Звезды30 июня 2021 16:59

Легендарные «запои Даля» — на пятьдесят процентов вымысел, на пятьдесят — его игра «в театр»

В издательстве АСТ вышла книжка «Олег Даль: «Я – инородный артист»
Книга выпущена к 80-летию со дня рождения гениального артиста Олега Даля – 25 мая.

Книга выпущена к 80-летию со дня рождения гениального артиста Олега Даля – 25 мая.

Фото: кадр из фильма

Книга выпущена к 80-летию со дня рождения гениального артиста Олега Даля – 25 мая. Автор - киновед, журналист Наталья Галаджева. Кстати, она – составитель и предыдущих сборников о Дале. В новой книжке есть уникальные воспоминания родной сестры и племянницы артиста, а также Георгия Вицина. Сегодня мы печатаем фрагменты.

Из главы, написанной родной сестрой Даля Ириной Крыловой:

В конце 50-х — начале 60-х большой резонанс в Москве вызвал спектакль «Юпитер смеется» с Татьяной Лавровой, тогда еще студенткой МХАТовского училища. Это был великолепный спектакль, и особенно хороша была юная Лаврова. Вся Москва это обсуждала… Примерно в то же время по телевизору показали фильм об Алексее Кольцове, поэте, происходившем из родных мест отца. Отец был покорен и фильмом, и образом цыганки Тани в исполнении Т. Лавровой. И все каким-то неведомым чудесным образом совпало — и наше восхищение актрисой, как она хороша собой, и неожиданное сообщение Олега о том, что он женился — на ком? — на Тане Лавровой!

Состоялось знакомство семьями. Мама Тани с мужем жили тогда на Кутузовском в небольшой двухкомнатной квартире. Олег с Татьяной снимали квартиру (если можно назвать квартирой маленькую комнатку с кухней-прихожей в полуподвальном этаже на ул. Горького). Потом удалось приобрести для молодых однокомнатную квартиру в Сокольниках… Но совместная жизнь не заладилась, и вскоре они расстались. Мы все очень переживали и Олег, безусловно, тоже, но они, видимо, поняли, что два взрывных характера, две творческие индивидуальности в одной «клетке» - это чревато. Олег сказал: «Тане будет легче, а главное, спокойнее с кем-нибудь другим» (Позже он утверждал, что сам же и познакомил Татьяну с ее будущим мужем). Кстати, отношения у Олега с Татьяной до самой смерти оставались добрыми и доверительными.

НА ПЛЕЧАХ - «ЧЕТЫРЕ БАБЫ»

Летом 1973 года «Современник», будучи на гастролях в Ленинграде, настойчиво приглашает Олега вернуться к ним. После некоторых колебаний и сомнений он возвращается в Москву с женой Елизаветой (Елизавета Эйхенбаум - Ред.). Они живут у мамы в Люблино, но в некоем состоянии временности. Лиза не хочет оставаться в Москве без мамы Ольги Борисовны, О.Б. —тоже. Лиза то уезжает в Ленинград, то возвращается. Начинаются семейные трения... Возникает решение поменять ленинградскую квартиру на московскую. Это оказывается достаточно сложным делом. Отнимает много времени и сил. Наконец, только в 1975 году обмен совершается: 2-комнатная квартира-распашонка в пятиэтажке-хрущёвке в конце Ленинского проспекта. Переехали, обустроились. Но очень скоро стало понятно, что это не вариант. До Центра — сложно и долго, до метро нужно еще добираться на автобусе.

О.Б. и Л. стали убеждать Олега, что нужно использовать обе двухкомнатные квартиры и съезжаться в одну четырехкомнатную. У мамы такой вариант объединения вызывал сомнения, так как две матери (теща и свекровь) в одной квартире, на одной кухне вряд ли уживутся. Однако нажим был крутой и, в конце концов, Олег сдался — сошлись на том, что поскольку 4-комнатная квартира будет только в Центре, то в случае конфликтной ситуации ее всегда можно будет разменять.

Итак, объединение состоялось, и хотя мама никакого энтузиазма не испытывала, но для Олега и его спокойствия уже была согласна на это. Маме тогда исполнилось 72 года, чувствовала она себя неважно. Естественно, получилось так, что все домашнее хозяйство легло на плечи О.Б. и Л., а все материальные ресурсы в «общем котле»: заработки Олега и две пенсии матерей. Л. не работала. Материальное положение было довольно сложным — для новой квартиры, ее ремонта и обустройства пришлось влезть в долги. И уже тогда, еще при Олеге, возникали разного рода трения и попреки, что вот О.Б. одна и достает продукты, и готовит, а ей не помогают. Мама принимала эти попреки на свой счет, начинала оправдываться или что-то советовать. Голоса повышались… и тут выходил Олег, и все замолкали. Он выступал и как покровитель, и как примиритель, и ему это нравилось.

Он шутил тогда, что на его плечах «четыре бабы: мать, жена с тещей и Кенька (их кошка)». Особенно был доволен он тем, что у него появился, наконец, свой кабинет, где он мог в тишине полностью погрузиться в работу. Послушать любимые пластинки, читать или смотреть в окно на Москву, на Кремль, на соборы, угадывать улицы и переулки, прокладывая пешие маршруты. При нем в доме было тихо и спокойно, не было тусовочного столпотворения, шумных компаний…

После смерти Даля его вдова Елизавета Даль хотела сделать его кабинет мемориальным. Не получилось…

В издательстве АСТ вышла книжка «Олег Даль: «Я – инородный артист»

В издательстве АСТ вышла книжка «Олег Даль: «Я – инородный артист»

НАСЕБЯНАПЛЕВАТЕЛЬСТВО

Георгий Вицин снимался с Далем в нескольких картинах. Суммарно они были знакомы лет двадцать. Об их случайных встречах на съемках и в жизни Георгий Михайлович рассказал киноведу Александру Иванову. Тот сделал литературную запись воспоминаний народного артиста СССР.

…Опять снимает Надежда Николаевна Кошеверова. Опять у Даля — две главные роли в одном фильме (речь идет о картине «Тень»). Внешне он почти не изменился. Внутренне — иной человек. Поговорили с ним минут пятнадцать в углу павильона. Желчен. Колюче зол. Раздражен на весь мир. Месяц назад женился на внучке знаменитого профессора-филолога Бориса Эйхенбаума.

Через месяц после нашего разговора — первый срыв. Пьян вдребезги. Работать не может. Пять дней съемок подряд. И —новый срыв, сильнее прежнего... В силу нашего личного, человеческого общения, я видел, как Олег пьет все. Пиво пил и кружками, и бутылками — по многу. Залпом. С бокалом вина мог сидеть где-нибудь в ресторане ВТО, по часу рассматривая его на просвет. Вино пил маленькими глотками. Водку употреблял исключительно рюмками. Неограниченно (в отличие от вина), и очень-очень брезгливо. Если хотите увидеть, как Даль пил водку в жизни — пересмотрите чеховскую «Дуэль» (не помню уже, как она называлась у Хейфица): это практически хроникальные кадры с Далем. То же самое и в «Утиной охоте» Мельникова. Коньяк — любимый напиток. Пился с аристократической обстановкой на столе и, желательно, в помещении. Зачем я это все здесь излагаю? А затем, что не вижу ни единого повода для нескончаемых разговоров об алкоголизме Олега Даля! Те, кто эту грязь разносят, просто никогда не видели вблизи настоящих запойных алкоголиков.

Кстати, уж поверьте мне, легендарные «запои Даля» — на пятьдесят процентов вымысел, на пятьдесят — его игра «в театр». Пьянствовал он — да. Но и останавливался всегда вовремя. Такого фокуса вам ни один профессиональный алкоголик просто не сможет показать: раз! —и не пью с завтра. А Даль — запросто мог. Было б желание. Его повышенное внимание к этой теме я лично определяю с тех самых съемок «Тени» совершенно иным словосочетанием: полное насебянаплевательство. При том, что есть две родные души, две женщины рядом, которым он всем этим доставляет невероятную боль: мама и жена.

ДАЛЬ НА БАМе

Где-то с весны 1973 года у него началась совершенно другая жизнь. Он бросил все дела с алкоголем. Это был период мощного подъема его таланта и в кино, и в театре, и на телевидении. Помню, как я смотрел телеспектакль «Домби и сын» с его участием: он там играл такого злодея, мистера Каркера. Так я аж прослезился от радости за его успех. Думаю, что даже в Англии так, как Олег Даль, Диккенса никогда не играли. А по контрасту — воспоминание о «Двенадцатой ночи» в «Современнике»! После премьеры, которую уж и не знаю, как пережил (помирал от смеха, глядя на Олега!), пошел поздравить его за кулисы. А он уже идет мне навстречу в костюме Эгьючика, своей знаменитой походкой в этом образе.

Я как его увидел — опять пополам от смеха согнулся! И только машу рукой — уходи, уходи, ради бога! Даль улыбнулся, очень изящно мне поклонился. Потом говорит: «Дядь-Гош! Один-один!». И быстро удалился в грим-уборную. Это он намекнул на мое исполнение той же роли в кино ровно за двадцать лет до него…

…В мае 1979 года, когда мы с Далем по приглашению ЦК ВЛКСМ принимали участие в концертной поездке по БАМу — молодежной «стройке века». В гостинице мы жили рядом — это было в Иркутске — и я нет-нет заглядывал к Далю. Неизменно заставая его… лежащим на полу. Прямо на кроватном покрывале.

— Ты не простудишься, Олег?!

— Нет-нет, дядь-Гош! Мне так легче расслабиться от дороги и от работы…

Вышли утром из гостиницы. Море людей у входа. Даль с Вициным приехали! Событие мирового масштаба. Самое страшное на фестивалях и вообще в любой поездке — это войти или выйти из гостиницы, кинотеатра, клуба — удалиться с «открытого места», одним словом. Потому что нравы обычно — дикие. И чем восточнее по нашей стране, тем «прием» горячее. В общем я как-то выскользнул из предбанника — и в машину. А Даль в дверях замешкался, давая кому-то автограф. Страшное дело… Как вся эта толпа на него поперла… Я только услышал, как этот взрослый мужчина, сдавленный людьми, взвизгнул, как ребенок.

Но там и милиция — «дикая». Из недобитых забайкальских казаков. Два амбала — на голову выше Олега ростом — бросились к нему, и как морковку из этой толпы выдернули. А потом, давя людей налево и направо, быстренько запихнули ко мне в автобус. А я сидел, признаться —ни жив, ни мертв от увиденного… Очухался Олег от перепуга, кстати, не быстро. Потом говорит:

— Вот сукины дети! Чуть все ребра не переломали!..

К вечеру ему стало похуже. Очень бок разболелся. Приходила местная медсестра. Сделала ему укол обезболивающий.

Выступали мы, как «московские звезды», в сборных концертах на открытых площадках. Олег только пел. Под гитару. Потом повезли куда-то далеко, в строительный городок. И там он спел. Закончил. Поднял голову — глаза у него округлились: со всех сторон одни только наголо вырубленные от зелени сопки. Он положил гитару на помост, взял микрофон в руку, а потом как заорет в него:

- Люди!!! На … вы все это «строите»???!!!

Тут нас быстренько пригласили пообедать, потом сразу отвезли в гостиницу.

Вообще, за двадцать лет, которые я имел счастье его знать, он ни одной перемене в жизни по-телячьи не радовался. А время его, на мой взгляд, ушло лет за десять до его рождения.

Режиссеры Вахтангов, Мейерхольд, Таиров, Кулешов, Протазанов… Актеры Мозжухин, Чехов, Хмелев, Хохлова, Коонен —вот люди круга русского артиста Олега Даля. Того круга, отсутствие которого он столь мучительно ощущал всю свою короткую творческую жизнь.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Предчувствовал свою смерть: почему актера Олега Даля хоронили со следами крови на одежде

Звезде фильмов "Отпуск в сентябре" и "Старая, старая сказка" 25 мая 2021 года могло бы исполниться 80 лет (подробнее)