Звезды27 сентября 2021 0:48

Такого Мацуева вы еще не видели: знаменитый пианист появился на публике в неожиданном виде

На фестивале в Дубае музыкант рассказал о кулинарных экспериментах в пандемию и случайном знакомстве с хитами Моргенштерна
На пресс-конференцию к коллегам-музыкантам Мацуев вбежал с опозданием

На пресс-конференцию к коллегам-музыкантам Мацуев вбежал с опозданием

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

На международный фестиваль классической музыки InClassica, проходивший в Дубае с 28 августа по 26 сентября, Денис Мацуев приехал под занавес - его выступление оставили на десерт, точнее, закрытие смотра. День у пианиста был расписан буквально по минутам, поэтому на условности вроде белой рубашки он не отвлекался (тем более, в Эмиратах настоящая баня: температура +37 из-за влажности ощущается как +47).

На пресс-конференцию к коллегам-музыкантам в строгих костюмах Мацуев вбежал с опозданием и словно только что с пляжа: футболка, шорты, на ногах - удобные кроксы. А потом в таком же виде артист уселся за рояль репетировать третий концерт Рахманинова. Обувь не мешала - отвлекался пианист разве что на звук, который звучал необычно: играть пришлось не в концертном зале, а на стадионе Coca-Cola Arena.

Концерт Рахманинова Денис Мацуев репетировал в шортах и кроксах.

Концерт Рахманинова Денис Мацуев репетировал в шортах и кроксах.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

- Я приехал в Дубай впервые с 1995 года, когда выступал здесь еще совсем юным студентом первого курса московской консерватории, - признался артист репортерам в перерыве между репетициями. - Здесь тогда еще ничего не было, а сейчас - сплошные небоскребы. Никогда не забуду тот концерт. В зале находилось человек 20, не более - все шейхи. Рояль был небольшой и не в самом лучшем состоянии, но опыт я получил интересный. А то, как за пару десятилетий изменилось это место, и вовсе невероятно. Думаю, Дубай в скором времени станет новой концертной точкой на карте мира. Публика здесь разная, туристы и бизнесмены приезжают отовсюду, поэтому масштаб событий будет только увеличиваться.

Сегодня на закрытии фестиваля я сыграю Рахманинова. Его Третий концерт - один из самых уникальных, мощных и трудных для меня. Я его называю "Эверест Рахманинова". С 12 лет мне приходилось играть его более 200 раз с самыми великими оркестрами и дирижерами мира. И каждый раз все равно как первый, в этом и заключается главная интрига. Взобраться на этот Эверест, прожить каждую ноту, пропустить через себя... Концерт Рахманинова для музыканта - показатель его формы: душевной, физической, технической. А еще рахманиновская музыка - одна из лучших вакцин как для исполнителя, так и для публики.

Пианист поселился в одном из самых престижных отелей Дубая.

Пианист поселился в одном из самых престижных отелей Дубая.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

- Что вы успели за пандемию, пока были без концертов? Многие артисты благодарны этому времени за общение с семьей и долгожданный отдых, - поинтересовалась у Мацуева "Комсомолка".

- Ну хватит, наотдыхались! Я уже практически вернулся в свой допандемический график. Если раньше у меня было 260 концертов в году, то сейчас - 180. Жизнь возвращается в прежнее русло, и это радует. Потому что концерты - это наш кислород, без которого невозможно существовать. Ни одно онлайн-шоу не заменит живую публику в зале. К счастью, в нашей стране мы недолго сидели на привязи, скажем так, потому что с августа 2020 года снова начали играть. Европа открылась только в мае этого этого года. Скоро Америка открывается, и в конце октября я отправлюсь в большое турне.

А что я успел... Разучил новый репертуар, пообщался с близкими и даже проявил кулинарные способности, которых никогда за собой не замечал. Научился готовить плов. Может, как-нибудь устрою мастер-класс по приготовлению "плова по-мацуевски". Там есть импровизация!

- Что добавляете - зира, изюм есть в вашем плове? В чем его секрет?

- Зира, конечно - какой же плов без зиры? Никаких привычных ингредиентов я не убирал, хотя есть и нововведения. Но хватит об этом - мне надо настроиться на Рахманинова!

Музыкант - один из немногих, кто в пекло не стал заморачиваться с дресс-кодом.

Музыкант - один из немногих, кто в пекло не стал заморачиваться с дресс-кодом.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

- А когда лень, когда не хочется играть, как вы настраиваетесь?

- А мне не бывает лень. Предвкушение выхода на сцену - это лучшее, что у меня есть. Я никогда в жизни не боялся сцены, упаси Господь. Наоборот! У меня все начинает кипеть и бурлить изнутри. Концерт для меня это кульминация прожитого дня. И даже если я вдруг заболел, музыка лечит. Ну а если совсем иссяк, немедленно еду в Иркутск и ныряю в Байкал. Это для меня место силы.

- Вас не смущает, что концерт на арене? Публика здесь не просто хлопает, но и топает, как на спортивном матче...

- А я считаю, что не нужно сдерживать свои эмоции. Да, мы на стадионе, который не предполагает классической музыки. Но я готов играть в любой точке Земли и выкладываться на 100% для своего зрителя.

Вот, кстати. За эту пандемию я стал свидетелем трех исторических концертов. 20 марта 2020 года, когда все только закрылось, я играл в пустом зале - этот концерт посмотрели 4 млн человек. Второй концерт был в августе того же года и символизировал возвращение к жизни. А сейчас, 29 сентября, в московском Доме музыки состоится мой сольный концерт, который пройдет при 100%-ной загруженности зала. Это первый в мире концерт пианиста при полном аншлаге за время пандемии. Да, нужны кюар-коды, не всем это нравится, но когда вы последний раз в Москве видели полный зал?

На этот раз Мацуеву пришлось играть не в чопорном концертном зале, а на площадке посреди стадиона.

На этот раз Мацуеву пришлось играть не в чопорном концертном зале, а на площадке посреди стадиона.

Фото: Алена МАРТЫНОВА

- У вас был необычный эксперимент с Иваном Ургантом, когда вы вместе сыграли "Кадиллак" Моргенштерна. Балуетесь рэпом?

- Мы в Ваней дружим, это уже второй наш музыкальный батл. Ургант кстати, большой талант, замечательно играет на многих музыкальных инструментах. А Моргенштерна я не знаю, я тогда вообще не знал, что играл! Но я готов и к таким рискам, если это привлечет молодежь. Это здорово, что у нас в залах сидят молодые люди. В Европе, куда бы я ни приехал, с этим беда - там, наоборот, сплошь седые головы. И мы должны делать все возможное, чтобы в зале появлялась молодая публика. Ради этого порой можно и похулиганить.

- А нужна ли классическим музыкантам такая публика? Например, Анну Нетребко сейчас ругают за то, что якобы устроила из оперы шоу-бизнес и привлекла не тех зрителей.

- А почему бы и нет? На самом деле не только Анечка наша дорогая этим занимается. Еще в 1990 году три великих тенора - Паваротти, Каррерас и Доминго пели на стадионах, и благодаря им многие тогда впервые пошли в оперу. Помню, как в 1990-е годы мне приходилось играть на самых разных концертах. Взять, например, День милиции. Я выступал один посреди эстрадных артистов. И после этого один таксист мне как-то сказал: "Мне так понравилась ваша прелюдия Рахманинова, что я купил абонемент в филармонию". И что же в этом плохого? Я больше 20 лет привлекаю публику. Бороться с шоу-бизнесом невозможно, но мы должны расширять нашу аудиторию.