Общество
Эксклюзив kp.rukp.ru
18 августа 2021 11:06

Владимир Познер: Народ был против ГКЧП и вышел не столько за Горбачева, сколько за Ельцина

Известный журналист в эфире радио «КП» объяснил, почему провалился путч в 1991-м
Телеведущий Владимир Познер

Телеведущий Владимир Познер

Фото: Алексей БУЛАТОВ

- Как вы относитесь к действиям ГКЧП 19-21 августа 91-го года?

- Это была попытка государственного переворота, вернуть все восвояси, то есть вернуть советскую власть в том виде, в каком она существовала до начала перестройки. И я был среди тех, кто был категорически против ГКЧП, который был у Белого дома и который был счастлив, что эта попытка провалилась.

- Вы поддерживали политику Горбачева?

- Я абсолютный сторонник Горбачева. То, что он делал ошибки, так кто их не делает? Если учесть, в каком виде ему досталась страна, в которой был сплошной во всем дефицит, которая вообще перестала снабжать собственный народ элементарными продуктами, которая стала уже давно импортировать зерно, а не экспортировать, страна, в которой не было никакой свободы, в которой нельзя было выражать свое мнение, если оно против ЦК КПСС и т.д. Я бесконечно благодарен Горбачеву, что с этим он покончил, что мы получили возможность читать то, что хотим, видеть то, что хотим, ездить, куда хотим. Так что я был и остаюсь поклонником Горбачева и тех решений, которые он ввел в жизнь, понимая при этом, что, конечно, были и ошибки.

- Планировалось на 20 августа подписание нового Союзного договора. Можно ли сказать, что Горбачев бездействовал, никак не пытаясь препятствовать подписанию этого договора?

- Горбачев был сторонником и инициатором этого нового Союзного договора. Он хотел сохранить Советский Союз. И Горбачев был и остается сторонником социализма, точнее социал-демократии. Я полагаю, что то, что он уехал в отпуск до подписания этого договора, это была ошибка, для меня труднообъяснимая. Горбачев не мог не знать о том, что что-то такое готовится. В конце концов, у него были свои источники информации, и мне кажется, что о каких-то планах ГКЧП он, конечно, знал. И то, что он уехал до подписания этого договора, я повторяю, это для меня труднообъяснимая вещь. И именно из-за ГКЧП договор, собственно, и не был подписан, новый Союзный договор не состоялся. Так что это для меня поступок со стороны Горбачева необъяснимый.

- А вы верите, что он действительно находился в изоляции в тот момент?

- Никуда он не мог выехать, это все чепуха абсолютная. Конечно, он был в изоляции. Другое дело, что я не уверен, что не было договоренности. Горбачев у меня был в программе трижды, я трижды его спрашивал. У меня иногда складывается впечатление, что Михаил Сергеевич пытался сыграть в две лузы. То есть он прекрасно знал о ГКЧП, более того, возможно, к нему приходили заранее и говорили с ним, и он принял такое решение, что в любом случае он выиграет. То есть, если ГКЧП придет к власти, он останется президентом, если нет, то он тоже останется президентом. Я повторяю, что я этого не знаю и никаких доказательств у меня нет, но некие домыслы у меня, к сожалению, есть.

- Как вы думаете, почему план ГКЧП в итоге провалился, почему народ не поддержал? Неужели все придерживались таких либеральных, демократических взглядов на тот момент в Советском Союзе?

- Все события в основном проходили в Москве, остальная часть страны была довольно пассивной. А в Москве безусловное большинство было именно сторонниками тех изменений, того нового, что привнесла перестройка. В этом у меня нет никаких сомнений. Поэтому ГКЧП и не мог выиграть. Другое дело, что, по-видимому, у некоторых руководителей не хватило жесткости, то есть они не стали стрелять в толпу, не стали расстреливать людей. Не знаю, что было бы, если бы они стали это делать, может быть, была бы вообще революция. Но факт тот, что силу они применять не стали. А то, что народ был против ГКЧП и был за, уже не столько за Горбачева, сколько за Ельцина, это очевидно.

- В составе ГКЧП было 6 человек, это много. На сколько жизнеспособен такой многолюдный альянс во власти?

- Ну, в любом случае это было бы временное явление. Просто эти люди объединились с определенной целью, а потом они бы определили, кто главный. То ли это был бы снова Генсек и Политбюро. То есть то, что было уже в Советском Союзе. Конечно, это не было бы таким коллективным руководством, и оно никогда и не бывает, оно иногда так называется, но по существу страной управляет правительство, существует определенная политическая система. То ли это парламентская, то ли это президентская, то ли это диктатура определенная, по-разному. Но ГКЧП это просто было временное объединение определенных людей, стремившихся к определенной цели.

- А как вы относитесь к членам ГКЧП? Можно ли их считать патриотами?

- Можно, наверное, сказать, что и Гитлер был патриотом Германии. Но от этого он не становится меньше преступником. Думаю, что по-своему, да, эти люди были патриотами. Но я считаю, что они были преступниками. Я считаю, что зря их великодушно простили, их надо было не просто арестовать, но и судить и давать им срок. Потому что то, что они пытались сделать, было абсолютно противозаконным. Так что для меня – да, вероятно, патриоты, но и преступники при этом.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Сергей Степашин: ГКЧП хотел «поработать» с Ельциным, чтобы он возглавил СССР

30 лет назад в СССР произошел «путч» - заговорщики из руководства страны объявили Чрезвычайное Положение, надеясь остановить распад государства. Почему у них ничего не вышло - kp.ru рассказал экс-председатель Комиссии по расследованию деятельности ГКЧП (подробнее)