕРЕГ

Один из лучших гармонистов России Михаил Коломыцев живет на некотором удалении от Романовской стороны Тутаева, километрах в десяти. Приехал в эти места в 2009 году, да так здесь и остался. Пять детишек. Огромный дом из великанских бревен стоит «под усадку», ждет отделки – сам сложил, с другом. Хозяйство свое называет скромно «подсобным» - «всего» шестьдесят баранов, не считая прочей живности и птицы. Жена делает масло, сыр, сметану. Михаил сам не заметил, как оказался втянут в туристический бизнес. Улыбается нам хитро из-за гармошки:

- Центр туризма из Тутаева делал велосипедный маршрут по неизвестным деревням и мое поместье назначил финальной точкой. А что? Мишка на гармошке играет, песни поет, все радуются и чуть подзаработать можно – разве плохо? И на сегодняшний день мы уже с десятком серьезных турагентств из Москвы сотрудничаем. Показываем людям деревенскую жизнь музыканта, уехавшего из столицы. А хозяйство у нас – вместо телевизора.

Михаил Коломыцев приехал в эти места в 2009 году, да так здесь и остался.

Михаил Коломыцев приехал в эти места в 2009 году, да так здесь и остался.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

Михаил, человек известный и активный, сам по себе быстро стал «общественником». То есть, может говорить с властью на равных, представляя какую-то группу людей. Тема одна - Романовская сторона, за которую тут у всех болит душа, и у власти в том числе, а становится почему-то только хуже. Миша растолковывает шизофреническую суть идущих процессов:

- Когда мы, левобережные люди, просим что-то сделать, дорогу, например, нам вполне законно отвечают – делать будем там, где больше человек живет. И вот расселяют ветхие двухэтажные дома, купеческие. Куда людей? В многоэтажки на тот берег. То есть, нас стало здесь еще меньше… А раз так, то оптимизируются школы и садики. Молодежи здесь делать нечего, - печально заключает Михаил, и просто начинает играть, так, что замолкает соседская газонокосилка. Не «барыню», не «яблочко», а классику. Мало кто знает, что в умелых руках гармонь может звучать, как орган. Михаил знает, и мы теперь узнали.

ТУРИСТ ЖДЕТ БИЗНЕС, БИЗНЕС ЖДЕТ ТУРИСТА

- Может, поедим? Пол-четвертого уже! - вспомнил вдруг об «основном инстинкте» Овчинников и рванул к мужикам на лавочке: куда тут местные кушать ходят, где повкуснее и подешевле? Но те лишь посмеялись:

- Только в «Горницу», других здесь нет.

- Закрываемся скоро, - намекают сотрудницы кафе, чтобы особо не засиживались.

- Так рано же еще…

- А все — после четырех туриста здесь нет, а местные все больше по домам кушают. Да и из туристов-то — многие паломники, они постятся…

Виды, открывающиеся на местные красоты с высоты.

Виды, открывающиеся на местные красоты с высоты.

Фото: Дмитрий СТЕШИН

Денежный турист не едет, потому что ждет, когда бизнес создаст ему условия с кафешками и гостиницами, а бизнес ждет, пока попрет турист. Замкнутый круг, намек на который можно разглядеть все в той же единственной кафешке: ее окна наглухо закрыты фотообоями с березками, а на двери табличка: «Выход в реальность». Такой философский квест: открываешь дверь, а там, в указанной реальности —все виды брошенных домов: сожженные, заколоченные, открытые настежь «бомжатники». заросшие палисадники и машины, ловко огибающие ямы...

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Мы любуемся храмом Покрова Пресвятой Богородицы и звонарь Григорий Зарайский зовет нас посмотреть на окрестности с колокольни. Грише всего 14 лет и он, наверное, самый молодой штатный звонарь в России. Колокольня шатровая, храм XVII века, белый, сахарный и Гриша не «звонит», а играет. Бесы, привезенные нами из Москвы, так и отлетают во все стороны, как блохи. Храм пережил советскую власть без разорения. И мы идем к храмовой святыне – образу Божьей Матери «Прибавление ума». Тихо переговариваемся: мол, хорошо бы сюда чиновников да политиков, ответственных за эту вот историю (и не только за нее), привозить. Можно даже насильно, под руки, и к образу этому прикладывать. Хуже точно не будет. И корреспондентам «КП» тоже не помешает приложиться, что мы и делаем, прощаясь с Романовской стороной и веря, что сможем ей как-то помочь спастись, и стать туристической жемчужиной России.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Тутаеве.

Храм Покрова Пресвятой Богородицы в Тутаеве.

Фото: Shutterstock

Григорию Зарайскому всего 14 лет и он, наверное, самый молодой штатный звонарь в России

Григорию Зарайскому всего 14 лет и он, наверное, самый молодой штатный звонарь в России

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Глава Тутаевского района Дмитрий ЮНУСОВ:

«Надеюсь, это будет комплексная история»

А потом, под впечатлением увиденного и услышанного, идем к главе Тутаева: судя по всему, после упоминания города Владимиром Путиным в город вот-вот нахлынут очень большие федеральные деньги. Знает ли власть, как ими распорядиться, чтобы соединить две печальные половины Тутаева-Романова-Борисоглебска и направить сюда турпотоки?

СОСТАВИЛИ ВИШЛИСТ ПОСЛЕ ПОСЛАНИЯ ПУТИНА

- Как вы отреагировали на упоминание вашего города в послании?

- Это было полной неожиданностью, буквально подпрыгнули от радости. Маленький город и вдруг… Правительству РФ даны поручения проработать вопрос предоставления всевозможных инфраструктурных кредитов для развития территории. Механизмы и правила распределения финансов сейчас утрясаются.

Глава Тутаевского района Дмитрий Юнусов.

Глава Тутаевского района Дмитрий Юнусов.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- А под что конкретно деньги? У города есть концепция туристического развития?

- У нас есть полное понимание того, что мы хотим и мы подготовили список потребностей. И по дорогам, и по инженерной инфраструктуре (провода нужно убрать под землю в исторической части), тепло, вода, канализация — вся эта инфраструктура пришла в негодность. Сюда же — причальные стенки с обеих сторон (у нас сейчас только с правой стороны теплоходы могут причалить, и то — это частный причал, а мы хотим два муниципальных). И реконструкция аварийных домов, которые принадлежат городу. Мы могли бы там организовать музеи, гостиницы, точки общепита. На них у нас не хватает денег, потому что они — объекты культурного значения и там необходима реконструкция. Туристская навигация… Приложения для смартфонов. Волжскую набережную продлевать. Второе — развитие инфраструктуры гостеприимства — гостиницы, точки общепита. Уже появляются частные музеи, частные гостевые дома. Но без души невозможно в этом деле. У Славинской были? Вот! Сейчас на левой стороне приехало 15 семей художников из Москвы, Питера, одна из них — вообще из Америки. Они влюблены в наш город, им интересно их сообщество. И это тоже моя задача — привлекать таких людей, муниципалитет так не сделает. Фестивали развивать, конечно. Есть у нас уникальный фестиваль — короткометражного кино на воде: прямо посреди Волги ставим баржу с экраном, зрительные места — берег. Пледы там, кофе… Реально захватывающе, потом люди фонариками голосуют.

ДОМА НЕ НУЖНЫ ДАЖЕ ЗА РУБЛЬ

- А что делать с частниками, в руках которых оказались старинные дома?

- Есть два варианта. Если это объект наследия — можно привлечь департамент охраны наследия и прокуратуру. И за нарушение правил содержания - штрафы. Если не объект — можем только за нарушение правил благоустройства. Но мы понимаем, что большинство не приводят дома в порядок не потому, что не хотят, а потому, что у них нет денег. Понимаем, что во многих домах были коммуналки и они не могут отреставрировать (реставрационные работы — это десятки миллионов рублей). И потому пока не включаем никакие рычаги воздействия, не штрафуем, потому что понимаем. Поэтому здесь нужна отдельная программа.

- Снова федеральная?

- На местном уровне нет таких денег. И полномочий. Надо каким-то образом выкупать их и переселять людей… Мы разработали программу, где готовы отдать эти объекты, принадлежащие городу, за 1 рубль аренды в год.

- Когда эта программа появится?

- Уже есть.

- И много желающих взять особняк за 1 рубль?

- Ни одного. Экономика не позволяет вернуть эти деньги, низкий турпоток. А арендатор должен будет за определенное время привести дом в порядок, а это — миллионов 30. Длинные инвестиции. Потом — берете же в аренду, которую мы можем предоставить на 30 лет. А что дальше будет?

«ДЕНЕГ НЕТ, НО МЫ ДЕРЖИМСЯ»

- Складывается ощущение, что до этого года никакого туристического плана у города не было…

- … Он был! И была задача наращивать турпоток. В 2016 у нас было 70 тысяч туристов в год, в прошлом — уже 170 тысяч. Мы открыли муниципальную гостиницу, купили теплоход, работаем по причалу. Другое дело, что планы были в рамках тех финансовых возможностей, которые у нас были. Теперь же благодаря президенту открывается новое окно возможностей в виде федерального финансирования и мы можем расширить список мероприятий. Сейчас активно работаем по строительству канатной дороги, которая может решить вопрос пассажиропотока. На Золотом кольце нигде канатки нет, а у нас будет, над Волгой, с умопомрачительными видами… Идет проектирование, которое займет год-два, еще пару лет на строительство. Финансирование определено, соглашение заключено.

- Градостроительная политика у города есть? Дома на первой линии как попало строят...

- Есть. Нормативно зарегулированы правила строительства. Работа проведена на уровне приказа Минкульта 2019 года, в котором прописаны все правила — высота домов, материалы. Да, это усложнило работу — лопату нельзя воткнуть без согласования. Но зато мы с ним можем выходить к людям, чтобы те строили по правилам. Строишь в исторической зоне — это накладывает на тебя определенные обязательства. Строишь не по правилам — выходим в суд. Другой вопрос в том, какой была эта политика в 90-е и 2000-е, и что делать с уже построенным. Повлиять пока можем лишь на фасады и части заборов. Но рано или поздно дом будет реконструироваться и тогда он попадет под нормы.

«НАМ НЕ ХВАТИТ И И МИЛЛИАРДОВ»

- Сколько денег надо, чтобы превратить Тутаев в туристический город-сад? Миллиард? Два?

- Значительно больше. Канатная дорога стоит 600 миллионов. Причальные стенки — по 350, замена инженерной инфраструктуры — за 500. Замена тепло-, водоснабжения, канализации, дороги, тротуары, набережные…

- А почему автомобильного парома нет? Туристы жалуются...

Парома в Тутаеве пока нет и просто так на другой берег Волги не перебраться.

Парома в Тутаеве пока нет и просто так на другой берег Волги не перебраться.

Фото: Алексей ОВЧИННИКОВ

- Своего у нас нет, а подрядчики сказали: 9 миллионов в год и мы выходим к вам. При стоимости парома в 7 миллионов. У нас точно также раньше выкручивали руки по теплоходу. И тогда мы купили его сами за 4,5 миллиона, вложив в ремонт полтора. Также и паром купим, чтобы ни от кого не зависеть. Мы это тоже заложили в проект по развитию туристской инфраструктуры. Самое главное — что понимают в правительстве под этим понятием. Потому что мы туда включили все — и тротуары, и здания, и гостиницы, и инженерные коммуникации, и дороги, и навигацию с гостиницами. Надеюсь, что это будет комплексная история.

Исчезающий город-сад
Спецкоры «КП» Дмитрий Стешин и Алексей Овчинников продолжают прокладывать новый туристический маршрут по глубинной России. На этот раз они побывали в городе, который мог бы стать туристическим центром, Тутаеве