Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-2°
23 октября 2009 11:00

Культовая группа [AMATORY] открыла свои тайны читателям "КП"

Музыканты ответили на ваши вопросы 23 октября.

Музыканты [AMATORY] ответили на вопросы читателей 23 октября.

Предлагаем стенограмму и фрагменты трансляции.

Ведущий - Никита КАМЫШЕВ.

- Сегодня у нас в гостях легендарная группа «Аматори». Это Денвер и Стюарт. Нам поступило очень много вопросов. Голова от них разрывается. Скажу лишь, что мы разыграем три билета на завтрашний концерт и два диска, которые вот здесь лежат. Завтрашний концерт состоится в рамках тура, что это за тур, сколько городов он охватит? Многие интересуются этим туром.

С: - Концерт в рамках тура "Sick & Loud".… И, собственно говоря, множество городов он охватит. И относительно всех вопросов, почему вашего города нет в списке, на сайте или в нашем сообществе во всем известной социальной сети, если он там еще не появился, значит, есть все шансы, что он там еще появится в ближайшее время. Имеет смысл немножечко подождать. А если он не появится там в ближайшее время, то войдет в весеннюю часть тура. Она будет проходить примерно с февраля и охватит массу городов, которые мы не успели посетить в осенней части. Тур приурочен отчасти к тому, что мы выпускаем новый сингл. И к тому, что мы будем играть самые тяжелые и самые хитовые песни на концертах в ваших городах. Можете спросить тех, кто был на питерском концерте – они подтвердят.

- Есть такой вопрос: собираетесь ли вы завтра, в Москве, играть те песни, которые играли в Питере?

С:- Примерно такой плей-лист будет. Если там будут изменения, они будут косметические.

- Тур разделен на две части, я так понимаю. Одна – осень, другая – весна.

С:- Планируется так сделать, загадывать никогда не стоит. Тем более с турами.

- Гастрольная жизнь тяжела. Как вы переживаете, легко или сказывается на здоровье?

С:- Посмотрите на нас. На самом деле, я тяжелее переживаю, когда у меня два месяца нет концертов. Это намного тяжелее, если бы у меня два месяца были концерты каждый день, например. Говорю за себя.

Д:- Мы уже настолько привыкли и в этом ритме живем, что нам это, как позавтракать – съездить в тур. Помню, когда мы начинали, первые концерты, первые выезды, и выезд из пяти концертов казался нам большой поездкой. И лет пять назад, казалось, уезжаем на длительный срок и приезжали вымотанные все. А сейчас на пару месяце – нормально.

С:- Тем более, три концерта – это уже легкая утренняя прогулка.

- Дарья интересуется по поводу возраста ваших поклонников. Она считает, что после выхода вашего последнего альбома более взрослая аудитория отвернулась от вас. Вы заметили это?

Д:- Я бы не сказал.

С:- Наоборот получилось.

Д:- Если взрослые друзья Дарьи после прослушивания нашего последнего альбома от нас отвернулись, это совсем не значит, что это сделали все взрослые, друзья всех, кто когда-либо нас слушали. Здесь имеет смысл не судить по своему окружению.

- Какой возраст ваших поклонников?

С:- Шесть лет.

Д:- Примерно. Есть не родившиеся.

С:- Их еще не зачали. Но они есть в планах.

Д:- И они точно будут. Они будут знать всю историю группы, когда родятся и научатся… Первые слова будут не «мама», не «папа», а «Игорь», «Денвер», «Стюарт». Первое слово будет «амотори».

- Такой вопросик. У нас были такие прославленные коллективы как «Ария», «Мастер». Я им задавал один простой вопрос: «Почему у нас сейчас на сцене засилье нехорошей музыки и не появляется новых коллективов?» Вас с трудом можно отнести к новой волне. У нас 2009 год. Какой-то рецепт успеха есть? Как начинать играть музыку, чтобы не играть ее для себя, не играть по подвалам, а играть на стадионах?

С:- Сейчас, я думаю, что групп хороших появилось много. И, думаю, появилась возможность покупать хорошие инструменты, делать нормальные записи, и доступность информации стала более широкой. Всегда есть возможность слушать новую музыку, следить за тенденциями, и музыка стремительно развивается, и очень много хороших групп. И конкуренция сильно растет. Сейчас сложнее чего-то достичь, чем несколько лет назад.

- Именно из-за конкуренции?

Д:- Из-за обилия всего. С количеством хороших групп растет количество групп третьесортных, которые и нормальные, и нет. Когда был бум, что называли «мазефакой», когда все ходили в косичках, в широких штанах и так далее, тогда все играли музыку, характерную для этого. После этого был бум черных челок. И все начали играть тему «рок». После этого бум «металл», который сейчас и происходит. Да, ребята с прямыми козырьками, поднятыми наверх, доминируют. Это хорошо. И среди них есть много достойных коллективов. В Питере, в Москве, по стране, в Белоруссии есть несколько хороших групп. Но когда все молодые команды резко взяли и заиграли одно и то же, это не айс. С такими тенденциями нужно еще поспорить. Секрета и рецепта успеха нет.

С:- Рецепт – делать песни, затрагивать определенные струны в душе людей, и тогда группа будет популярна. Если это искренне – тогда это будет успешно.

Д:- Если неискренне, то неуспешно.

- В ваше время как все это происходило? Как вы начинали играть? Что на вас оказало наибольшее влияние?

С:- Когда мы начинали играть, те группы, которые действительно хорошо играли, они и были популярны. Было несколько групп, 5-10, и только они играли и были известными. И собирали народ. И была волна, на которой большинство групп, которые начинали вместе с нами, и выезжали.

Д:- Не то, что они появились. В России стали доступными. Стало больше народу слушать, и они быстренько сорвали голову.

С:- Это была свежая струя и люди, которые еще не успели вырасти на «Блэк Саббат» и «Дип Пепл», они начали слушать более новых музыкантов.

Д:- Для меня это был очень большой кризис – перейти на такую музыку. И надеть штаны пошире. Я привык ходить в узких джинсах, косухе, с длинными волосами, тусить в магазине.

- Что повлияло?

Д:- Я просто решил попробовать. И вот.

С:- Когда мы начинали играть, у нас в Питере было очень много металл-коллективов, которые уже ничего нового не могли сделать. Были такие бородатые дядьки, алкоголики, которые ко всему, может, неплохо играли, но не было огня в этих группах. И когда мы на это смотрели, хотелось чего-то такого…

Д:- Развитие пошло.С:- И если бы мы начали делать что-то в таком же стиле, как играли тяжелые металл-группы, тогда, то это к успеху бы не привело.

Д:- Мы остались такой группой для тусы самых верных и самых преданных, но только для тусы друзей. Если рассматривать это все немножко более, мыслить вширь, подходить к вопросу немного по-другому, то тогда можно добиться аудитории.

- Мария спрашивает: «Какую музыку вы слушаете сейчас?» и вот вы говорили про этот самый переход. Сейчас вы можете послушать «Дип Пепл», «Блэк Саббат»?

Д:- Конечно. Я больше из старых групп люблю «Лед Зеппелин», у меня в плеере всегда есть их альбом «Физикл Граффити» и альбом «4». И из старых групп, бывает настроение, хочется засесть и переслушать это все.

С:- Я в поезде ехал сейчас и слушал концертный альбом Кристины Агилеры. Это шикарно. Разрыв.

- Сейчас ваши поклонники расстроятся и разочаруются.

С:- Для музыкального развития такие вещи очень полезно слушать, потому что там играют такие гранды и мэтры, что любой коллектив может поучиться.

Д:- Если смотреть концерты поп-грандов каких-нибудь, имеет смысл посмотреть на живых музыкантов, которые с ними играют. Это нечто.

- Я бы не согласился. Из таких поп-королев, у нас была Бритни Спирс в Москве, я, к счастью, на концерт не попал…

С:- Это немножко другого ранга артист. Если сравнивать Бьонс и Кристину Алигеру, это совершенно другой уровень музыкантов, нежели Бритни Спирс. Она считается неплохой певицей, но репертуарчик у нее…

Д:- Если сравнить Алигеру и Спирс – это как Пушкин и Лермонтов.

- Мая спрашивает. 16-го был у вас концерт в Питере. Были ли какие-нибудь трудности, забавный случай произошел?

Д:- У нас весь концерт был забавный случай.

С:- Мы первый раз сыграли программу, которую планируем играть в туре. Это для нас самих было немножко необычно. Но поняли, что делаем все, как надо. И люди, которые были на концерте, остались довольны. По приему было видно, что они ждали. Мы давно не давали концертов и очень соскучились, на сцену выскочили голодными.

Д:- Как пробка из-под шампанского. А случай?

С:- Это был концерт, как выстрел…

Д:- В упор. А трудности, у нас саунд-чек был очень долгий. Это трудность. А случай? Меня заставили петь песни. Вместо барабанного соло. В Интернете где-то, наверное, задокументированно… Но я не нашел еще.

С:- На концертах всегда хорошо получаются те вещи, когда ты подходишь к микрофону и говоришь: «А сегодня наш друг станцует…». К примеру.

Д:- И за базар отвечать надо. Если не станцует, то тогда публика…

- На сцене вы импровизируете?

Д:- Местами – да. Некоторые вещи рождаются спонтанно.

- А если брать не поведение на сцене, есть место импровизации?

С:- Конечно.

Д:- На самом деле, музыканты на сцене не лажают, они импровизируют. И пытаются привнести что-то новое: диссонанс в гитарах, попробовать сыграть песню на ненастроенной гитаре, послушать, как это. Вокалисты могут импровизировать с ритмикой, с высотой нот. Могут эффектно не взять ноту, чтобы показалось, что так и надо.

- Евгений спрашивает: какие у вас чувства, когда вы понимаете, что вы лажанули? Сымпровизировали?

Д:- Чувство…

С:- Чувство выполненного долга.

Д:- Потом посмотрим, насколько эта импровизация удалась.

- Завтра в Москве стоит ли ожидать от вас импровизаций?

Д:- Посмотрим. Это все будет понятно только в течение завтрашнего концерта. У нас плей-лист, все планируется заранее, но многие вещи происходят спонтанно на сцене. Я не подозреваю, что можно ждать завтра.

- Когда вы выступаете, у вас есть определенный плей-лист, вы как-то отходите от него?

С:- Обычно мы играем больше, чем полтора часа. Очень часто мы добавляем какие-то песни.

Д:- Такое бывает и не редко. Иногда в каком-нибудь клубе, где нет вентиляции, когда концерт идет и можно в обморок попадать уже, не буду тыкать пальцем на карту… Есть такие клубы. И есть такие города, где альтернативы этим клубам нет, и там иногда приходится сыграть на одну-две песни меньше.

С:- И организаторы говорят: комендантский час…

Д:Времечко, ужин, гостиница…

С:- Милиция после десяти детишек забирает.

Д:- Взрослая публика же от нас отвернулась, как мадам написала… Мы стали теперь жертвами комендантского часа. Наша публика.

- Общение с поклонниками у вас как-то происходит? Налажено это?

С:- После концерта мы обязательно выйдем.

Д:- После концерта мы обязательно выходим к людям, которые еще остаются в зале, и расписываемся.

С:- Очень приятно расписываться… Есть маркер, и ты расписываешься не на клочке бумажки, у меня от скрежета мурашки. А когда плакатик приятный…

Д:- Желательно с нашим фото.

С:- Глянцевый. На нем так маркер пишет…

Д:- Скользит, как горячий нож.

С:- Такие плакаты летят!

Д:- Быстро и оперативненько.

- Они будут завтра?

С:- Конечно.

Д:- В Интернете у нас есть страничка в социальной сети.

С:- «ВКонтакте».

Д:- Там есть куча наших клонов, непонятно кого… У меня есть знакомый администратор этой сети, который с этим борется. А общение происходит напрямую с этих страниц. Мы отвечаем на вопросы. Там шквал спама, что ужасно. И среди спама очень тяжело найти адекватные вопросы людей, которые говорят, что мы пафосные!

- А вы пафосные?

Д:- Как видишь.

С:- Там получается: зашел, нажал на сообщение, потом обновляешь, и вся страница из разряда: «я умею читать твои эсэмски»… И этого просто такое количество, что нереально что-то заметить. И каждый еще пишет: а когда вы будете в таком-то городе?

- А где, помимо сайта, можно ознакомиться с нформацией?

Д:- «ВКонтакте» официальное сообщество группы.

С:- На майспейсе.

Д:- Везде регулярно обновляется информация о концертах.

- И там можно посмотреть, где лже-Денвер…

Д:- На сайте этой инфы нет, но у нас на сообществе есть специальная ссылочка, где написано «члены коллектива». И они представлены, ссылочки на их нормальные страницы.

- Вы там много времени проводите?

Д:- Бывает, открываю его на мобильнике. Когда есть минутка – отвечаю на сообщения.

- Предстоит выпуск нового сингла. Что это такое? Что ждет слушателей? Забегаю вперед: на следующей неделе презентация будет на сайте «Комсомольская правда».

С:- Мы с этой осени сели писать песни к нашему новому альбому. И мы поняли в определенный момент, что написали одну песню, и очень хотим, чтобы люди ее услышали. Решили ее записать в преддверии тура и нового альбома. Мы вели переговоры с человеком, который планирует сводить наш будущий альбом. И мы записали песню, отправили ее… Мы в восторге. Песня очень хорошая, все получилось здорово. Песня приоткроет как бы немножко дорогу в мир нашего нового альбома.

Д:- Приоткроет и обратно закроет. Снова. Песня будет завтра на концерте. Плюс еще будет новый трек. И мы снимаем видео. В Питере мы снимали. И в Москве мы будем снимать. И каждый пришедший становится автоматически участником нашего нового клипа, который мы планируем сделать и выпустить.

- Собираетесь ли вы этот сингл выпускать на таких же дисках?

Д:- Не прям на таких же… Этот вопрос мы утрясем в ближайшее время.

С:- Сроков пока нет.

Д:- Одну песню на диске выпускать… Хочется сделать красиво. И чтобы люди могли получить какое-то разнообразие. Мы занимаемся этим вопросом.

- Елена: «Как у вас происходит распределение ролей в группе?»

Д:- Слушай, кто сегодня барабанщик?

С:- А гитарист будет служанкой…

Д:- Тексты пишут вокалисты Денвер и Игорь. Я музыку. Иногда все вместе. Иногда не все вместе. Иногда только я вмешиваюсь. По-разному.

С:- Обычно кто-то приносит идеи, оранжировкой занимается вся группа.

- А кто сведением занимается?

С:- Это все время разные люди. И мы сейчас стараемся каждый альбом делать с другим человеком, чтобы немножко разнообразить звучание.

Д:- Но этот будет тяжелее всех. Это точно. Я уверен. Сегодня слушал новую песню в пере. Она у меня уже есть…

- Денис вас обвиняет в том, что вы стали попсовыми…

С:- Пускай Денис послушает новую песню, а потом зарежет себя. Или не зарежет…

Д:- Или обвинит нас в обратном. Не надо никогда ставить крест на группе после того, как она выпускает пластинку, которая вам не нравится. Помимо тех, кому она не нравится, есть те, кому она нравится. И она никогда не бывает последней в истории группы.

С:- И много людей, которым нравится. И открыли группу с последнего альбома.

Д:- С альбома «7». И мы не стоим на месте, пишем новые песни.

С:- Точно такая же ситуация была с каждым нашим альбомом. Но не так сильно была развита Сеть, не было такого резонанса. Сейчас каждый может высказаться безнаказанно. И пишут, что хотят. Если 10 процентов, кому не понравился альбом, напишет, что альбом…

Д:- …отстой.

С:- 7 тысяч написали. Это кажется много. Но есть еще 90 процентов, которые послушали, и им понравилось. Раньше это не так ощущалось, не был так развит Интернет.

Д:- Была ситуация, когда перед тем, как мы выпускали альбом «Книга мертвых» в 2006 году, мы повесили голосование. Была тема: «Чего вы ждете от нового альбома?». Там было: мелодичность, тяжесть, что-то еще и «вообще не жду»… Мелодичность лидировала с отрывом! Выходит альбом и масса отзывов: «да вы опопсели!» Любая группа, которая выпускает альбом, она уже попсеет автоматически.

- Вы критику читаете? Как воспринимаете?

Д:- Это не критика.

- Я не о том, что вы опопсели. Когда пишут дельные высказывания.

Д:- Это другое дело.

С:- Их очень мало. И со стороны любителей группы, защитников, так и очень много людей, которые против группы. Пишут, обвиняют в смертных грехах. Люди, когда они оценивают какие-то действия группы, они видят это очень субъективно, обывательски, через призму мнений, стереотипов. И несформировавшегося сознания юношеского… Я вспоминаю себя, когда мне было 16-17 лет, возможно, я бы написал то же самое… Но сейчас я понимаю, я сам варюсь в этой каше, это все не так просто, как кажется.

Д:- Это мнение ульрасубъективное. Понятно - возраст, гормоны.: да я не буду слушать этот отстой, который слушают мои одноклассники! Я лучше напишу, что они вообще полное… И пишут. Объединяются в какие-то тусовки, занимаются этой движухой непонятной. Просто люди, которым все нравится, они меньше внимания уделяют тому, чтобы об этом писать, расписывать и расхваливать. Им просто нравится и все. А кому не нравится, они начинают пытаться соринку в глазу превратить в бревно. Мне все равно. Суть не в этом: на мой взгляд, нет отстойной группы, плохой. Есть только твое собственное мнение: нравится – не нравится.

- Сейчас из-за того, что Интернет охватил все, и он пожирает медленно и телевидение, и радио, в том числе, и гибнут звукозаписывающие компании. Вы выпустили альбом, на следующий день он опал в Интернет, и пластинка будет хуже продаваться. Как вы к этому относитесь, к развитию Интернет-пиратства?

Д:- Сложно сказать. Бороться с этим нереально.

С:- Если будут законы на государственном уровне введены, на интеллектуальную собственность в Интернете… Пока скачивание не будет преступлением, это ничем не закончится. И потом, песня с Интернета, это звучит настолько убого, что… есть разница, когда ты заплатил 150 рублей, и у тебя дисочек, и книжечка с фотографиями. И потом, когда ты в старости сидишь перед камином с фужером вина и сигарой: «Послушаю-ка я что-нибудь…». Включаешь компактик, слушаешь. Приятно.

- У вас дома есть полочки, коллекции?

Д:- У меня не такая полочка, у меня вот такая полочка! Там масса лицензионных компактов.

- Вы покупаете диски, если вас что-то интересует? Или легче послушать в Интернете?

Д:- Есть масса групп, которые в России не продаются вообще.

С:- Ту музыку, которую мы слушаем, она…

Д:- …до нас доходит исключительно через Интернет. Интернет – это очень двояко. Перед первым массивным туром, когда мы долетели до Иркутска первый раз в жизни, для меня нонсенсом было, что в Иркутске будут продаваться наши диски. Я летел, зная, что вся публика, которая придет, будет знать нас за счет Интернета. И там был полный зал, масса народа в пиратских футболках, но при этом они пели наши песни наизусть. И без Интернета, без пиратов мы бы не смогли себе позволить такого шикарного концерта в этом городе. Официальная дистрибьютерская сеть на уровне небольших независимых лейблов у нас практически отсутствует.

С:- Это сейчас мы альбом выпустили на крупном лейбле. И он в каждом городе продается.

- Дмитрий спрашивает: в Днепропетровске он не может найти альбом «Аматори», а из Интернета не хочет качать. Как ему быть?

Д:- «ВКонтакте», в официальной группе есть ссылочка на интернет-магазин, в котором осуществляется продажа.

С:- Магазин очень хорошо заработал и там сейчас быстро можно все сделать, оперативненько получить.

Д:- Насчет Украины надо уточнить непосредственно на сайте магазина. Там должны быть контакты. Или дождаться весны, когда, надеюсь, мы доедем до Днепропетровска, и там будет весь ассортимент в продаже.

- Тур по Европе у вас…

Д:- Он в разработке. Приоритет – наш здешний тур.

С:- У нас есть ряд предложений по разным фестивалям, в разных европейских странах. И есть даты конкретные. Но нам интересно выступать в Европе, когда у нас будет англоязычный альбом. Это нужно для того, чтобы выступления проходили там успешно.

- Я так понимаю, что идет речь об альбоме «7». Когда он планируется продаваться на английском языке.

С:- Альбом записан. Но мы не планируем пока издавать его… В России вообще не планируем издавать. А по поводу англоязычного мы ведем переговоры с компаниями. И когда будет хорошее предложение, мы его выпустим. И надеемся, что альбом, который мы будем записывать, сразу запишем и на английском.

Д:- И стараться по новому альбому работать в направлении Европы. Нам это интересно.

С:- И у нас очень плотная связь с китайскими промоутерами. И, может, придется написать альбом и на китайском.

Д:- И возможно, на монгольском. Там рядом. Почему нет?

- Интересно, что из этого получится. Шаг в неизвестность.

С:- Там много групп, известных на весь мир, и много второсортных групп, которые из себя ничего не представляют. И у нас в России много групп, даже маленького уровня, которые намного лучше местных европейских групп.

- Катерина спрашивает… Был такой случай, она не назвала группу, что группа распалась из-за поклонников, ей не нравились поклонники. Допускаете?

Д:- Не знаю.

С:- Нашим поклонникам может позавидовать любая группа. Мы гордимся. Это наше все. Уважительно относимся и стараемся радовать наших фэнов.

- Вопрос от Ивана: вы обмолвились, что слушали «Битлз» в юном возрасте. Вас не смущает, что ваши поклонники слушают именно группу «Аматори»… В плане, что они практически не знакомы…

Д:- Эта история происходит с каждой сменой поколений.

- Вы считаете, что эта группа забудется?

Д:- Не считаю. Это же дело вкуса. Мне они нравятся до сих пор, и у меня в плеере есть масса их альбомов. Кому-то эта группа не нравится, кому-то «Роллинг Стоунз» нравится. Кому-то нравится Пушкин, кому-то – Лермонтов. Кто-то не знает, что такое Лермонтов и думает, что это русский царь… Иногда бывает обидно, что ребята из молодых коллективов не знают, что такое группа «Дип Пепл», не могут первый состав назвать… И это бывает обидно, потому что я могу с полной ответственностью заявить, за нас обоих, что мы оба знаем откуда растут ноги у этой музыки, которая сейчас находится в массовом исполнении.

С:- Я начал слушать тяжелую музыку в 94-м году. И именно группы, с которыми прошла вся жизнь, иногда ты от этого отходишь, слушаешь, но все равно к этому возвращаешься и вспоминаешь, ностальгируешь, слушаешь эти группы. Они продолжили дело «Блэк Саббата», «Пинк Флойда», «Лед Зеппелин». И это переросло в то, что мы имеем в данный момент.

Д:- Каждое поколение продолжает то, что делало предыдущее поколение.

- Если вам зададут вопрос: Это группы – прошлый век. Они не актуальны. Они несовременные.

С:- Когда «Блэк Саббат» были хэд-лайнерами одного крупного фестиваля, мне кажется, это был прошлый или позапрошлый год… Ну, по реакции публики, это была одна из самых ожидаемых групп, в составе Томи Айоми, Гизер Баттлера, Оззи… В оригинальном составе. То, что играет Оззи – это старая музыка, может, чуть в более хорошем звуке и с современными музыкантами. Но это то же самое.

Д:- Если бы сейчас появилась группа, которая бы заиграла то, что играли «Блэк Саббат», это сложно было бы назвать актуальной музыкой… Как тогда было. Тогда было массовым движение такой музыки. Пионерами и локомотивами которой стали они. Когорта тяжелых групп. Сейчас немного другие расклады.

С:- Сейчас в мире появляются группы, которые продолжают дело старых групп, но в новом ключе. Они, допустим, работают в стиле «Блэк Саббат», они этого не скрывают, но в новом ключе, со старым антуражем, но на новой волне.

- Лада спрашивает: Если бы не музыка, чем бы вы занимались?

С:- Я недавно думал… Музыка нам дает сейчас возможность получать те эмоции, которые дают чувствовать вкус жизни и полноту. Когда я захожу к друзьям, знакомым в офис, я понимаю, что это как день сурка для многих людей… И они те деньги, которые зарабатывают, им приходится тратить на то, чтобы восполнять какие-то эмоции, которые им не хватает в жизни.

- Процентов 80 населения так живет.

Д:- Населения мира всего, если так говорить…

Д:- Это не к тому, что мы это осуждаем.

С:- Много людей, удовлетворенных своей профессией. И мы отчасти можем назвать себя такими. А если бы я не играл в группе, мне было бы интересно заняться либо пилотированием самолетов гражданской авиации…

- ?

Д:- Это жестко.

С:- Мы довольно сильны в вопросах авиации, интересуемся. И, может, в будущем, лет через 5-10, есть сейчас курсы пилотов, можно получить сертификат европейского образца, но сначала надо заняться спортивным пилотированием, а потом попробовать что-то более серьезное. Или я бы занимался мотоспортом.

Д:- Я в детстве хотел быть водителем автобуса. «Икаруса» здорового. Что самое привлекательное, что было в этом «Икарусе» – это переключение передач и там розочка такая… Или розочка, или гвоздичка. И самое крутое – панель с кнопками, где открываются все двери. Боже, как я хотел все это понажимать! Сидеть. И чтобы люфт на руле был такой…

С:- И с третьей трогать…

Д:- Вот такой вариант.

- Есть ли у вас машины? Вы питерские ребята.

С:- В Питере, по городу, на автомобиле… Возможно, конечно. И мы передвигаемся исключительно на танках. Берешь танк и едешь. А еще играем на всяких корпоративных вечерах в Смольном, в правительстве, в мэрии. Для нас это не составляет труда.

Д:- Есть свои люди в ОМОНе.

С:- Нам выдали пять танков.

Д:- У меня танк, например, 323С… Японский. Монгольской сборки, скорее всего.

С:- А у меня танк «Мустанг» 78-го года.

- А мотоциклами не увлекаетесь?

С:- Немножко

Д: - Я – нет.

С:- Опасно. Я не советую никому ездить.

- У вас есть?

С:- Нет.

- А как с дорожной ситуацией?

Д:- Мы как-то неожиданно хорошо до вас добрались, за считанные 20 минут.

- У вас, наверное, сложилось впечатление, что в Москве нет пробок…

Д:- Да, ну ты что!

С:- Мы в Москве гости частые. Пробки везде одинаковые, но манера езды сильно отличается. Психология водителей: если бы я вот так выехал на дорогу в Москве, мне было бы некомфортно, потому что все развязки сильно отличаются от питерской инфраструктуры дорожной. А как люди себя ведут на дорогах? Все эти перестроения без включения поворотников, дистанции, при скорости 80-90, они на расстоянии пяти метров могут ехать…

Д:- А то и 100-120…

С:- Люди чувствуют, по всей видимости, себя комфортно. Город к такому темпу езды располагает. А в Питере у нас более спокойно.

Д:- Можно резануть кого-нибудь, если очень торопишься. И есть несколько адских мест, которые всегда стоят. Например, Обводной канал… Мы репетируем, у нас там точка. И можно все дорогу проехать за 10 минут, а метров пятьдесят ехать тридцать минут.

- Я, когда ездил в Питер на машине, у меня произошла обратная ситуация: в Москве я привык к бешеному ритму жизни и к перестроениям. В Питере я… Никто никуда не спешит. Такое ощущение, что все живут своей жизнью, я просто уснул в пробке.

Д:- Да ладно! Иногда бывает такое ощущение. Поэтому надо включить концерт Кристины Агилеры погромче!

- Есть ли у вас конфликты внутри группы, спрашивает Михаил.

Д:- Если возникают конфликты, то смотря каков первоисточник… Иногда никто не хочет быть вокалистом. Из-за этого мы ссоримся.

- Можно сказать, что у вас дружная команда?

Д:- Да.

С:- Мы много времени прошли. И у нас жесткий мужской коллектив.

Д:- В который лучше не соваться никому.

С:- И у нас свой мир. Это проверяется в туре: 10 человек в автобусе находятся в течение 2 месяцев. Плотный контакт, нервы, стресс… И всякие другие моменты бытовые. Приходится находить общий язык. И мы успешно это делаем.

Д:- Когда ты находишься в такой ситуации, когда хочешь-не хочешь, ты будешь видеть вокруг себя девять одних и тех же человек на протяжении двух с половиной месяцев, приходится с этим смириться. Все дружеские отношения могут сойти на нет, если этим неграмотно распорядиться в туре. Это стресс – повышенное к себе внимание, повышенное внимание к коллективу, к тому, как ты играешь. Адские ночные переезды на автобусах… Конфликты в закрытой системе общения есть, но после тура есть промежуток времени, когда чисто созваниваемся. Не особо хочется лишний раз вместе собираться и тусить.

С:- А когда мы не в туре, наоборот, все очень… У нас, тем более в последнее время, так все складывается, что мы сплочены, как никогда. В одном направлении как паровоз летим, сметая все на своем пути. Даже в СССР, в 76-м году, был эксперимент, когда 4 человек закрыли в комнате на 2-3 месяца. Готовили экспедицию на Марс. И изучали психологию людей в закрытом пространстве. У них был поставлен ряд задач: выявить лидера, не портить отношения… Они срок не выдержали и ни одной задачи не выполнили.

- А кто у вас лидер в группе?

Д:- Лидер – это группа.

С:- У нас каждый занимается своим делом и в своей области ответственен за свои действия. Авторитетен. И у нас нет, чтобы один руководил всем. Все роли распределены.

- Наталья: что влияет на ваш сценический образ? По разным концертам и записям можно увидеть вас то с усами, то с бородой…

Д:- Официально заявляю, что после отправки в первую часть тура, у нас будет белорусский тур, потом город Киев, потом несколько по России, заезд. В день отъезда в город Витебск я перестаю бриться до нового года вообще! Буду растить усы, в первую очередь.

- Предлагаю сделать эфир, чтобы увидеть это.

Д:- Я сделаю фото, да, в процессе и по достижению результата… Относительно усов, бороды… Наталье, в силе ее половой принадлежности, не известен этот момент, выбор своего имиджа на ближайшую недельку: либо бреешься, либо не бреешься.

- Давайте выберем людей, которые пойдут на ваш концерт. Какие вопросы вам запомнились?

Д:- Мне вопрос про «Битлз» запомнился.

- Это Мария.

С:- Про автопром можно.

- И третий?

С: А ты мне не напомнишь, какие были вопросы?

Д:- Про пиратство? Почему бы и не про пиратство? Про пиратство – диск.

- Было много вопросов про пиратство.

С:- Мне кажется, был хороший вопрос…

Д:- «Ребята, правда, что вы опопсели? Правда, что вы продались? Что вы пафосные?» Вообще!

- Я предлагаю отдать Сергею, который сказал, что вы – самые лучшие, что не надо обращать внимание на все эти возгласы.

Д:- Контрамарку на концерт. Завтра в Доме культуры МАИ.