Звезды19 июля 2021 1:04

Полина Виардо - «Безобразная красавица», которую боготворил Тургенев

18 июля исполнилось 200 лет со дня рождения музы великого писателя
Виардо не могла похвастать классической красотой, но и в юности, и в зрелые годы она умела очаровывать мужчин.

Виардо не могла похвастать классической красотой, но и в юности, и в зрелые годы она умела очаровывать мужчин.

Фото: wikimedia.org

В России она интересна потому, что была возлюбленной Тургенева. И тут же возникает вопрос - возлюбленной или любовницей? Забавно, что сегодня ни про одну женщину такой вопрос не зададут. Слово «возлюбленная» вообще вышло из обихода. Про возлюбленных нужно листать с почтением книги прошлых веков.

В Европе она волновала сердца многих. Писала музыку. Училась игре на фортепиано у Ференца Листа. Спустя годы раскрывала в своем салоне таланты молодых композиторов - автора оперы «Фауст» Шарля Гуно, например. Там и Иван Сергеевич вращался, хотя новую оперную музыку не любил. Принимала писателей, которые были «в тренде». Дружила с Жорж Санд и Кларой Шуман. А Генрих Гейне писал о ней так: «Эта певица - не соловей, у которого только один весенний жанр; она и не роза, потому что вовсе не красива; но эта некрасивость так благородна - я почти готов сказать - прекрасна». Еще ее называли «музыкальным муравьем». И «безобразной красавицей».

ОН БЫЛ ЛИШЬ КОЛЛЕЖСКИЙ АСЕССОР...

Полина Виардо, она же - Мишель Фердинанда Полина Гарсиа Ситчес, родилась в Париже 18 июля 1821 года. Папа - испанский певец и преподаватель вокала. Сестра - легенда оперы девятнадцатого века Мария Малибран. Муж - Луи Виардо. Критик, писатель, он был старше Полины на двадцать лет. А Тургенев был старше мадам Виардо лишь на три года. Это на школьных портретах он такой усатый-бородатый и седой, а Полину он встретил в 25 своих лет, в Санкт-Петербурге. Она пела в «Севильском цирюльнике».

Кто такой Тургенев в ту пору? Еще никому не известный сын помещицы, богатый русский поклонник, автор стихов, которые сегодня интересуют всерьез лишь биографов писателя. «Записки охотника» даже не вышли, «Муму» еще не напечатана, а некто Иван, коллежский асессор, кидается в Париж за своей музой, оперной дивой. Ну и ее мужем заодно.

Историк оперы Патрик Барбье написал о Виардо книгу - она была издана в России относительно недавно. Он анализирует отношения Виардо и Тургенева и часто сам себе задает вопрос: было или не было? Очевидно, что чувство Ивана Тургенева было сильным, всецело захватывающим. Но рядом с мадам Виардо в Санкт-Петербурге - бушующее море поклонников, светских львов. Есть ли хоть что-то, что так уж сильно выделяет Ивана Сергеевича в глазах испанки-парижанки, с шестнадцати лет привыкшей к безусловному обожанию зрителей? Она даже не отвечает на его первые письма: отвечает ее муж, а Полина просто передает привет. Зато Тургенев старается и в каждом послании сообщает гадости про любую другую оперную певицу, которая осмелилась выйти на сцену после Виардо. Кого-то называет толстой, кого-то - дурой, кого-то обвиняет в наглом подражании своей богине. Одна из самых страшных театральных рецензий на оперу написана Тургеневым в письме к Полине в сороковые годы XIX века про одну из тех, кого он считал соперницами любимой: «Драматизма в ее пении не больше, чем в моем сапоге. Она Вас рабски копирует… Одета, как Вы, - только на нее вдобавок накинули большой плащ того же цвета, чтобы скрыть ее толщину».

Интересно (спрошу я по-женски), а не это ли злословие выделило все-таки Ивана Сергеевича из толпы кричащих «Бис! Браво!»?

Полина Виардо зрелые годы.

Полина Виардо зрелые годы.

Фото: wikimedia.org

МАДАМ, ПРИШЛИТЕ НОГТИ!

Патрик Барбье проанализировал множество писем Тургенева к его музе, и французских, и немецких. Одно из наблюдений: он никогда не называет ее по имени. Они могли жить под одной крышей, он мог следовать за ней по Европе, от Парижа до Баден-Бадена, но сперва он обращался к ней просто: «Мадам!» (в русском переводе используется слово «Сударыня»), а потом называет ее «дорогой госпожой Виардо» или «дорогой доброй госпожой Виардо». В ее ответах сосуществуют «Дорогой Тургенев» или «Милый добрый Тургенев».

Что это было? Попытка остаться в рамках приличия? Но сплетни о «браке втроем» личной перепиской не унять: это же сегодня опубликовано, не тогда. Тем не менее выдающиеся люди того века при всех строгостях морали посещали странную ячейку общества. Тургенев был символом и русской интеллигенции на Западе, и представителем дворянства. Полина - звездой сцены, даже в детстве успевшей посидеть на коленях у Лоренцо да Понте, писавшего либретто к операм Моцарта. Луи Виардо всегда оставался уважаемым критиком.

Но до 1850 года Тургенев успел-таки написать множество глупостей. Как-то он попросил у Полины прислать ему обрезки ногтей. Еще - засушенный цветок, который Виардо носила в туфельке. А потом пришла реальность. С возвращением в Россию, с речью о Гоголе (Тургенев назвал его в статье великим, что сильно не поощрялось), с «Записками охотника» в анамнезе. Сначала был арест, потом - ссылка в родовое Спасское-Лутовиново. И шесть лет без Виардо.

Таким знаем Тургенева мы, но Полина встретила будущего классика, когда ему было всего 25.Картина И. Репина, 1874 г.

Таким знаем Тургенева мы, но Полина встретила будущего классика, когда ему было всего 25.Картина И. Репина, 1874 г.

«ОДЕВАЙСЯ ТЕПЛО И НЕ ПЕЙ ИЗ НЕВЫ»

У Полины был сын, Поль. Скрипач, дирижер, композитор, друг Сен-Санса. Поль часто говорил, что его отец - Иван Тургенев. Подтверждений этому нет, многие считали, что он просто пытается разозлить мать и сестер. В конце концов постоянные сплетни о «браке втроем» ранили детей сильно. Хотя и известно, что при поездке Поля в Россию Тургенев давал ему рекомендательные письма, а самому Виардо-младшему наказывал: «Делай вид, что очарован Россией, потому что они там все обидчивы, не полагайся на погоду, одевайся тепло и никогда не пей из Невы».

В 1883 году Полина Виардо ухаживала за двумя умирающими людьми: за мужем (он скончался в мае) и за Тургеневым (смерть пришла в сентябре). Сама Полина прожила после 27 лет. Еще немного, и застала бы Первую мировую войну. Сын ее ушел из жизни уже во Вторую мировую, в 1941 году...

Только цифры.

Только цифры.

Фото: Дмитрий ПОЛУХИН