Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
Происшествия27 ноября 2021 20:32

Председатель Независимого профсоюза горняков России: «Шахтеры так и будут погибать раз в 4-5 лет»

Своими мыслями о трагедии на шахте «Листвяжная» с KP.RU поделился один из профсоюзных лидеров шахтеров Александр Сергеев
Кемеровская область. Баннер с рекламой шахты "Листвяжная" в городе Белово, где произошло ЧП. Фото: Максим Киселев/ТАСС

Кемеровская область. Баннер с рекламой шахты "Листвяжная" в городе Белово, где произошло ЧП. Фото: Максим Киселев/ТАСС

Большинство горняков и спасателей, которые 25 ноября оказались в эпицентре взрыва на угольной шахте «Листвяжная» в Беловском округе Кемеровской области, все еще остаются под землей. Напомним, что здесь произошла авария, которая, судя по всему, была лишь делом времени: рано утром на глубине 250 метров, когда в шахте работало около 300 человек, случился взрыв. Туннели заволокло дымом. Трагедия на «Листвяжной» стала самой масштабной за последние 11 лет. В ней погибло 51 человека: 46 горняков и пять горноспасателей, пытавшихся прийти им на помощь. Председатель Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев считает, что такие трагедии будут повторятся, пока начальников на шахтах, не начнут сажать:

О метане

В большинстве случаев причиной трагедий в угольных шахтах становится взрыв метана и угольной пыли. Совместно. Метан в связанном состоянии находится в угле в разном количестве выделяется. Шахта «Лествяжная» относится к третьей категории опасности: здесь 1,3 кубических метров метана из тонны угля выделяется в минуту.

Раньше производительность была ниже и метана выделялось меньше. Достаточно было закачать в шахту воздух , разбавить метан до состояния, при котом он не может взрываться - это меньше 1,5 процентов и все. Современные темпы добычи подтолкнули и техническое развитие систем безопасности: появилось электрооборудование, специальные выключающиеся в случае опасности датчики, введены правила пыле-газового режима, вентиляции шахт. Все это появилось после трагедий. Мы говорим, что все правила безопасности, написаны кровью погибших шахтеров.

Всегда есть вероятность взрыва. Но для того, чтобы он произошел, взрыв должен «созреть». Должно наложиться множество факторов. Ну, например, неправильный расчет горных работ, направления струи выхода газа при добыче и т. д. Есть датчики, которые замеряют уровень метана. По правилам, если они показывают повышенный уровень, должна отключаться электроэнергия. А это простой работы. В советское время, скажу честно, ставили перемычки. То есть датчик фиксировал повышение уровня метана, но оборудование не отключал. Думаю, и сейчас так кое-где делают. Но не работяги. Работяга на такое никогда не пойдет, только по прямому указанию начальства.

Председатель Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев. Фото: Станислав НАДАЛИНСКИЙ

Председатель Независимого профсоюза горняков России Александр Сергеев. Фото: Станислав НАДАЛИНСКИЙ

О человеческом факторе

Только соблюдение правил безопасности, которые были составлены, как мы говорим, «на смерти горняков», позволяет минимизировать риск таких трагедий. Но полностью их исключить нельзя. Может сработать природный фактор: метан может внезапно взорваться, если его концентрация будет выше 6 % в атмосфере. Без искры и огня. Соблюдение норм безопасности – задача начальства. А оно обязано следить за уровнем метана и в случае повышения показателей остановить работы, снизить концентрацию газа, существуют нормы проветривания. Но это потеря времени, простой машин, расходы. А хозяину нужен план, доход. И здесь возникает, как мы любим говорить, человеческий фактор, помимо природного.

О том, что в шахте происходит сейчас

Сейчас в шахте остался эпицентр. Когда горноспасатели подошли к завалам, сделали замеры, датчики показали, что оттуда идет тяга – больше 6 процентов метана и 0,25 СО. Это говорит о том, что метан продолжает выделяться, его концентрация опасна самовзрыванием. И одновременно, раз есть СО, тлеет угольный массив. Значит может появиться открытый огонь и снова будут взрывы. Может взорваться вся шахта. Поэтому сейчас важно как можно скорее откачать из шахты воздух. Надо изолировать очаг от кислорода – снизить концентрацию метана, выдуть его из шахты. Возможно, будут делать-перемычки - прекращать доступ воздуха, бурить скважины сверху , закачивать в шахту азот или пену специальную – это технический вопрос. Что касается горняков, то уже принято трудное моральное решение: их считают погибшими. У них не было шансов. Уже через 5-6 часов пребывания в такой атмосфере, без воздуха.

В Кузбассе объявлен трехдневный траур по погибшим на шахте "Листвяжная". Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

В Кузбассе объявлен трехдневный траур по погибшим на шахте "Листвяжная". Фото: Кирилл Кухмарь/ТАСС

О решении проблемы

Но надо понимать, что такие трагедии будут повторяться, но, чтобы их минимизировать, у начальства должен быт страх попасть в тюрьму. А иначе шахтеры так и будут погибать раз в 5-6 лет. Но у нас, к сожалению, законодательство такое, что такая халатность квалифицируется как преступление средней тяжести по неосторожности. Срок давности – 5 лет. Через пять лет следствия дело закрывается за давностью. Думаю, что за смерть людей на «Листвяжной» никто не понесет ответственность. Как никто не был наказан за гибель шахтеров в 2010 году на шахте «Распадская».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

«Я пытался всех реанимировать, но они умирали у меня на руках»: Единственный выживший горноспасатель рассказал, как ему удалось выбраться из шахты «Листвяжная»

Жена выжившего горноспасателя рассказала «КП», как семья пережила ночь, считая своего мужа и отца мертвым, и что сам говорит на это все Александр Заковряшин (подробности)

«Закроешь аварийную шахту — оставишь людей без денег»: почему трагедии в угольной отрасли повторяются снова и снова

Глава Национального антикоррупционного комитета назвал халатность и коррупцию причинами трагедии в шахте «Листвяжная» (подробности)