Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество29 декабря 2021 4:03

Многодетная семья «вундеркиндов» Тепляковых: Хакнули* систему образования или ставят над детьми жестокий опыт?

Пытаемся разобраться, есть ли выход из сложной ситуации с обучением в МГУ 9-летней студентки Алисы
Фото Алисы со студенческим билетом МГУ облетело все СМИ. Но учиться в престижном вузе частенько не по силам даже совершеннолетним юношам и девушкам. Фото: Семейный архив

Фото Алисы со студенческим билетом МГУ облетело все СМИ. Но учиться в престижном вузе частенько не по силам даже совершеннолетним юношам и девушкам. Фото: Семейный архив

Чем больше пишут и говорят про семью Тепляковых, которые воспитывают 7 детей-«вундеркиндов», старшая из которых, 9-летняя Алиса, в этом году поступила в МГУ, тем больше вопросов возникает. Что за методику ускорения развития придумали родители? Не вредит ли она детям? Как быть с юной студенткой, которая, судя по первой сессии, не тянет уровень психфака МГУ (да и не должна - в ее-то годы!). Первый экзамен Алиса сдала на три, второй - на два. После этого в стенах университета случилась потасовка - у папы не выдержали нервы, сотрудники пытались его задержать…

Ситуация прорвала стену молчания, которую вокруг учебы юной студентки возвели близкие и преподаватели. В МГУ теперь утверждают, что девочка никакими сверхспособностями не обладает. «Больше часа пытались найти у нее знания, не нашли», - разводят руками педагоги.

Тепляков же говорит, что экзаменаторы нарушили кучу законов и регламентов - Семейный кодекс, закон «Об образовании» и т. д. и т. п. И теперь у него к МГУ огромное количество претензий.

И пока вуз и Тепляковы выясняют отношения посредством заявлений в СМИ, у народа вопросов еще больше прибавилось. Уже гневных. Как ребенок вообще попал в МГУ с такими низкими баллами по ЕГЭ? Почему молчит школа, выдавшая аттестат? И где органы опеки? Отец-то вон какой, оказывается, на людей кидается. Что это за несмешной цирк?

Попробуем разобраться.

ШКОЛА МОЛЧИТ, КАК УЧАТСЯ «ВУНДЕРКИНДЫ»

Находящиеся на семейном обучении Алиса и ее брат, 7-летний Хеймдаль, сдавший экзамены за 9-й класс, прикреплены к московской школе им. Наталии Сац. Уже судя по сайту, понятно - очень современное и дружелюбное заведение. Телефон директора Ольги Гордиец в открытом доступе. Звоните, пожалуйста, по всем вопросам.

- Алло, слушаю. Да, это директор. Кто вас интересует? Тепляковы?! - На том конце провода обескураженная пауза. И уже другим, стальным голосом: - За комментариями обращайтесь в Департамент образования.

В департаменте тоже от вопросов про семью вундеркиндов бегут как черт от ладана.

- Извините, мы отказываемся от комментариев, - и повесили трубку.

Вот и все. Одноклассников, как вы понимаете, у детей Тепляковых нет. Спросить об их успехах в учебе не у кого.

«ТАСКАЕТ РЮКЗАКИ С МОЛОЧНОЙ КУХНИ»

Отправляемся к соседям Тепляковых.

- Да, я живу на одной лестничной клетке с ними, - рассказывает kp.ru 81-летняя профессор биологии. - Нормальная семья. Дети очень дружные и с другими всегда ладят. Алиса, их старшая, очень на самокате любит кататься. Хорошая девочка, очень добрая. И папу любит.

- Крики, ругань часто слышны из их квартиры?

- Что вы, нет. Все тихо, спокойно. Все дети опрятные, ухоженные, очень вежливые. Не голодные, ничего такого. Отец все время домой носит целые рюкзаки с едой, я вижу его постоянно. То с молочной кухни, то из магазина. И ни в чем они не нуждаются. Я как-то предложила им кофточку от внучки, совершенно новую, просто размер не подошел. Евгений сказал: «Спасибо, но мы вещи не берем».

- Вы дома у них не были?

- Нет, но через открытую дверь видела: чисто, аккуратно. Дети играли в игрушки. Конечно, могло бы государство помочь многодетной семье, выдать жилье побольше. Тяжело им с 7 детьми-то в однокомнатной. Евгений пару лет назад ходил по соседям, спрашивал, не сдаст ли кто комнату им для занятий. Детки же на дому обучаются.

- Они вас когда-нибудь о чем-нибудь просили?

- Цветок свой они выставили в подъезд и просили поливать, когда в Китай уезжали. Еще после Евгений рассказывал, что ждет приглашения туда на защиту своей научной работы по молекулярной биологии. Но потом все сорвалось, как я поняла, потому что его работа была написана на английском. А надо было на китайском. Я же тоже биолог, предложила ему выслать мне его работу, может, я кому-нибудь покажу и ему удастся защититься здесь. Он прислал, но опять на английском. На английском читать никто не будет. Еще мы обсуждали с ним вопрос трудоустройства. Я сказала, что в нашем НИИ есть вакансии, зарплаты около 30 000 руб. Он отказался. Правда, не представляю, как бы он в шортах приходил в НИИ. Все-таки это не принято как-то.

- То есть у вас нормальные соседские отношения?

- Да. Но вот недавно, после программы у Гордона, я встретила Евгения в подъезде. Говорю, видела вас по ТВ. Он спросил: «Ну как?» Я ответила, что неоднозначно. Он обиделся и ругался пока шел до первого этажа. Кричал, что никто не хочет помочь, все только осуждают. А они ребенка не могли в школу устроить.

- А вы как думаете, надо ли Алисе в МГУ учиться?

- Не знаю. Но я помню, когда Евгений хвастался, что дочь оканчивает школу в 8 лет, я спросила, что они намерены дальше-то делать? Сказали, что возьмут паузу. Однако все-таки решили отдать в университет…

Судя по заявлению уполномоченной по правам детей Марии Львовой-Беловой, у органов опеки к Тепляковым тоже нет вопросов. Зная, как работает эта система, думаю, проверяли они семейство вундеркиндов очень тщательно. И раз ничего не выявили, значит, и правда ничего ужасного дома нет. И это очень хорошо на самом деле. Хуже всего сейчас устраивать показуху с отбиранием детей, помещением их в детдом и прочее, прочее.

ФАКУЛЬТЕТ: ШЕСТИЛЕТКУ ЗА ДВА ГОДА ШТУРМОВАТЬ НЕ СТОИТ

В МГУ после скандала с потасовкой наконец заговорили, хотя до этого упорно молчали, ссылаясь на этику. Сейчас с письмами и с интервью выступили несколько преподавателей. На факультете говорят, что условия договора (Алиса учится на платном) выполняют, права юной студентки не ущемляют и с самого начала были настроены всячески помогать. Однако удовлетворять все требования Тепляковых не готовы. Папа может сопровождать девочку на занятия, но сидеть в аудиториях вместе с ней и ее одногруппниками - нет. Общение с преподавателями - милости просим в часы занятий, а нагружать их дополнительно персональными встречами не нужно. С индивидуальным планом тоже непросто.

- По закону мы обязаны предоставить индивидуализацию обучения, если есть запрос от студента. Но родители Алисы выдвинули странное требование - чтобы девочка прошла образовательную программу за два года вместо шести, а это увеличение нагрузки в три раза! Поэтому пока было принято решение о проведении по индивидуальному плану сессии по итогам первого семестра, - объяснил kp.ru заместитель декана по учебной работе факультета психологии МГУ Артем Ковалев.

- Всем, кроме семьи, ясно, что 9-летнему ребенку не место на психфаке. Не по возрасту. При этом вы Алису приняли и учите. Это не противоречит преподавательской этике?

- Алиса Теплякова набрала необходимый проходной балл (у девочки 152 балла за три ЕГЭ и 48 за дополнительный вступительный экзамен по биологии, обязательный при поступлении на психфак МГУ, всего 200 - самая нижняя граница. - Ред.). Мы не можем отказать в предоставлении образовательных услуг. По закону она имеет право учиться, и мы учим.

- Из заявлений вуза стало известно, что Алиса не посещала занятия в МГУ с 8 сентября. Ее родители не предоставили в учебную часть контрольные, написанные девочкой. Почему в таком случае студентку вообще допустили к экзаменам?

- Нет такого понятия - допуск к экзаменам. Экзамен - это процедура учебного плана, на которую имеет право студент. Даже с кучей пропусков.

Папа готов отстаивать права дочери, как он их понимает, всегда и везде. Неужели не видит, что настраивает всех против любимого ребенка? Фото: НТВ

Папа готов отстаивать права дочери, как он их понимает, всегда и везде. Неужели не видит, что настраивает всех против любимого ребенка? Фото: НТВ

«МЫ ПРОСТО ХОТИМ УЧИТЬ РЕБЕНКА»

Мое общение с Евгением Тепляковым с самого начала не задалось. Я позвонила ему почти сразу после драки в МГУ. Он кипятился, сыпал правами и законами. Обвинял и меня - что я, по его мнению, вообще ничего не понимаю ни в образовании, ни в психологии, ни в детях, ни во взрослых. Интервью было длинным, он несколько раз повторял: «Вы все равно то, что я скажу, не напишете». Я написала, постаравшись не упустить ни одной из претензий Евгения к вузу. Мне казалось, мы все друг другу сказали. Но все-таки один вопрос не давал покоя.

Я снова позвонила Евгению и снова нарвалась:

- Вы главный хейтер, мы читали вашу заметку. Хотите честно? Мы над вами смеемся. Зачем вы звоните?

- Я всего лишь хочу спросить, зачем вам такие темпы? Школа за 3 года, вуз за 2…

- Я не вижу никакой ускоренной программы. Мы просто учим детей. Зачем вы все время пытаетесь ставить нам палки в колеса? Чем мы вам так мешаем? Я неоднократно говорил, что в Белоруссии в школу идут с 6 лет. На Украине то же самое, в Казахстане. В советские годы проводилось огромное исследование, что если детей вместо подготовишки отправить к школьным учителям, то они и программу усваивают лучше, и мотивации у них больше. В Прибалтике дети идут в школу в 5, в Великобритании в 5. В Китае дети, когда идут в школу, знают уже много иероглифов. И только в РФ средний возраст начала учебы - 7,5.

- Хорошо, но в институт пойти в 9, а окончить в 11 - зачем?

- Да какая разница? Это Алиса на какой-то программе ляпнула, а я поддержал. Когда мы говорили об индивидуальном учебном плане, то речь шла о другом. На самых первых встречах с Юрием Петровичем (декан. - Ред.) было сказано, что ни мы, ни вы, никто не знает, с какой скоростью может идти ребенок. Может быть, она окончит за 2 года, а может, наоборот, застрянет и будут сложности. Давайте вместе с вами попробуем через эти сложности пройти. Но для этого нужно взаимодействие с преподавателями. Нам сказали - конечно. Будут у вас отдельные занятия, отдельные семинары, мы для вас организуем отдельно филологический факультет, естественно, мы будем решать вопрос с физкультурой и так далее. Я тогда сказал - это какие-то большие затраты для университета. Давайте попробуем все-таки походить на семинары и лекции вместе с группой, а я просто не буду вмешиваться в процесс, я буду сидеть в стороне, а она посмотрит на взаимодействие, на то, как отвечают 19-летние студенты, попробует в это включиться. И Ковалев сказал: «Да, конечно, это очень здравая идея, это замечательно, давайте. Дайте мне свой паспорт, мы сделаем для вас пропуск, и все будет хорошо». Я сходил один или два раза на занятия. Но на следующий раз меня уже остановила охрана.

- Вуз утверждает, что давал возможность заниматься девочке. Что вам предложили ждать дочь около аудитории, но не внутри.

- Стоп, стоп. Они же подтверждали, что Алиса будет ходить на занятия с родителем. Почему я, как собачка, должен ждать у двери?

- Мне кажется, девочке не очень комфортно в этих историях, тем более с драками.

- Девочке прекрасно. Не делайте вид, что вам вообще интересно, что чувствует девочка. Чисто по-человечески ситуация такая - мы говорим, что хотим учить ребенка.

Евгений снова начал рассказ, как еще в четыре года Алиса была готова идти в первый класс. Все сыпал и сыпал педагогическими теориями и постулатами… Даже с каким-то отчаянием вспоминал:

- Говорят, что Алиса «натыкала» что-то себе на экзамене по ЕГЭ. Это чушь, в ЕГЭ невозможно «натыкать» себе оценку. Мало того - чтобы получить допуск, вы должны сдать все предметы, итоговое сочинение. А до этого все то же самое с ОГЭ. А если вы «семейники», то сдаете тесты в Центре независимой диагностики. Алисе пришлось сдавать 6 независимых диагностик. Так мы получили аттестат о школьном образовании. С Хемиком (младший сын) то же самое. В декабре пошел в аудиторию, вместе со всеми написал сочинение, его анонимно проверили, поставили удовлетворительную оценку. Все как у всех.

- Мы в МГУ не за рекордами, не за пиаром, ни для того, чтобы кому-то что-то доказать, пошли, - утверждал Евгений. - Мы просто ищем способ как дальше в этой ситуации учить ребенка. Нас все спрашивают: «Вы что, хотите ребенка на работу побыстрее выпихнуть?» Да ничего мы такого не хотим. Учить хотим.

- Вы понимаете, что своими рассуждениями вы себя противопоставляете всему и всем? Ну невозможно всю систему образования и даже отдельно взятый вуз подстроить под вас...

- Нет, мы не понимаем. Мы просто хотим учить детей.

ВЗГЛЯД ИЗ РЕДАКЦИИ

Оксана КАЛЬНИНА, редактор отдела науки и образования:

- Конечно, Тепляковы вовсе не «просто хотят учить детей». Если бы речь шла об этом, не нужно было бы так гнать программу. Ведь, судя по данным ЕГЭ Алисы, девочка едва-едва тянет на тройку. То есть курс средней школы она освоила кое-как. Если у нее такой огромный познавательный интерес, как рассказывает папа, неужели никакая область школьной программы не заинтересовала ее пойти в глубину? Довести знания до блестящих? Это ведь тоже учеба!

Когда я слышу об успехах Алисы в прочитывании вузовских учебников, вспоминаю своего сына. Он перешел в пятый класс, и в нем дети учатся учиться по-взрослому. Поэтому поначалу домашняя работа выполняется так: «Мам, я прочитал биологию!» «А ты ответил на вопросы в конце параграфа? Нарисовал живую клетку, как просят авторы учебника? Выписал в тетрадь важные термины? Ты можешь пересказать мне, о чем читал?» В ответ слышу: «А что, надо было?!»

Вот родители Алисы как будто тоже не понимают, что «это тоже надо было». И заниматься развитием мелкой моторики (после несданного экзамена папа жаловался, что нельзя было заставлять девочку писать, ведь у нее проблемы с моторикой). И развивать у нее умение отвечать перед аудиторией (важнейшее умение и для школьника, и для студента - а Алиса при ответе на месте постоять не может, судя по небольшим отрывкам из видео с ней). И писать контрольные. И участвовать в семинарах и коллоквиумах. Все это - важнейшая часть обучения, которая проходит мимо Алисы. Вместо этого зачем-то родители педалируют тему, что девочка усваивает все быстрее однокурсников… Поэтому, мол, обеспечьте нам индивидуальное обучение! И рассказывают, как папе обещали, а потом отказали в праве посещать занятия дочери. И молчат о том, что за несколько личных встреч и переписок в соцсетях взрослый мужчина успел испортить отношения с однокурсниками дочери. Студенты жаловались, что он резко высказывался о них и о преподавателях, поэтому ему и запретили появляться в аудитории.

Похоже, вуз попал в ловушку. С одной стороны, требования Тепляковых 100% законны. С другой - что делать университету, в который - строго по правилам, не подкопаешься - поступила маленькая девочка, которая учиться там не может в силу объективных причин?

И в центре этого противостояния - маленькая девочка, словно в притче о царе Соломоне, где две женщины спорили, чей ребенок. Остается наблюдать, у кого первого сдадут нервы?

АВТОРИТЕТНОЕ МНЕНИЕ

Эксперты предупреждают родителей: не нужно так гнать, это может навредить ребенку! Академик Российской академии образования, член Совета при Президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества Александр Асмолов (он когда-то учил, кстати, Евгения Теплякова) написал открытое письмо к уполномоченным по правам человека Татьяне Москальковой и ребенка Марии Львовой-Беловой. «С экспертной точки зрения данная ситуация влечет за собой не что иное, как неапробированный эксперимент по когнитивной акселерации малолетнего ребенка, не учитывающий познавательные и личностные закономерности развития детей этой возрастной категории». Письмо просто кричит: «Остановите этот эксперимент!»

Но какой выход видит эксперт, ведь ситуация, похоже, патовая.

- Не анализируя мотивы отца Алисы и не пытаясь вместе с ним разрешить эту ситуацию, мы вряд ли чего-то с вами добьемся, - объяснил Александр Асмолов в эфире Радио «Комсомольская правда» (97,2 FM). - Речь, безусловно, не идет ни о каких принудительных действиях - для них нет никаких оснований. Необходима комиссия по медиации, переговоры с родителями для того, чтобы вместе с ними помочь ребенку не оказаться в ситуации риска. В этой комиссии должны быть и юрист, и психолог, и те, кто обладает правом принятия решения.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ ЮРИСТА

Комментарий доцента университета имени О. Кутафина (Московская государственная юридическая академия), адвоката адвокатской палаты Московской области Сергея Макарова:

- Не надо оставлять за скобками то, что из себя представляют предметы на психологическом факультете МГУ. Некоторые из них с маркировкой 18+. А до этого возрастного порога Алисе еще минимум 9 лет. Это формальные препятствия для обучения на психологическом факультете несовершеннолетних. Их нужно прописать в законе. Сейчас этих препятствий нет.

Выходить из ситуации нужно строго формально, законно. Либо Алиса учится наравне с другими студентами по общей или индивидуальной программе. Либо нет. Настаивать на том, что ребенок способен выдерживать только 45 минут учебы, потому что ему 9 лет, - противоречит тому, что ребенок по инициативе родителей поступил в вуз. В вузе учебные занятия - пары, полтора часа. Если она не готова учиться, она сейчас уходит и через какое-то время поступает заново.

*Хакнули - взломали.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Психолог Александр Асмолов: «Нужно прекратить эксперимент над 9-летней студенткой МГУ Алисой Тепляковой»

Член Совета при президенте РФ по правам человека и развитию гражданского общества рассказал kp.ru о своем отношении к ситуации (подробности)

Евгений Тепляков про экзамен 9-летней Алисы в МГУ: «Семь человек больше часа мучили ребенка под перекрестным допросом»

Отец девочки озвучил kp.ru свою позицию в конфликте с МГУ (подробности)