Общество20 сентября 2021 21:21

Не Гагарин и Овечкин, а Моргенштерн и Ивлеева: На кого мечтает быть похожей молодежь

Почему кумирами наших подростков становятся не герои и чемпионы, а блогеры и певцы матом
Российская молодежь больше всего доверяет Моргенштерну

Российская молодежь больше всего доверяет Моргенштерну

Фото: Агентство городских новостей МОСКВА

Социологи ошарашили россиян: «Российская молодежь больше всего доверяет Моргенштерну». По опросам исследовательского центра «Ромир», этот эпатажный репер стал безоговорочным лидером рейтинга доверия среди тех, кому от 14 лет до 21 года. На втором месте – его коллега по сцене Егор Крид. За ним телеведущий-путешественник Антон Птушкин и блогер(ка) многостаночница Настя Ивлеева.

Лидеры рейтинга доверия среди россиян 14-21 года (по данным опроса Ромир):

1. Алишер Моргенштерн (музыкант)

2. Егор Крид (музыкант)

3. Антон Птушкин (блогер, телеведущий)

4. Анастасия Ивлеева (блогер, телеведущая)

5. Константин Ивлев (повар, телеведущий)

6. Тимур Юнусов — Тимати (музыкант)

7. Артем Дзюба (футболист)

8. Гарик Харламов (комик, актер)

9. Дмитрий Борисов (телеведущий)

10. Ида Галич (блогер)

Куда из этого списка делись настоящие герои? Воины, совершившие подвиги, космонавты, спортсмены-чемпионы? На худой конец — успешные бизнесмены-миллиардеры?

Может, пора что-то «подправить в консерватории»?

Но возможно ли это?

Как нам быть с такой молодежью, в «КП» поспорили лидер группы «Машина Времени» Андрей Макаревич и самый «скрепный» сотрудник «Комсомольской правды», спецкор Дмитрий Стешин.

ЗА «РАГУ...» НЕ В ОБИДЕ

Макаревич:

- Я сам в свое время был немного Моргенштерном.

Алфимов:

- И «Комсомолка» писала тогда о вас разгромную статью «Рагу из синей птицы». После которой вашу группу чуть не запретили.

Макаревич:

- Не было так, чтоб сразу взяли и запретили. Просто начались проблемы. Нас посадили на репетиционный период месяца на 2-3. Должны были даже расформировать! Но спасли поклонники - они завалили «Комсомолку» письмами. И тогда все свели к полемике в газете — кто-то был за, кто-то против.

А статью в «КП» помнят потому что газета была самой большой и влиятельной. Вы же были не первые. «Советская Россия», «Литературная» тоже об этом писали, но это были газетки поменьше.

Алфимов:

- Ирония судьбы. «КП» громила вас 40 лет назад, а сегодня мы спорим в ее редакции, вы даже ведёте свою программу на Радио «Комсомольская правда».

Макаревич:

- Всё идет волнами. «Машина» за свои 52 года пережила и то, и другое.

КОСМОС СТАЛ РУТИНОЙ

Стешин:

- Но сегодняшние кумиры молодежи — это же полная катастрофа!

Макаревич:

- Это не хорошо и не плохо. Просто так обстоят дела на сегодняшний день.

Алфимов:

- Родителям хвататься за голову от того, что интересует их детей? Ведь посмотреть на Моргенштерна — волосы встают дыбом.

Макаревич:

- Сами разберутся, что им интересно на этом отрезке жизни. Вспомните Жванецкого, он мудро сказал: «Люди собираются там, где что-то происходит». На пустом месте не получится. Вместо того, чтобы хвататься за голову, надо хотя бы посмотреть: «А почему?». Но не дай бог запрещать.

Алфимов:

- Почему в списке кумиров нет Гагарина?

Макаревич:

- Потому что время изменилось. Гагарин был героем, простите, в 1961 году. И я помню, как это было. Я стоял в Москве на Каменном мосту и смотрел, как он едет в открытой Чайке с Хрущевым, как вертолет разбрасывал его портреты. Народное ликование. Все мальчишки мечтали стать космонавтами. Но потом появились новые интересы.

Алфимов:

- Сегодня каждый подросток знает на зубок десяток блогеров, видит их красивую жизнь. И ими же мечтает стать, причем, желательно блогером-путешественником. Хотя, мой сын (ему 10 лет) мне тут сказал, что больше не хочет стать капитаном, а будет космонавтом. Это, наверное, исключение?

Стешин:

- Сегодня общество поняло, что дальше ближайшего космоса ему не вырваться. Все бессмысленно. А просто полет в космос стал рутиной — нет уже в этом ничего героического.

«ГЕРОИ ВСЕГДА ПРИХОДЯТ САМИ»

Алфимов:

- Ладно, не Гагарин. Но была же масса героев. Тот же Павка Корчагин.

Макревич:

- Да не был он символом. Давайте честно. Он возникал тогда, когда литература переходила в пропаганду. Вспомните еще Мальчиша-Кибальчиша. В каждой школе висели портреты пионеров-героев. Но это была обычная просто пропаганда.

Алфимов:

- А почему нет в списке кумиров Павла Дурова, он же наш современник, сделал сам себя, добился потрясающих высот, создал Вконтакте и Телеграм! Почему нет хоккеиста Овечкина, который известен на весь мир? Они же не только успешные, но и богатые. Дуров и вовсе — миллиардер. Почему нет, в конце концов, Дениса Проценко, который спасает Россию от ковида, Ирины Родниной...

Макаревич

- Значит они не в круге интересов молодежи. А на Роднину надо было смотреть 30 лет назад, когда ей рукоплескал весь мир. Всё проходит. Мир сжимается. И не надо рвать остатки волос по этому поводу.

Алфимов:

- И герои советских пионеров, уйдут вместе с этими пионерами?

Макаревич:

- Так устроена жизнь. Вы помните героев 200-летней давности? Сходу - только декабристы. Детям свойственно себе придумывать каких-то кумиров. Но никогда их не получалось создавать искусственно. Как только навязывают — всё проваливается. Герои всегда сами приходили.

ПЕРЕБЕСЯТСЯ

Стешин:

- А я в печали. "Beatles", которые когда-то рвали чарты, страны, мораль, сейчас - мальчики из церковного хора если сравнить с тем же Моргенштерном. Изменились критерии.

Алфимов:

- Андрей Вадимович, вам же запрещали слушать битлов в молодости?

Макаревич:

- Нет. Мало того, папа мне их принес. Но вот бабушка кричала: сколько можно, у них все песни на один мотив. И ей бесполезно было доказывать, что у них все песни на разный мотив. Она этого просто не слышала.

Стешин:

- Лет 20 назад один журнал попросил меня в шутку написать прогноз на 21 век. Я много чего напрогнозировал, но была такая деталь: «Душевное здоровье перестанет быть нормой». И мы сейчас это наблюдаем. У каждой девочки-зумера сейчас биполярка (психическое расстройство, резкие перепады настроения, — ред.), как минимум. И они этим гордятся.

Современная эстрада отражает потерю душевного здоровья молодежи. Они, возможно, здоровые люди, но они через это эпатируют. Родителей, сверстников, самих себя...

Макаревич:

- Не помню, чтобы и 50 лет назад в моде у молодежи было душевное здоровье. Все были помешаны на музыке, были хиппи. Уходили из дома. Это нормальное состояние. Потом как-то все приходят в себя со временем.

Алфимов:

- Может, и правда перебесятся? Я в 90-х тоже слушал «Красную плесень» и «Сектор газа» с «Мальчишником».

Стешин:

- Да, можно «Гражданскую оборону» вспомнить… Но песни того же Макаревича, Летова, запускали какую-то мысль и духовную работу. Их разбирали на цитаты. А что транслирует Моргенштерн? Просто фотографируется с пачками денег.

Алфимов:

- ...а молодежь принимает это всерьез.

Макаревич:

- А почему вы за них решаете, не спросив? Недооцениваете их чувство юмора?

Мир стал другим. Человек с гитарой перестал быть мессией во всем мире. Если бы сейчас какой-то молодой артист понес духовные откровения, его просто не стали бы слушать. Увы.

А НУЖНО ЛИ ЗНАТЬ?

Алфимов:

- Ксения Собчак устроила блиц-опрос Насте Ивлеевой - блогеру с 20 миллионами подписчиков в Инстаграм: «Фамилия Петра Первого? - Рюрикович - Чем известна фамилия Джугашвили? - Без понятия... Это не мешает мне зарабатывать». А подростки смотрят на это и считают образцом.

Макаревич:

- Думаю, очень скоро никто этого знать не будет. Увы. Мы почему-то все верим в какую-то вечность. Пелевин давно заметил, что никакой вечности больше нет. Это все иллюзия. Писатели, которых проходят в школе, они замечательные, но их всплеск был 150 лет назад. Вот тогда они были современными, актуальными. Какого черта сегодняшнюю молодежь должно интересовать то, что было актуально 150 лет назад?

Стешин:

- Если не оглядываться на мудрость и достижения предков, мы просто прервем преемственность поколений.

Вот у меня дочка учит «Слово о полку Игореве» в школе. Это первый памятник русской словесности. И его надо знать даже если тебе половина там непонятна. Это должно был в фундаменте.

Макаревич:

- Вы опять про вечность. Памятники русской словесности у молодежи никто не отбирал. Но что сделать, чтобы они им были интересны, я не знаю. Если вы их будете вдалбливать силой, ничего, кроме отвращения у молодых людей не вызовете. Вспомните себя в школе.

ОТ ИНФОРМАЦИИ НАДО СПАСАТЬСЯ

Алфимов:

- Актриса Мария Шукшина назвала бескультурье вирусом опаснее коронавируса. «Оно выкашивает целые поколения».

Макаревич:

- Меня папа спрашивал: «Что лучше – апельсин или солнечный день?» И я не мог ответить. Так же сложно сравнивать бескультурье с ковидом. Я думаю, с ковидом разберутся быстрее…

Во время нашей молодости вызывало интерес все, что было за «железной стеной». И все, введенное в дефицит, сразу становится очень интересным.

Стешин:

- Сейчас эпоха информационного пресыщения.

Макаревич:

- Нет. Уже следующая ступень – эпоха защиты от информации. Она нас давит со всех сторон, она находит все более агрессивные способы в нас влезть и 95% этого не заслуживает внимания.

Алфимов:

- Может, пойти по пути Северной Кореи? Закрыть границы, обрезать интернет...

Макаревич:

- Два раза в одну воду не получится. У нас это уже было. Второй — не надо.

ЗАПОВЕДЕЙ ДОСТАТОЧНО ДЛЯ ВОСПИТАНИЯ

Алфимов

- Мне заходит не больше половины шуток, которые нравятся моей 12-летней дочери. На это ориентироваться?

Стешин:

- Нет. На ценности своего поколения. Родители не равны детям. Всегда должна быть дистанция, к сожалению.

Алфимов:

- Но у меня же есть набор ценностей. И я по нему пытаюсь лепить дочь.

Макаревич:

- Базовый набор ценностей закладывается в возрасте от 2 до 4 лет. И укладывается в 10 заповедей. Дальше пускай человек сам ориентируется в жизни, исходя из этого. Что воровать не хорошо, врать не хорошо, не говорю про убивать.

Алфимов:

- А если я вижу, что ребенок катится не в ту сторону?

Макаревич:

- Почему жизнь вашего ребенка должна складываться так, как вам хочется? Пусть делает ошибки, потому что если он их сделает сам, и сам исправит, он это запомнит на всю жизнь. Если вы его начнете учить где красное, а где белое, притом, что он думает иначе, то кроме противодействия вы ничего не получите.

ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ

Они не читали «Как закалялась сталь»

Да, в советском прошлом были раскрученные государственной машиной люди-символы, люди-герои. Сегодня так уже не работает. В 21 веке с его ТикТоками, Инстаграмами и прочими Ютьюбами каждый сам выбирает, к какому идеалу стремиться. Хоть репера-матершинника, хоть рукастого футболиста.

Кто постарше брюзжит: «Да кем же они станут? Как Родину будут защищать, если враг нападет?». А ведь именно воспитанное на советских героях поколение не защитило страну в 1991-м, дало ее развалить.

А мальчишки из «проклятых» 90-х и безыдейных 2000-х, которые не читали в школе «Как закалялась сталь», идут и совершают подвиги в составе 9-й роты в Чечне, ополченцами на Донбасе, летчиками и спецназовцами в Сирии.

Может, тогда и не в кумирах дело, а в чем-то другом?

РОДИТЕЛЬСКИЙ ДОПРОС

Пусси джуси на тусе

Анна МИЛЛЕР

Колумнист «КП» о кумирах молодежи и своем рецепте противоядия

Во дворе задорно пляшут школьницы. Музыка такая заводная, что плечо начинает подергиваться тыц-тыц-тыц… Моя двухлетняя дочь бежит к компашке 11-летней сестры и весело крутит попой с девчонками, тыц-тыц-тыц и хохочет.

Что за песня? Прислушиваюсь.

Мамочки!

Пусси джуси на тусе

Деньги, деньги, мани, мани

Мои доллары в плюсе

Моя ж… на тусе

Мне караты на уши, на мне дорого бусы

В моей ж… импланты, в моих си… импланты

Я скинула си… на свою фронталку

Ну, и дальше что-то про пачки в тачке…

А потом что-то отборным матом с вкраплениями порнухи.

Хотелось то ли закрыть всем детям уши, то ли немедленно спасти мир от разврата покупкой абонемента в Консерваторию.

Ворчливая осуждающая бабка во мне вырвалась наружу и завизжала: фу, что за кошмар и бесстыдство! Мало того, что материтесь, так, о чем! Потребительство! Убожество! Разврат! А как же просвещение, работа на благо, где ваши смыслы? Куда катится мир, о, мое больное сердце!

А потом бабка устала ворчать, и я вспомнила себя в 12.. и в 15…

В средней школе я была по уши влюблена в Вову Лёвкина, такого с мелированной челкой. Мы с подругами тащились от «На-на». Знали песни наизусть, обклеивали комнаты постерами и представляли, как эти волшебные принцы Алибасова женятся на нас и увезут в закат, чтобы любить вечно.

Параллельно я, правда, осваивала скрипичные концерты Ридинга и Вивальди. А на рояле разбирала Штрауса и Бетховена. Мне даже иногда нравилось. Но Лёвкин с упавшей шляпой — ах, ах!

Потом я подросла. И стала слушать Цоя, наши сердца требовали перемен, дух захватывало от мощи ударных. Мама кривилась и вздыхала. Я научилась играть на гитаре. И курить, кажется.

На гитаре я играла не фламенко, конечно. А то, что было круто. «На границе ключ переломлен пополам, а наш дедушка Ленин совсем усох, он разложился на плесень и на липовый мед…»

Потом мы ходили на «Агату Кристи». Красили губы «гуталином».

Наркоманы тогда казались крутыми. Я не стала наркоманкой.

Уверена, что и мои девочки не побегут врезать себе импланты в ж… И не бросят учебу, ради гуччи-проституччи…

Да, мы орали во дворе песни группы «..уй забей». Но еще я слушала романтические баллады Скорпионс и рыдала, потому что регулярно влюблялась в кого-то недоступного и бессердечного. А вечерами забиралась с ногами в зеленое кресло у фортепиано и слушала, как папа играет регтаймы Джоплина и поет Вертинского.

Можно, конечно, запрещать детям слушать «пошлятину». Но это же как с курением и шапкой. Они зайдут за угол и закурят, и снимут шапку.

Детям невозможно ничего запретить.

Но можно вместе с ними подрыгаться под «джуси-пуси», закатывая глаза и издеваясь с оттягом. И рассказать правду об имплантах в груди и губах. А потом сходить на хороший концерт фортепьянной музыки (помню, я как-то повела дочь в зал Чайковского, она была поражена концертом Равеля, потом мы вместе читали о нем, ох, и мощный же дядька).

Да, в нашем потребительском мире стало слишком много гуччи, пуччи, а блоггеры вот этим зарабатывают себе на пачки в тачке. Не то что преподаватель Консерватории…

Но я почему-то уверена, Вивальди победит.