Куда пропал легендарный экс-музыкант "Черного кофе" Игорь Куприянов?

16 октября гостем в телестудии «Комсомольской Правды» был знаменитый музыкант Игорь Куприянов. Он ответил на многочисленные вопросы читателей и своих поклонников.

Предлагаем фрагменты трансляции и стенограмму.

Ведущий - Никита КАМЫШЕВ.

- Сегодня у нас в гостях Игорь Куприянов. Мы затронем многие темы. Но прежде всего хотелось бы, чтобы вы рассказали о готовящемся грандиозном концерте, который приурочен к вашему юбилею. Расскажите, где, когда, какие будут гости и что ждет пришедшую публику?

- Концерт состоится 5 декабря в клубе «ХО». Гости, которые подтвердили свое участие, это мои ближайшие друзья – группа «Ария», Алик Грановский («Мастер»), Сергей Маврин, «Страйк», Паша Колесник (это «Август», питерские металлисты), Сергей Черняков, известный по группе «Черный кофе», и Олег Изотов.

- Будут исполняться старые песни, новые, может быть, никогда не исполнявшиеся ранее? Какой-то наработанный план есть, как будете выступать?

- Программа будет большая. Я предполагаю, что будет часа два идти концерт. Мои друзья будут играть вместе со мной мои песни. Какие песни и как это будет исполняться, это секрет, приходите на концерт и все увидите. Будем исполнять и старые песни, и новые, из моей сольной деятельности. Мы представим нашей публике новый сингл, который называется «На моей земле».

- То есть на концерте будет презентация?

- Да. Это совсем новая композиция, которая имеет название «На моей земле».

- Маргарита спрашивает. Какие эмоции у вас возникают на сцене? Ведь вы в музыке уже не первый десяток лет. Как удается находить стимул выступать? И как вы чувствуете зал, как с ним общаетесь?

- Как говорит название концерта «50:35» (у меня юбилей и плюс 35 лет творческой деятельности). Где искать стимул и откуда его брать? Хороший вопрос на самом деле. Мне кажется, стимул – сама жизнь. Так же как вы ищете стимул для того, чтобы жить дальше, потому что жизнь нас окружает порой такая, что очень сложно не только ориентироваться во времени и в пространстве, а вообще общение с людьми может быть не таким простым. Мегаполис разделяет людей. Казалось бы, друга, живущего через два дома, можно не встретить в течение года. Стимул, наверное, сама жизнь, люди, общение, встречи. Я вижу вторую волну, и очень серьезную, благодаря продвижению Интернета в нашей стране. Раньше это было сложно. Тот, кто на телевидении, тот и может что-то делать, ездить, играть какие-то концерты. Сейчас андеграунд опять вернулся благодаря Интернету на сцену. И у меня появилась обратная связь с вами. Это очень здорово. Есть такие хорошие порталы, как «В контакте». У меня там очень много друзей. Приходите, будем общаться, дружить. Благодаря этому, я думаю, появилась возможность и следующий стимул что-то делать и творить. Потому что это можно показать людям. И не только в Москве и в Питере, но это можно показать в городах, которые очень далеко находятся от Москвы.

- Вы говорите: Интернет, Интернет. Интернет ведь убивает такие вещи, как звукозаписывающие компании. Сейчас практически любой альбом можно скачать. Допустим, вы выпустили альбом. На следующий день он появился в сети, его все скачали. И лишь ценители пластинок купят его.

- На мой взгляд, здесь есть и плюсы, и минусы. Минусы какие? Видимо, то, что выпускающие компании теряют деньги.

- Да они загибаются, я бы даже сказал.

- Да, убытки серьезные. У них практически нет выбора. Но, с другой стороны, на мой взгляд, исчезает вкусовщина. То есть приходит тот же молодой артист, музыкант в компанию, приносит демо-запись. Ее слушают: в принципе хорошо, а что ты дальше можешь с этим сделать? То есть музыкант должен принести с собой деньги, спонсоров, должен написать, записать, выпустить. А выпускающая компания еще скажет тебе, что давай-ка мы бесплатно выпустим. На мой взгляд, это ненужный посредник на сегодняшний день – выпускающая компания. А то, что связано с тем, что каждый может скачать из Интернета этот альбом, это минус для артиста. Со временем, думаю, человечество научится уважать права правообладателей в Интернет-пространстве.

- Вы так думаете?

- Думаю, да. Пираты везде были. Согласитесь, что в свое время выпускающая компания издает диск, а в каком-то городе с неизвестным названием сидит дяденька и печатает их спокойно. Это та же самая история. Собственно, ничего не меняется. Но для музыканта ситуация изменилась очень. Потому что, выложив в сеть, например, свой сингл, на следующий день можно проснуться известным человеком.

- Какие ему за это будут финансы падать в кошелек?

- В нашей стране, наверное, музыканты в меньшей степени думают о финансах. Кроме некоторых музыкантов, которые очень плотно гастролируют сейчас. Это невозможно. Страна сейчас в таком глубоком кризисе. Но все равно, мне кажется, поклонники, те, которые любят и уважают группу, все равно придут. Просто не нужно ломить сумасшедшие цены за билеты. Есть, конечно, моменты, связанные с Интернетом. То, что музыкант, записавший этот альбом, вложивший в него деньги, не может получить эти деньги обратно, чтобы записать следующий альбом. Да, это проблема. Но, мне кажется, на весах того, что это может услышать на следующий же день огромное количество людей, для меня лично перевешивает.

- То есть вы скорее «за», чем «против»?

- Да, я скорее «за». Потому что я знаю, что мои поклонники все равно купят диск. Потому что то, что в цифре и просто в ухе, висит на шее в МР3, также можно дома взять, открыть, посмотреть, открыто книжечку, почитать. То есть совершенно другая энергетика. И те люди, которым нужны эти альбомы, они купят все равно их.

- Если говорить о ваших поклонниках и вообще поклонниках рок-музыки в России. В конце 80-х был огромный интерес к этой музыке. В середине 90-х произошел резкий спад. В конце 90-х он вновь возродился. А как обстоит дело сейчас? Как, вы ощущаете, интерес к этой музыке растет или находится на каком-то определенном уровне?

- Он растет, причем очень здорово. Я думаю, что телевидение себя исчерпало настолько уже, что думающие люди, которые могут сами выбирать себе ту музыку, которую они хотят слушать, те передачи, которые смотреть, как правило, телевидения уже не смотрят. В основном это молодое поколение и люди среднего возраста, которые достаточно продвинутые, имеют Интернет-пространство, знают, как им пользоваться. Телевидение, если оно останется в таком виде, в каком оно есть, оно скоро умрет. Если посмотреть даже музыкальные каналы (не буду их называть), это ужас. Я очень давно уже не смотрю эти каналы, известные всем.

- Что вас разочаровывает?

- Изредка попадаю на них, и вижу какие-то «голубые темы», как правило. Я не понимаю, хотя вырос в Советском Союзе, и все эти запреты в первую очередь отражались и на мне, я знаю, что это такое, когда запрещают. Но я не понимаю, как это можно показывать подросткам, эту однополую тему. То есть получается что? Получается, что молодые люди растут с этим, и для них это становится просто нормой. То есть они не видят в этом никакой проблемы. Конечно, мы мечтали о музыкальном телевидении, что мы будем смотреть концерты известных групп, их клипы. Сейчас порнография сплошная. Поэтому что говорить об этом? Интернет – это великая штука, мне кажется, за ним будущее.

- Почему на этом телевидении людям показывают и навязывают, как вы выразились, порнографию? Почему нет в общем доступе таких телеканалов, которые показывают хорошую, качественную музыку?

- Это вкусовщина. Все очень просто. Возьмите те же радиостанции. Я в машине вообще не включаю радиостанции, кроме некоторых новых (там пара радиостанций, которые крутят рок-музыку). Это достаточно интересно слушать и вспомнить. А остальные радиостанции что делают? Мне кажется, они тоже изживают себя. Я не слушал года два-три пару известных радиостанций, на которых крутится рок-музыка – и отечественная, и западная. И я, включая волну этих радиостанций, слышу одну и ту же песню, которая крутилась и год, и два, и три назад. Никто себя не напрягает совершенно. Программу загнали в компьютер, он и работает.

- То есть не появляется ничего нового?

- Конечно. Там есть песня «Роллинг Стоунз», самая раскрученная. Вот ее и ставят. А почему же не поставить ту же песню «Роллинг Стоунз» какого-то совершенно лохматого года, которую вообще никто не слышал? Пусть она не хит, не раскручена. Все гонятся за рейтингами.

- Боятся потерять рейтинг.

- Совершенно верно. А рейтинг на самом деле – это мифическая штука. Это погоня за деньгами. Люди гонятся за баблом, соответственно они будут опускаться все ниже и ниже по творческому направлению. Это неизбежно.

- Вы сказали, что будущее за Интернетом, и сейчас, записав сингл, можно с утра проснуться знаменитым. У нас сейчас в России группа «Ранетки», которую пропиарили везде, и она сейчас самая востребованная группа в России. Телевидение, СМИ, тот же Интернет. То есть можно из малоизвестной группы (не касаясь творческой стороны вообще) сделать звезд.

- Это дутые звезды, это куклы. Это не звезды, это медиалица. Большая ошибка и разница, когда люди путают звезд с медиалицами. Вот это медиалицо убрать из эфира, и тема закрылась. В чем настоящее творчество? Проходит много лет, появляются другие возможности, чтобы найти этого артиста (в том же Интернете), люди находят, и к нему приходит очень много людей на концерты. Поэтому все эти медиалица, которые сейчас раскручены, нужно их смотреть. Да, соберут они «Юбилейный» разок-другой. Пройдет какое-то время, они не появятся на телевидении, и всё, они так же сдуются, как и все остальные проекты. Это разовые проекты, чтобы заработать денег.

- Сейчас стало модно делать группы-одногодки.

- «Фабрика звезд» пришла к нам из Америки. Мне кажется, родоначальником всей этой темы типа Бритни Спирс – такое начало было. Мне кажется, с нее все это началось. В этом, наверное, нет ничего плохого (но и хорошего тоже). Ведь человеку, когда приходит в супермаркет, чтобы что-то купить, приходится обходить такие территории. Наверное, здесь на всякий вкус происходит. Это бизнес, к нему нужно относиться как к бизнесу. Я спокойно к этому отношусь. Некоторые говорят: смотри, «Ранетки» собирают уже «Олимпийский», у нас есть музыканты, которые могли бы достойно выступить и там, и там, и там. Я спокойно к этому отношусь. Кесарю, собственно говоря, кесарево.

Игорь Куприянов: "Ранетки" - это не звёзды, это медиалица.16 октября гостем в телестудии «Комсомольской Правды» был знаменитый музыкант Игорь Куприянов. Он ответил на многочисленные вопросы читателей и своих поклонников.Алексей ЕПИФАНОВ, Никита КАМЫШЕВ

- Вопрос из Киева. В какие моменты во время выступления вас раздражают, а какие действуют как энергетик?

- Естественно, перед концертом мандраж серьезный, несмотря на то, что столько лет на сцене. Конечно, есть мандраж перед концертом. Есть такие моменты. Перед концертом люди пытаются либо за кулисами, либо за сценой поговорить о чем-то, поспрашивать. В этот момент играет музыка. Вокалисту перед концертом вообще лучше помалкивать. Потому что голос садится моментально, когда человек перекрикивает музыку и вообще когда говорит. Стараюсь молчать, а тебя дергают, что-то спрашивают. Вот это мне не нравится. Потому что перед концертом мне надо сконцентрироваться. Поэтому я стараюсь приезжать на концерт прямо перед выходом на сцену. А драйв появляется, когда выходишь на сцену, видишь лица тех людей, которые пришли, и мы готовы вместе сделать этот праздник. Потому что один музыкант или группа без зрителей ничего не значат.

- Вы говорите про голос перед концертом. Были когда-нибудь случаи, когда вы срывали голос во время концерта или до концерта? Или какие-то проблемы были – заболели?

- Нет, такого, как правило, со мной не случалось. Я и больной пою. В этом проблемы, слава богу, нет. Был момент, мы недавно играли концерт в Севастополе, и там была очень большая влажность, и пыли были очень много. На связках эта пыль оседала. Народу было около 30 тысяч человек. Рядом был огромный водоем типа озера. Люди же перемещаются, пыль поднималась, и к концу концерта у меня связки были просто забиты этим песком. Было очень тяжело, но я допел концерт. То есть никто этого не увидел, кроме меня самого, не почувствовал. А в целом, слава богу, все хорошо.

- Вопрос от Ивана. Как вы оцениваете публику? Вы на сцене уже 35 лет. Я имею в виду поклонники, те, что были раньше, в конце 80-х, и сейчас – они как-то отличаются: по возрасту, по поведению, еще как-то?

- Нет, не отличаются. В те года, когда им было 15-16 лет, они были такие же совершенно, как сейчас 15-16-летние подростки. Ничего не меняется. Если любят группу, конечно же, они приходят на все концерты, радуются вместе с музыкантом, когда музыкант или группа выпускают новый альбом. Ничего не меняется. На самом деле это здорово. Преемственность поколений. Приятно даже читать иногда, когда пишут в Интернете: «Знаете, я у папы нашел ваш виниловый альбом, рассматривал его как раритет, картину какую-то старую, там было интересно. А сейчас мне интересно, что происходит, я хотел быть на вашем концерте» и т.д. Это очень радует.

- Вернемся к пресловутому Интернету. Вы говорите, что, записав что-то, можно проснуться знаменитым. Вы очень долго на сцене, у вас на юбилейном концерте будут такие группы, как «Ария» и т.д., Сергей Маврин, который тоже на сцене, мягко говоря, не первый год. Почему нет коллективов, которые были бы хоть как-то популярны у нас в стране, именно рокового направления? Они есть, но почему нет такой известности?

- Именно рок-коллективы? Альтернативные группы я знаю. Есть очень известные команды, они собирают стадионы, очень много людей приходит на их концерты. Опять же, вопрос телевидения. Телевидение так быстро умирает, а Интернет не так быстро растет. Никому не нужно это. Я ходил на концерты и молодых групп, и не очень. Полные залы. Люди приходят, и очень много молодых людей - радует. И играют классно. Всё как надо. Нет такой известности, потому что здесь нельзя по-быстрому бабла срубить. Как ведь сейчас делают? Берут красивую мордаху, одевают на нее гитару, профессиональные музыканты запишут «фанеру», воткнуть это в телик, в какой-нибудь сериал еще, и все будет нормально. Те же профессиональные музыканты встанут где-нибудь на концерте и будут играть основные партии. А хотите играть? Пожалуйста - включите микрофон, мы послушаем, кто чего стоит. И все стадионы развалились бы. Но не факт, что это случилось бы. Потому что, как правило, молодое поколение, которое прётся (прошу прощения за сленг) именно от этого всего, от гламурной тусовочки, думаю, для них это последнее дело. Если посмотреть все эти фонограммные концерты известных эстрадных звезд, всей этой компании - люди знают, что фонограмма, понимают, что это пластинка крутится. Люди идут, как в цирк – интересно посмотреть на живого артиста, которого они по телевизору видели в течение 20 лет. Человек так устроен, ничего не поделаешь. Я на этот счет не переживаю вовсе, потому что мне эта публика и неинтересна. Потому что им неинтересно вообще творчество как таковое.

- Вам когда-нибудь самому приходилось играть под «фанеру»? Мы не берем в расчет съемки в клипах.

- На телевидении. Когда рамки сужены и нет возможности. На телевидении, например, снимается какая-то программа. Там просто не позволят. У меня был момент. Была одна сборная солянка в каком-то городе, там было полно всяких известных музыкантов. Я единственный, кто приехал играть живьем. И на меня так режиссер посмотрел, как на придурка просто: «Фонограмму отдал?». И я понял, что уже больше никогда не буду участвовать в этом. Самое главное, что они меня больше никогда не возьмут, потому что я напряг всю эту компашку. И мне ничего не оставалось, как включить гитару и живьем отпеть.

- Получилось?

- Да, конечно. Залу очень нравится, когда музыкант общается, даже просто под гитару. Может, я в скором времени запишу такую программу акустическую под гитару.

Игорь Куприянов: Думающие люди телевизор не смотрят.16 октября гостем в телестудии «Комсомольской Правды» был знаменитый музыкант Игорь Куприянов. Он ответил на многочисленные вопросы читателей и своих поклонников.Алексей ЕПИФАНОВ, Никита КАМЫШЕВ

- У вас же была в середине 90-х группа «Кофеин».

- В начале.

- А почему вы отказались использовать название? Ведь тут не то, что раскручивать не нужно было, эта группа существовала имела название.

- Я, как музыкант, который понимает, что «Кофеин» - это была группа. Если группа распалась, гитарист уехал в Америку, клавишник вообще перестал заниматься музыкой, про барабанщика ничего не знаю. И группа распалась. А как? Если группа не существует, я же не могу называться один – «Кофеин». Это была группа. Группа распалась, соответственно, я уже дальше начала работать под другим названием. Сейчас так не принято: когда группа распадается, один человек оставляет себе название и говорит: «Я «Кофеин». Это неправда. «Кофеин» - это еще три музыканта, которые должны быть со мной. Вот тогда это группа «Кофеин».

- Смотря, кому принадлежит название. Бывает, название…

- Мне.

- «Кофеин»?

- Да.

- Тогда же вы имели полное право оставить название за собой.

- Совершенно верно. Это юридически. А творчески и человечески – нет.

- Вы поступили с моральной точки зрения…

- Конечно. Группа не существует, значит, ее нет.

- Такой шутливый вопрос. Сейчас в русском языке произошли некоторые перемены.

- Мне они, кстати, не очень нравятся.

- Про то, что предлагают вам назваться «Черное кофе». Сейчас кофе можно называть средним родом.

- А где-то есть у меня видеозапись из какого-то города. По-моему, где-то на Урале это было. Холод, зима. И у нас аппаратура, трейлеры застряли в сугробах. Не доехали. И ведущий на телевидении сказал: «Группа «Черное кофе» приедет. Билеты не сдавайте». Но называться я так все равно не буду. Мне это ни к чему, потому что «Черный кофе» для меня – это история. Это хорошая часть моей истории. Это ряд песен, которые я написал для группы и стихов. Какие-то аранжировки, записи, игра на бас-гитаре, вокал и выпуск нескольких альбомов. Это кассетный альбом «Светлый металл» 86-й год, миньон «Черный кофе», «Переступи порог» и «Вольному воля». Зачем мне возвращаться назад?

- А какие у вас отношения сохранились с Дмитрием Варшавским? Общаетесь?

- Мы с Митей не общаемся. Хотя, мне задают очень много вопросов. Я до сих пор не могу понять, почему мне пишут со всей страны: А что так? А что здесь произошло? Я отвечаю только на те вопросы, на которые я могу ответить. Все вопросы, пожалуйста, к Мите. И я всем уже ответил и еще раз отвечаю, что если ко мне обратятся с предложением сыграть какой-то совместный концерт старым составом, так называемым «золотым», как говорят. Я не против сыграть этот концерт. Но это будет разовая акция, потому что, я уже говорил, в своей группе очень много дел. Я буду продолжать заниматься своим собственным творчеством.

- Вы с ним когда последний раз общались?

- В 95-м году он приехал из Америки, он был на одном из моих концертов. Даже я его подвез домой после концерта. Поговорили и разошлись. И потом он как-то звонил мне, когда приехал. Это было к концу 90-х, точно не помню. Он звонил, предложил встретиться. Но я на тот момент работал в студии, сказал, что у меня нет возможности сейчас, если позже. Все. С тех пор мы не общаемся.

- А почему вы не пригласили его на свой концерт? Юбилейный.

- Я думаю, что это бесполезно. Думаю, Дима не придет. А к чему ломать копья? Те журналисты, те люди, которые меня приглашают на интервью в разных городах, они, в первую очередь, задают вопрос: что у вас произошло? Почему, когда Мите задают вопрос насчет меня, у него что-то происходит с лицом, и он закрывает эту тему моментально? Видимо, это говорит о том, что ему очень неприятно, когда журналисты задают ему вопросы, связанные с Игорем Куприяновым. Поэтому сигнал понятен.

- Многие легендарные музыканты со временем начинают как-то продюсировать молодые коллективы. У вас не было такой идеи?

- У меня были мысли на этот счет, когда ходил на какие-то фестивали молодых групп. Некоторые команды мне нравились. Я брал у них контакты и прослушивал записи. И размышлял на этот счет, что можно сделать. А потом понимал, что это неподъемная часть работы: одному человеку это не поднять. А потом, как в своей группе мне приходится очень много заниматься и творческой, и организационной работой, хотя у меня есть администратор, и есть люди, которые помогают и в Интернет-пространстве. Но все равно, в большей степени приходится самому многие вещи решать и разруливать. У меня не хватит ни сил и ни времени.

- Вы , помимо музыкальной деятельности, чем-нибудь занимаетесь? Или группа «Куприянов» для вас основная работа?

- Это основная работа. Я ничем другим не занимаюсь. Нет возможности и времени. Вы имеете в виду какой-то другой бизнес?

- Может, есть какие-то другие источники дохода?

- Нет. Я могу вам точно сказать на примере моих друзей и товарищей. Бывший мой гитарист, имен не буду называть, очень хороший музыкант. Он в некоторых клипах у меня снимался в начале 90-х Он ушел в бизнес и очень серьезный бизнесмен сейчас. Он пытался вернуться в музыку. Это невозможно. Потому что меняется менталитет, человек мыслит по-другому уже. Творческий человек – тонкая субстанция. Он из пространства чувствует вибрации, их перерабатывает и превращает в слово и в ноты. А бизнесмен – совершенно другая субстанция.

- Во времена «Черного кофе» вы были бас-гитаристом. Когда была группа «Кофеин», вас можно было бы увидеть и за клавишами. В своей группе неоднократно вас наблюдал в роли гитариста. Как сейчас обстоит с этим делом? Какой инструмент вы выбрали?

- В «Черном кофе» я еще и пел.

- Это безусловно.

- Многие сейчас мне пишут, что они сразу не поняли, что в группе два вокалиста. А когда увидели мой старый клипик на песню «Я ищу», сразу сориентировались, что в группе было два вокалиста.

- А думали, что поет только Дмитрий?

- У меня был случай с одной известной радиостанцией. Ладно, молодое поколение. А известный диджей, известная радиостанция крутила мою песню старую, которую я написал для «ЧК» и пел ее там. Она называется «Мой путь». Крутили год, наверное. И был такое после песни послесловие. Я с этим и не спорил, она относилась к временам. И в один из дней диджей сказал, что «своим прекрасным голосом, проникновенно, как всегда, спел песню Вавршавский». Я ехал в машине и офигел. Я остановился. Позвонил в программу директору и задал вопрос: «Вообще-то, да, это песня группы «Черный кофе», но, ребята, вы должны знать историю. У меня претензий нет, просто не говорите эту вещь больше». Ее сняли из эфира. И тема закрылась.

- Оригинальное решение.

- Да. Оригинальное. Согласен. Я не знаю, с чем это связано. Меня это мало интересует. Мня удивляет: в некоторых клубах или радиостанциях, откуда-то люди появляются, причем, молодого поколения и мне через третьи руки передают: тебя вот этот человек очень не любит и не хотел бы тебя видеть у себя…»

- А почему не любит?

- Не знаю. Я не задаюсь этим вопросом. Я продолжаю делать свое дело. Программные директора приходят и уходят. А музыка остается. Придет другой человек, ему будет нравится. Будет ставить это в эфир.

- Только что от Надежды пришел такой вопрос: вы сказали, что общаетесь с поклонниками, выкладываете видео в социальных сетях. А она считает, что это должно быть на ваших официальных ресурсах.

- Так и есть. И все есть на официальных ресурсах. Заходите на мой сайт. Все есть на форуме и на сайте.

- Вы общаетесь там?

- Да. Конечно. Я общаюсь и с форумчанами, и «В контакте». Сейчас там очень много рок-музыкантов.

- Неужели у вас хватает сил общаться с массой сообщений?

- На дурацкие «Как дела?», «Где какие концерты?», «Как жизнь?» не отвечаю. А на все остальные – отвечаю. Стараюсь отвечать по мере сил.

- Последний вопрос. Как у вас сложилось с автомобилями? Я поймал удачу за хвост, увидел вас по телевизору, где вы показывали мастер-класс по вождению. Не помню, что за телеканал.

- С автомобилями у меня сложилось сразу. Что называется, сел и поехал. Мне нравятся машины.

- Со скольки лет?

- С 18-ти. В 1978 году сдал на права, и так складывалось дальше. Вообще, я хотел заниматься спортом, автогонками. Но это не сложилось. В Советском Союзе это было практически невозможно. Ну и стал музыкантом. Я всегда музыкой занимался. Как все во дворе…

А с машинами что еще. Нравится скорость. Раньше гонял ошалело. Теперь езжу достаточно осторожно. С мотоциклами не сложилось. В детстве я очень здорово разбился на мотоцикле. И хотя я сейчас сдал на права, вернее, открыл категорию, думаю, в ближайшее время буду ездить. Мне это нравится.

- Какая была ваша первая машина?

- «Жигули». 6-я модель. Очень хорошая машина была. Классная. Я купил ее у соседа, когда позволили средства. И у меня ее угнали от магазина «Мелодия» в 91-м году, когда я приехал на автограф-сессию и пока она проходила, машину у меня угнали. Так ее и не нашли. Стресс был нереальный.

Извините, друзья, что не успели ответить на все ваши вопросы. Заходите ко мне на сайт или найдите меня «В контакте». Мы пообщаемся. И обязательно приходите 5 декабря, в клуб ХО на мой юбилейный, большой концерт. Будет очень много гостей: «Ария», Сергей Маврин, Алик Грановский, «Мастер», Сергей Черняков, Алексей Страйк, Олег Зотов

- А мы разыграем на сайте несколько билетов. Следите за событиями.

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: