Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-5°
Boom metrics
Звезды2 декабря 2021 14:15

«Я была готова»: Звезда «Афони» Евгения Симонова вспомнила, как отказывалась удалять рак и половину легкого, оставив деньги на загородный дом

Народная артистка России — о нежелании играть спектакли, гонораре за фильмы, тяжелой жизни и узнавании поддатыми мужиками
В подробном интервью ютуб-блогу «Скажи Гордеевой» Симонова приоткрыла завесу и рассказала, как справилась с раком, спала двадцать лет и летала в Германию за консультацией.

В подробном интервью ютуб-блогу «Скажи Гордеевой» Симонова приоткрыла завесу и рассказала, как справилась с раком, спала двадцать лет и летала в Германию за консультацией.

Фото: www.youtube.com

Звезда советских фильмов и артистка театра им. Маяковского Евгения Симонова за последние три года снялась только в двух сериалах («Метод», «Медиатор»), и то в эпизодических ролях. Тем интереснее узнать, чем сейчас она живет. В подробном интервью ютуб-блогу «Скажи Гордеевой» Симонова приоткрыла завесу и рассказала, как справилась с раком, спала двадцать лет и летала в Германию за консультацией.

ПРО ТЯЖЕЛУЮ ЖИЗНЬ

«Мою счастливую жизнь составляет семья. Это на первом месте. И работа. Которую я люблю. Хотя иногда мне очень не хочется идти на спектакли. Вообще, мне очень тяжело жить. У меня жизнь счастливая, но тяжелая. Много объектов внимания и тяжелая работа. К 66 годам вышла на рубеж тяжелых драматических спектаклей. Они трудные. Их и смотреть непросто, и играть трудно. Для меня это тяжелая работа, которые требуют физических сил. Их уже не хватает (актриса служит в Театре им. Маяковского сорок пять лет)»

Фото: www.youtube.com

ПРО МУЗЫКУ ВНУТРИ

«В последнее время музыка внутри затихла. Это надо исправлять. Очень много обязанностей и обязательств. Не хватает времени на многое. У меня всегда был [здоровый] сон. Я всю жизнь спала — это спасало: в самолете, в автобусе, в любом состоянии. Где угодно и когда угодно. Временных поясов для меня не существовало. Могла и днем спать. Когда мне исполнилось 60 лет, муж поздравил и сказал: «По самым скромным подсчетам, 20 лет своей жизни ты проспала». Но за оставшиеся 40 лет кое-что успела»

ПРО «АФОНЮ»

Фото: кадр из фильма

«Как я ходила по улицам после выхода «Афони»? Запросто. Узнавали, конечно. Тогда было такое понятие «всесоюзная премьера». Это когда спектакль шел во всех кинотеатрах СССР. С утра до вечера. Я помню первые «опознания»: сначала школьники младших классов, а потом — мужчины разных возрастов, находящиеся в состоянии несильного алкогольного опьянения. Все они хотели общения, рассказывали о жизни, биографии. За фильм я получила, по-моему, 110 рублей, на которые купила сапоги у спекулянтки, самый дешевый проигрыватель и что-то еще. Подарки. Все. Мы же все были нищими! У нас ничего не было. Поэтому звезда звучало не так, как сейчас. И это снимало пафос. Я ездила на автобусе, метро, стояла в очередях — меня могли пропустить за три человека за сосисками. И это было уже «ах!»

Фото: www.youtube.com

ПРО РАК ЛЕГКИХ

«Я прожила 66 лет и не хочу [уходить]. «У нас еще есть дела». Но в принципе я была готова (к такому диагнозу), у меня не было такого «Почему я?». У меня была работа, но никто не знал про онкологию. Моя семья отправила меня в Германию. Я сказала, что согласна только на консультацию, потому что все это бешеные деньги. Мы накопили с Андреем (Эшпаем) сумму на перестройку загородного дома, который мы купили в Рузе (Московская область), и я говорила — нет, нет, такие деньги [на операцию и лечение] я на себя не потрачу! Только поеду на консультацию. Я прилетела в Германию, снова заболела, и хирург, который меня впоследствии оперировал, тогда сказал: резать надо однозначно. А в Москве мне наговорили таких ужасов про подобную операцию — рассечение спины, спиливание ребер и так далее [было страшно]. И когда мне сделали биопсию, стало понятно, что это точно онкология. И он удалил мне нижнюю часть правого легкого. И после операции тут же сообщили диагноз. Я подумала: ну аденокарцинома, ну красивое слово, удалили же ее в конце концов? Чего такого»