Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
Политика
Эксклюзив kp.rukp.ru
17 ноября 2021 20:21

Геннадий Зюганов высказался о "громких делах" однопартийцев - Рашкина и Самсонова

Куда «друзья коммуниста» дели лицензию на отстрел лося и откуда возникло «дело о педофилии». Об этом лидер КПРФ рассказал в эфире Радио «Комсомольская правда»
Лидер КПРФ Геннадий Зюганов

Лидер КПРФ Геннадий Зюганов

Фото: Владимир ВЕЛЕНГУРИН

Над депутатами-коммунистами нависло сразу несколько неприятных историй. Сначала у депутата Госдумы Валерия Рашкина обнаружили в машине тушу лося. Разрешения на отстрел животного у него не было, а сам Рашкин заявил, что вез тушу в полицию...

И вот новая неприятность. В СМИ появилась информация, что депутат-коммунист заксобрания Приморья Артем Самсонов, якобы, замешан в «сексуальных действиях» - по отношению «к несовершеннолетнему»...

Естественно, журналисты «Комсомолки» Александр Гамов и Елена Афонина не могли не задать вопросы об этом лидеру КПРФ Геннадию Зюганову.

И коммунист за товарищей по партии ответил.

Вот этот разговор почти без купюр.

Гамов:

- Товарищ Генеральный секретарь! Не подумайте, что я кривлю душой, но я думаю, что после товарища Сталина вы - самый честный руководитель Компартии, поэтому честно ответьте нам, что же случилось с товарищем Самсоновым? А потом перейдем к товарищу Рашкину.

Зюганов:

- Прежде всего, надо сказать, что случилось с председателем партии, которую вы назвали. Меня 300 с лишним раз судили, 46 спецопераций провели. У моего сына взломали квартиру, искали «золото партии». Мой родной дом, который я с отцом-инвалидом построил, купили бандиты и устроили такое паскудство, которое не хочется даже вспоминать. Привезли туда скульптуру Ленина, спилили ему голову, мою голову пришили. Организовали там «музей». И три месяца издевались над всем святым, что было в жизни.

Мне казалось, что в 90-х это закончилось. Ничего подобного.

Возьмите того же Рашкина...

Рашкин поехал на охоту. Там случилось, видимо, какое-то нарушение. Мы предложили: срочно давайте расследуем, составим комиссию. Отказались. Рашкин официально написал в Следственный комитет личное заявление. Я говорю: «Валерий Федорович, напишите, что независимо от неприкосновенности, вы дадите все показания». Написал.

Я пока не получил от них ответа. И вдруг говорят: прокурор требует снятия неприкосновенности.

Меня интересует только правда, что было на самом деле. Его (Рашкина, - ред.) друзья пригласили на охоту, он на эту охоту 20 лет ходил к своим друзьям. Обычно, если тебя приглашают на охоту, у тебя первая лицензия, вторая, третья, четвертая. Я абсолютно уверен, что они брали эту лицензию. Куда она пропала, что случилось на самом деле?

Мы попросили нашего депутата Синельщикова, руководителя Комитета по борьбе против политических репрессий, расследовать это дело. Он сейчас этим занимается, потом подробно расскажем.

Я не вижу никакой необходимости прокурору приезжать и просить снятия неприкосновенности. Рашкин никуда не скрывается, он сам предложил дать показания. Более того, он сходил на детектор лжи, они его два часа расспрашивали. Просто сводят счеты с партией.

И пытаются Артема Самсонова… Что-то там придумали, два года назад было.

Я за то, чтобы каждый строго соблюдал закон, но соблюдать прежде всего обязаны те, кто надел погоны, кто носит прокурорский мундир, судебные мантии...

Гамов:

- По Самсонову, товарищ Генеральный секретарь. Что правда, что нет?

Зюганов:

- Я извиняюсь, сейчас расследуем. Никто не знает, что они хотят. И по Рашкину. Он написал. Прошло две недели. Никто не приглашает. Вот придут сейчас, требуя расправы...

Гамов:

- А вот по Самсонову все-таки есть какая-то… (информация)

Зюганов:

- Пока нет материала. Я получу его. Сегодня Афонин (первый заместитель главы КПРФ, - ред.) говорил с первым секретарем, ребята выезжали на место.

Гамов:

- С первым секретарем обкома?

Зюганов:

- Приморского. Долгачев – опытный человек у нас. Меня смущает, что идет целая полоса.

Ребята, комсомольцы, в Ленинграде пошли поклониться героям на День комсомола. Забрали в кутузку, 30 часов держали в обезьяннике. Зачем?

В стране есть пятая колонна провокаторов, теперь, я уверен, кто-то осознанно подрывает стабильность. Именно они навязывают вот эту полицейщину. Мы ходили по Москве, не разбили ни одного стекла, ни одной машины не перевернули. Гордиться надо этим. Укреплять надо это.

Гамов:

- А по Самсонову вам когда должны представить отчет?

Зюганов:

- Мы расследуем сами все факты. Поэтому, никто не согласится с расправой. Надо мной пытались... Мне десять лет подготовила ельцинская камарилья. Уже наручники готовы были надеть. Кто за меня заступился, знаешь? Бондарев – писатель. Распутин – писатель. Кобзон пришел лично. Говорухин пришел. Они состояли в "Единой России" – Говорухин и Кобзон. Они пришли и сказали: мы не дадим над тобой расправиться.

Гамов:

- Слава богу.

Афонина:

- Позвольте, я тоже спрошу про Артема Самсонова. Может, это неприятно прозвучит, но тем не менее. Соцсети знают все, тем более, если человек сам выкладывает туда фотографии.

Зюганов:

- Давайте разберемся, Леночка.

Афонина:

- Хорошо, давайте разберемся.

Зюганов:

- Когда я увидел свою фальшивую фотографию, смонтированную, там был только мой галстук. Я спрашиваю эксперта, он говорит: чтобы доказать, что эта фотография фальшивая, нужна очень сложная экспертиза. Сейчас можно соорудить все, что угодно. Вообще, с этими соцсетями мы под колпаком, это электронный концлагерь. Просто безобразие в высшей степени.