Эдуард Лимонов: «Оппозиция - это не Навальный. Оппозиция это я, а они пришедшие, изгнанные из Госдумы ребята»

Про Египет, мигрантов, прописку, кавказскую проблему, национализм, Собянина и Сердюкова
Эдуард Лимонов в гостях у радио и телеканала "Комсомольская правда"

Эдуард Лимонов в гостях у радио и телеканала "Комсомольская правда"

Фото: Евгения ГУСЕВА

В прямой эфир радио и телеканала «Комсомольска правда» пришел писатель, оппозиционер Эдуард Лимонов. Мы поговорили с ним о событиях последнего времени и попросили дать прогноз на будущие выборы.

Яковлев:

- Здравствуйте. Для вас работает Александр Яковлев. В этой студии политический обозреватель «Комсомольской правды» Владимир Ворсобин. И я представляю нашего сегодняшнего гостя. В этой студии Эдуард Лимонов. Эдуард Вениаминович, здравствуйте.

Лимонов:

- Здравствуйте! Спасибо.

Яковлев:

- Первый вопрос – традиционный. Какое событие лично вам показалось на этой неделе самым важным?

Лимонов:

- Без сомнения, Египет. Поведение наших дипломатов, нашей туриндустрии. Они всегда что-то тянут, всегда боятся копейку упустить, чтобы за что-то там не платить. Между тем, мы имеем уже гражданскую войну в Египте и 50 тысяч наших соотечественников. Это сколько же нужно самолетов, чтобы их перевезти? Они тянут до последнего мгновения. Вот эта жадность меня раздражает ужасно. Я бы начал эвакуировать людей еще неделю назад.

Яковлев:

- Вот новость сегодняшнего дня. Вы подали уведомление в московскую мэрию, вы хотите провести акцию 31-го на Триумфальной площади, она будет посвящена памяти скончавшегося Константина Косякина.

Лимонов:

- Да, безусловно. Люди хотят выйти с его портретами, с его датами рождения и смерти. Он был бессменным, вместе со мной, уведомителем и организатором этих акций фактически 4 года.

Яковлев:

- На этой неделе также вспоминали выдающегося журналиста «Комсомольской правды», легенду отечественной журналистики Василия Михайловича Пескова, он скончался 12 августа. Давайте прямо сейчас посмотрим материал, который подготовили мои коллеги.

«В Москве простились с легендарным журналистом Василием Песковым. Гражданская панихида прошла в траурном зале Первой медицинской академии. Проводить Василия Михайловича в последний путь пришли его родственники, друзья, многочисленные коллеги и преданные читатели. По завещанию Василия Михайловича его прах будет развеян в родном крае журналиста, в селе Орлово Воронежской области.

Журналист и фотограф Василий Песков скончался на 84-м году жизни после продолжительной болезни, но до последних дней он продолжал работать на благо отечественной журналистики. Он пришел в «Комсомольскую правду» в далеком 1956 году и все это время преданно служил газете. Его рубрика «Окно в природу» одна из самых старых в еженедельнике. Также Песков 13 лет проработал в программе «В мире животных».

- Это, конечно, тоже беспрецедентный случай в журналистике, когда на протяжении десятилетий человек вот так самозабвенно и с такой любовью рассказывал о птичках, о листиках, о деревцах, - говорит Николай Дроздов. - На это способен только человек, безусловно, светлый. Василий Михайлович у меня остается в памяти каким-то таким солнышком.

- За свой долгий творческий путь Василий Михайлович написал огромное количество заметок, статей и несколько книг. За одну из них, «Шаги по росе», журналиста наградили Ленинской премией. Песков любил природу со всем ее многообразием и красочностью. Он обожал животных, мог часами наблюдать за ними. После себя он оставил множество уникальных фотографий.

Василий Михайлович навсегда останется в памяти людей как настоящий профессионал и добрый, порядочный человек. То, что делал Песков, это вечная журналистика, его читали три поколения, будут читать и последующие».

Яковлев:

- Переходим к другим событиям уходящей недели. Все-таки Египет. Более 600 человек погибло. Это только по официальным данным. «Братья-мусульмане» говорят о том, что количество погибших в пять раз больше, исчисляется уже тысячами. Ну а как же вот та «арабская весна», о которой так говорили самозабвенно, что демократия победила? Что произошло на самом деле?

Лимонов:

- Она превратилась в кровавое лето. Это мы видим. Там разделилось население, я так понимаю, на два приблизительно равновеликих лагеря. И третий фактор это, конечно, армия, которая использовала для себя приход «Братьев-мусульман» к власти для того, чтобы самой попасть к власти. Ситуация парадоксальная. Один президент Мубарак сидит в тюрьме. Даже не сидит там, а лежит беспомощный. И свежеизбранный президент, легитимно избранный тоже находится под арестом. Такое редко бывает, еще и двух лет не прошло.

Это, конечно, свидетельство и того, что нужно не вмешиваться в жизнь, в частности, арабских государств, восточных, у них свои традиции. Требовать, как Запад с ножом к горлу требует от них уважения каких-то западных традиций, прикрываясь демократией, правозащитой, а результаты – сплошной негатив и очень кровавые. Мы видим, что Каддафи объявили… Уже беззубого Каддафи, не молодого, не юного, каким он был, когда написал «Зеленую книгу», а такой уже лев без зубов, его свергли, уничтожили. И смотрите, во что превратилась Ливия. Она явственно распадается на несколько провинций, все они конкурируют, там постоянно взрывы, убийства. Во что превратили Ирак, пытаясь свергнуть Саддама Хусейна. Во что сейчас превратили Сирию. Так, может быть, надо оставить их в покое? Даже не может быть. Это реакционно звучит…

Ворсобин:

- Не революционно как минимум.

Лимонов:

- Не революционно, от меня, но я всегда считал, что нивелировать мир, причесывать его под одну гребенку и требовать от всех одного и того же поведения не следует. У китайцев своя цивилизация, у нас, русских, - своя, у арабских стран – своя. У них более жесткие режимы. Как видите, вот убрали жесткие режимы. Ирак рассыпается, скоро у курдов будет свое государство, шииты, сунниты не живут вместе, избивают друг друга. Вот что мы видим.

Ворсобин:

- Но в Египте не было военного вторжения американцев, никто их не бомбил. Там были нормальные выборы, в которых победили исламисты. При чем здесь Запад, Америка? Они просто хотят, чтобы люди выбирали себе президента.

Лимонов:

- Запад там немного при чем. Начнем с того, что Америка поддерживала Египет постоянными вливаниями ежегодными в бюджет. Как только люди выходили и протестовали против повышения цен на хлеб, сразу цены снижали. Америка контролировала Египет. Так же как она контролирует Турцию годами. Поэтому там есть достаточно стойкое, около половины населения, вот они и выходили на площадь Тахрир второй раз свергать Мурси. Я в данном случае не принимаю ничью сторону, я считаю, что избранный легитимно, уже после свержения диктатуры, как они называют, Мубарака, президент Мурси, наверное, легитимный президент. То, что сейчас происходит, мне абсолютно не нравится, я считаю, что это противозаконно, кто бы это ни сделал, это отвратительно. Надо вернуть его, если это возможно.

Яковлев:

- Более 50 тысяч туристов – граждан Российской Федерации сейчас находятся на отдыхе в Египте. Прямо сейчас с нами на связи оттуда Александр Горелик, корреспондент «Комсомольской правды». Саша, я так понимаю, ты сейчас находишься в Хургаде. Как там обстоят дела, все ли спокойно, и как себя чувствуют наши соотечественники?

Горелик:

- Все абсолютно спокойно. Более того, обе стороны (и полиция, и «Братья-мусульмане») утверждают, что туристам ничего не угрожает. Сегодня пятница, соответственно пятничная молитва, все мечети заполнены. Я подходил к главной мечети города Хургады, разговаривал со сторонниками президента Мурси. Они очень доброжелательно настроены, уверяют, что приходят на демонстрации только с бумажными плакатами и флагами. Это действительно так, я ни у кого не видел чего-то, хоть как-то похожего на оружие. Они обещали, что после молитвы они пройдут демонстрацией по городу. Но демонстрация будет абсолютно мирной. Единственное, они опасаются, что полиция все-таки будет их разгонять. И только тогда начнутся беспорядки. Но это все равно происходит вдали от мест, где находятся отели. Пешком туда идти от самого ближайшего отеля минут 20. По египетским меркам это очень далеко, тем более по жаре.

Ворсобин:

- Александр, почему россияне все равно едут в Египет отдыхать? Ведь они смотрят новости, проблемы с Египтом уже не первый месяц. Как вы думаете, почему?

Горелик:

- Большинство людей отдыхают в Египте не первый раз, знают, что беспорядки туристических зон не касаются, они находятся в стороне от политических зданий, где все и происходит. Более того, египтяне трепетно относятся к туризму, он приносит 14 миллиардов долларов в год. Это главная статья доходов страны. В общем, туристы здесь – священные коровы, их никто не трогает.

Лимонов:

- Я хочу сказать, что в таких ситуациях, которая сейчас в Египте, здравый смысл покидает людей немедленно. Надеяться на здравый смысл глупо. А представьте себе, аэропорты блокированы одной из сторон для каких-то своих нужд. И куда улетят? 50 тысяч это очень много. Если бы речь шла о 2-3 самолетах, три раза по 300, было бы можно это быстро сделать. 50 тысяч надо вывозить. Это месяц как минимум при непрерывной челночной работе: прилетел, улетел, забрал. Этого быть не может. Как ответственное государство может себе позволить вот такую ситуацию, при которой 50 тысяч сограждан находятся там? Туристские агентства сидят и все время всех успокаивают. Меня они раздражают ужасно, потому что они говорят: ничего не случится. Ну конечно. Уже сегодня, я слышал утром, польские туристы не смогли улететь. У них какая-то группа хотела улететь, но они не могли доехать до аэропорта. Вот что нас ожидает.

Ворсобин:

- Русские бесстрашные. Вообще какой-то интересный вид туристов. Как вы это объясните?

Лимонов:

- Русские безрассудны. Не бесстрашны, а безрассудны. Тем более нынешние новые русские. Это не русские послевоенные, это не русские 60-х годов. Это русские, которые не понимают, что там война. Вот я понимаю, потому что был на множестве войн, я знаю, что это такое, как немедленно меняется ситуация. Но государство должно бдеть за своими согражданами. А туристским агентствам надо дать по носу и сказать: ну что вы делаете? Вы гонитесь за своей прибылью, вам не хочется платить всякие неустойки, но очнитесь, 50 тысяч человек вы не вывезете сразу.

Ворсобин:

- Они уже прекратили принимать заказы на Египет.

Яковлев:

- Пока есть рекомендации.

Лимонов:

- Пока не попали в беду. Вот как они попадут в беду, то поймут, что больше никогда этого делать не надо.

Яковлев:

- Предлагаю перейти к другим темам и другим событиям на этой неделе. То, что происходит с нелегальными мигрантами. В столице уже не первую неделю обсуждается лагерь в Гольяново. На этой неделе пришла любопытная новость о так называемых резиновых квартирах. В одной из квартир незаконно зарегистрировалось сразу 4,5 тысячи гастарбайтеров. Причем зарегистрированы они были еще в 2009 году. Как вы оцениваете то, что происходит в Москве, и попытки власти навести порядок?

Лимонов:

- Я скажу со своей колокольни. Когда я вышел из тюрьмы (у меня прописки вообще никогда не было московской), мне надо было куда-то прописаться. Один из моих товарищей-нацболов прописал у себя в квартире, где у него уже жил кто-то. Не гастарбайтеры, а нормальные русские ребята откуда-то из другого региона. И потом в этой квартире тоже было прописано несколько людей. Но это же не мы создаем, это создают эти установленные нормы, законы, когда надо зарегистрироваться. Сделайте же что-нибудь, регистрируйте людей где-нибудь. А то создали ситуацию, при которой зарегистрироваться надо, а регистрироваться негде. У меня не было родственников в Москве.

Ворсобин:

- То есть вы против прописки?

Лимонов:

- Я не против прописки. Я против вот такого. Прописку, конечно, надо сделать легче. Вот, например, во Франции, где я прожил какое-то количество лет, если хочешь, ты приходишь в полицию и заявляешь, где ты живешь, где ты снял квартиру. А если не хочешь, то не приходишь.

Ворсобин:

- Большинство граждан за ужесточение прописки.

Лимонов:

- Граждане не всегда разумные. Я уважаю свой народ, я его люблю, но я абсолютно уверен в том, что иногда народ охватывают всякие поветрия. Не надо мириться с тем, что… Вот сейчас сделали из этих мигрантов несчастных просто козлов отпущения. Начнем с начала, с чего это началось. Когда гражданин Российской Федерации, дагестанец, ударил опера по физиономии. За это основали концентрационный лагерь в Гольяново и поместили туда 1200 вьетнамцев. Где логика?

Все говорят, что, с одной стороны, мигранты нужны. С другой стороны, получается, их все не любят. Ну, понятно, не любят, они ходят такие темные или по-вьетнамски говорят. Чужестранцев нигде не любят. Но умерьте свое безрассудство и включите свой разум. Они нам нужны? Давайте выработаем четкие квоты, законы и будем их принимать. Они нам не нужны? Давайте их постепенно выдавим и будем жить без них. Но этого же ничего нет. У нас каждый говорит своё. Предприниматели обманывают их, обворовывают. Вот огромная компания, занимается строительством (не буду называть). Что люди делают? Нанимают строителей, платят какие-то деньги некоторое время, потом говорят: знаете, сейчас денег нет, вы подождите. Потом, когда задолженность за миллион долларов доходит, приглашают ОМОН за 100 тысяч долларов и выдворяют их из страны. Вот как у нас обходятся с этими людьми. Это что, по-человечески? Не по-человечески.

Я не Навальный, мне избираться не надо, я не хочу доказывать свою крутость и глупость и говорить: мы этих мигрантов вышибем, выпустим политзаключенных. Ничего вы не сможете сделать. И почему делать из них козлов отпущения? Они виноваты в том, что опера ударили по физиономии? Нет. Разберитесь.

Ворсобин:

- А как отнестись к такому народному поветрию? С Питера началось, когда люди сами выкидывают мигрантов около рынков, такие экспедиции, проверяют документы.

Лимонов:

- Люди сами не должны ничего делать. Это мое мнение. Они не должны лечить наркоманов сами. Они не должны никого выкидывать. А то они довыкидываются, а потом еще встретят и большой отпор, кроме всего прочего. Мигранты тоже не простые, они очень сплоченные ребята. Что такое диаспора? Она всегда сплоченная. Посмотрите, у нас любая диаспора в любом городе – чеченская, дагестанская, они все друг друга знают, они ходят в одни мечети. Пока они позволяют (кто-то из них) себя обижать. Но надоест и не позволят. Это тоже большой вопрос.

Яковлев:

- А нужны ли нам нелегальные мигранты из Средней Азии в принципе?

Лимонов:

- Это вы спросите нашу экономику.

Яковлев:

- А как вы считаете?

Ворсобин:

- Большинство против.

Лимонов:

- По тому, что мы видим, конечно, они нам нужны. У нас падает рождаемость, мы фактически по рождаемости дряхлая европейская страна, у нас стареет население, у нас некому работать. Нужны. Вопрос: сколько. И, конечно, не нужны нелегальные.

Ворсобин:

- А почему столько ксенофобии в обществе?

Лимонов:

- Потому что никто этим не занимался. В советской стране людям хотя бы говорили (но не все в это верили): человек человеку друг, товарищ и брат. А сейчас этого никто не говорит, и ясно, что олигархи не братья всему остальному русскому народу. Не брат тот, у кого… У жлоба три автомобиля и два этажа квартира, а все остальные где-то там сдают, а сами живут в спальных районах на окраине. Никто уже давно друг другу не брат. Разрушено равенство, единство. Отсюда такая злоба у всех. Злоба к богатым (что всегда было), и правильная злоба, на мой взгляд. Супербогатые нам в России не нужны, они должны покинуть страну.

Яковлев:

- Вспомним начало этого конфликта. Это был гражданин Российской Федерации, это были дагестанцы.

Лимонов:

- Совершенно верно.

Яковлев:

- А что нам делать с Северным Кавказом?

Лимонов:

- А что вы сможете сделать? Отдать вы не сможете. Мы в тупике, это всем понятно.

Ворсобин:

- Выход из тупика есть?

Лимонов:

- Что вы можете сделать? Вы не можете, даже если бы захотели отдать что-то. Ведь Чечню не отдали. Потому что дальше начнется цепная реакция. У нас есть Башкортостан с 5 -миллионным населения, у нас есть Татарстан с 5-миллионным населением. Придется их отдавать. Во всяком случае, сигнал этой отдачи население этих национальных республик, как у нас сейчас называют, поймет именно таким: им дали независимость, а нам почему не дали? А Татарстан в центре России, это очень плохо для нас. Может быть, не удастся выйти им из России. А вот Башкортостан, его отделяет от границы с Казахстаном, по-моему, какая-то узенькая полоска земли.

Ворсобин:

- Но если эту проблему не решать… Вы же были в Югославии, какая там обстановка была. Может быть такой межнациональный конфликт в России, если не решать долго эту проблему?

Лимонов:

- Межнациональный конфликт в Югославии был, но он третьей стороной разжигался. Вот в 92-м году я воевал в окрестностях Вуковара. У нас там сбивали самолеты, которые доставляли оружие с бывших российских военных баз в Венгрии. Вот как это быстро делается. Там ничего не было, Хорватию стали вооружать нагло. Когда Германия в 89-м году объединилась, то все бурно радовались. Объединившись, Германия немедленно стала пытаться контролировать все области, которые были когда-то областями Австро-Венгрии – и Хорватию, и Боснию. Она пыталась себе это вернуть.

Ворсобин:

- В России что-то такое может быть, что-то такое гремучее, кровавое?

Лимонов:

- У нас может быть, я думаю, всё. Мне кажется, должны быть определены четко… Не знаю, правительство знает, знает ли президент. Наверное, знает. Возможно, у них есть какие-то определенные принципы: отдадим, не отдадим. Время от времени что-то отдают. Например, очень принципиально, даже мелочи принципиальны. Народ весь понимает: Курилы нельзя отдавать. Потому что отдадим Курилы, завтра будут претензии на Калининградскую область, в которой миллион населения, которая отделена границами вообще от нас. И там даже есть русские партии, которые за отделение Калининграда. У нас очень сложная ситуация. Но я думаю, без проблем мы ее отстоим все равно.

Вот говорят: хватит кормить Кавказ. За этим лозунгом скрывается куда более худший лозунг: хватит держать Кавказ, отпустим Кавказ. Это сепаратизм. Я почему выступаю против? Я как бы имперского типа националист образца 90-х годов. Тогда все такими были, и Баркашов, и все националисты, которые были известны, они были такого типа: ни пяди, единая и неделимая. Уж раз не сумели удержать СССР, давайте хоть РСФСР в единое и неделимое. А теперь видите, каких мы имеем националистов очень странных, которые сепаратисты. Они говорят: давайте отдадим, чтобы проблем не было. Но это позиция бестолковая, позиция антигосударственная, позиция преступная.

Яковлев:

- Кого вы имеете в виду прежде всего?

Лимонов:

- Тех, кто выходит с этими лозунгами сепаратистскими.

Ворсобин:

- Они хотят русскую республику.

Лимонов:

- Я не знаю, как вы, но я человек старой формации, я ничего не отдам.

Яковлев:

- О политике и о выборах мэра Москвы. Сергей Собянин на первом месте. Об этом говорят все социологи. На втором месте Алексей Навальный, на третьем – Иван Мельников. Продолжаются дебаты, уже два раунда дебатов прошло. В целом как вам предвыборная гонка в столице?

Лимонов:

- Начнем с того, что это, конечно, не выборы. Вначале была произведена селекция кандидатов. То есть кого-то вынули, в частности, Навального, Митрохина. Они бы не прошли муниципальный фильтр, то есть не соответствовали бы. Не будем говорить, справедлив или несправедлив муниципальный фильтр, но были условия какие-то определены. Они не прошли. Согласились взять от власти. Ладно, Митрохин, он критик власти, он всегда был «яблочник». «Яблочники» были лукавы, хитры, то за Лужкова выступали, то против. Но в случае с Навальным это вопиющая беспринципность, цинизм такой политический, когда человек несколько лет говорит «партия жуликов и воров» о «Единой России», клеймит, презирает, и вдруг, когда приходит время, он вдруг берет половину голосов муниципальных депутатов, выдавая это все за победу общества. Оказывается, это общество сделало, в то время как прокурорский протест против его приговора был подан днем, и уже все было решено. Он говорит: вот они добились, выйдя на улицы.

Ворсобин:

- А почему у него второе место? Почему около миллиона москвичей, по предварительным расчетам, хотят за него голосовать?

Лимонов:

- Это большой вопрос, второе ли место. Я более склонен верить, что Мельников Иван Иванович, которого я неплохо знаю… КПРФ это партия с устойчивым электоратом. В Москве они не так сильны, но я еще посмотрел бы, будет ли у Навального в реальности второе место. А вдруг у Мельникова, например?

Ворсобин:

- Но пока ВЦИОМ выдает так. Откуда столько сторонников у Навального?

Лимонов:

- Это обездоленный с 2003 года буржуазный класс. Вспомните, их выперли из Госдумы в 2003 году. Они истосковались, им надо иметь что-то, им нужен кусок хоть такой власти, хоть какой-нибудь. Я думаю, и президент, и правительство это понимают, поэтому они решили вытащить Навального, так сказать.

Ворсобин:

- Митрохин есть. А что Навального вытаскивать?

Лимонов:

- Нет, Митрохин не популярен.

Ворсобин:

- А Навальный популярен почему-то.

Лимонов:

- Потому что у нас сформировался класс обслуги за последние годы. Что такое Москва? Это огромная столица, административный центр. Здесь кто угодно, здесь десятки тысяч программистов, офисного планктона в различных фирмах и т.д. Обслуга большой столицы, где корпорации, офисы, включая иностранные. Очень много людей, которые имеют уровень жизни очень неплохой и не имеют никакого влияния на власть и во власти. Поэтому они хотели бы… Но я полагаю, что этот результат, который мы имеем, это результат белоленточных всех этих выступлений. Конечно, они никогда большинством не были и не будут, но мне кажется, что и правительство, и президент решили им немножко уступить, дать. Это не значит победить в этих выборах.

Ворсобин:

- А зачем?

Лимонов:

- Чтобы сделать свое пребывание у власти более прочным, более легитимным. Помните, как в 93-м году после восстания Белого дома ни один радикал, ни одна радикальная организация не была допущена до выборов. Ни анпиловская «Трудовая Россия», ни тереховский «Союз офицеров», ни «Фронт национального спасения» Ильи Константинова, никто не был допущен. А кто был допущен? КПРФ, ЛДПР. Вот пришло время, они верно служат 20 лет уже, но они устарели, у них уже меньше социальная база, они сдают. И Жирик уже не так актуален. У него есть свои 6 процентов. Но сейчас вот, возможно, выпрут Жирика на следующих выборах и поставят Алексея Навального.

Ворсобин:

- Навальный в тюрьму пойдет после выборов. Вы забыли?

Лимонов:

- Не пойдет он в тюрьму. Путин высказался совершенно ясно. У нас, когда глава государства что-то говорит, то все слушают. И я услышал, и все услышали. Он что сказал? Он сказал, что странный приговор.

Ворсобин:

- Он что, контролирует суд?

Лимонов:

- Что значит контролирует? Они его слушают. Это не значит, что он контролирует. Согласитесь, если бы вы были судьей, вы бы, наверное, послушали. Я бы тоже обратил внимание. Я не уверен, что послушался бы президента, но тем не менее. Так вот, что будет после? Сейчас оттянут кассацию как можно дольше, чтобы она состоялась, например, 11 сентября, 12-го, 13-го. И что будет в кассации? Он же сказал, что Навальный был не главный в этом деле, а Опалев был главный. Опалев получил 4 года условно. Я предполагаю, что Навальный получит 3 года условно.

Яковлев:

- Многие говорят, что Алексей Навальный получает западное финансирование.

Лимонов:

- Я думаю, что он получает финансирование от «Альфа-Групп». Может быть, «Альфа-Групп» тоже имеет отделения за рубежом. Мне кажется, большие деньги ему идут от Фридмана.

Ворсобин:

- Смысл?

Лимонов:

- Нет желающих дать много мелких денег. Выдаются какие-то миллионы, потом они дробятся. Почему Жириновский правильно все говорит в данном случае? Потому что Жириновский большой дока и специалист в этом. Можно его как угодно оценивать как политика, но то, что он специалист по выборам, что он 20 лет на всевозможных выборах участвует, он знает все трюки грязные. Поэтому в этом случае ему можно тотально доверять. Плюс еще он чувствует опасность для себя лично от Навального.

Ворсобин:

- Савва Морозов финансировал, по-моему, большевиков. А сейчас «Альфа-Групп» финансирует Навального. Я хочу понять, что они выгадывают таким образом, финансируя оппозицию?

Лимонов:

- В данном случае, мне кажется, наши крупные олигархи и выдвигали Навального. Посмотрите, вначале даже было видно. Например, кто его привел в «Аэрофлот»? Один миллиардер Лебедев. Миллиардеру Лебедеву слегка дали по носу, когда его осудили на эти позорные 150 часов принудительных работ. Это был такой сигнал: знай свое место, парень. Кроме этого, за него выступала даже Валентина Ивановна Матвиенко. И в штабе Навального работает человек по фамилии Ошурков, если я не ошибаюсь. Это человек из «Альфа-Групп», и он один из тех, кто внес этот миллион злосчастный.

Ворсобин:

- В чем логика наших миллиардеров, зачем им Навальный?

Лимонов:

- Если ныне сидящий уже 10 лет в тюрьме Ходорковский давал деньги КПРФ и провел ряд людей, включая одного из своих начальников службы безопасности генерала Кандаурова в Государственную Думу. Зачем это нужно? Чтобы иметь влияние.

Яковлев:

- То есть это не герой, вышедший из интернета, молодой человек, который сам всего добился?

Лимонов:

- Навальный – выходец из такой, видимо, торговой семьи. Заметьте, один из самых богатых районов Московской области. Отец у него бывший военный, стоит предположить, что он занимался каким-то финансированием или чем-то подобным. У них там фабрика лозоплетения. Один брат возглавлял аффилированную с Почтой России фирму. Я их нисколько не осуждаю, таких у нас десятки тысяч семей. Такие пройдошливые мироеды, кто своего не упустит. Когда в 2009 году Алексей Анатольевич стал советником в Кирове… Что такое советник в захудалой этой области? Я там был еще в 1994 году, знаю хорошо область. Это бедная область. Я могу себе представить этих лесных братьев, этих ребят из леспромхозов, руководителей, как они ловили каждое его слово. Пришел, наверное, человек и сказал: так и так, будем столько-то, цена такая-то, это будем сюда. Ждать, что обнаружатся когда-либо документы, где сказано: Навальному 35 процентов, Белых – 15, - такого нет. Все с 90-х годов в нашей стране идет из уст в уста, на веру.

Вот такой человек, он постепенно поднимался. Обнаружились его какие-то способности, он что-то умеет говорить. Он вдруг (не имея ни стыда, ни совести) стал заниматься проблемами коррупции. Он постепенно возвысился. Олигархи выбирали. Я знаю, что они выбирали, я знаю, что они встречались еще с рядом людей. Они выбирали, они смотрели, кто может. Их уже не удовлетворял, видимо, Путин. Делалось это очень осторожно.

Ворсобин:

- Очень важный вопрос. Почему революционер Лимонов, оппозиционер Лимонов, который выводит людей на Триумфальную площадь каждое 31-е число, сейчас ругает оппозицию больше, чем ругает власть? И, в общем-то, Лимонов очень выгоден сейчас власти, как говорят многие журналисты.

Лимонов:

- Название передачи Малахова «Пусть говорят». Обо мне все время что-то говорят. Я был еще очень маленьким, в школе учился, и все равно что-то говорили.

Ворсобин:

- Почему вы так удобны власти?

Лимонов:

- А я не уверен, что так уж удобен власти. Власть меня по-прежнему никуда не пускает.

Ворсобин:

- Газета «Известия», самая…

Лимонов:

- В газете «Известия» я работал в 90-м году (кстати, в «Комсомольской правде» тоже писал свои статьи). Я в газете «Известия» до сих пор бы работал, но пришел Голембиовский в свое время, и меня оттуда попросили. Я, недолго думая, отправился в «Советскую Россию», работал там верой и правдой три года.

Ворсобин:

- Времена изменились.

Лимонов:

- Ничего не изменилось. Я журналист, я выбираю. Когда меня Грани.ру достали после 6 или 7 отказов публиковать мои статьи, я позвонил туда и говорю: возьмете меня, вот у меня есть статья? Статья была очень интересная о пересмотре итогов приватизации, о том, какая грабительская приватизация. Они, может быть, пожали плечами, но напечатали слово в слово.

Ворсобин:

- Вы ругаете больше оппонентов власти, чем саму власть.

Лимонов:

- Нет. Во-первых, оппозиция это не Навальный. Я в оппозиции с 1992 года, участвовал во всех основных жутчайших событиях – и под «Останкино» по мне стреляли, и в тюрьме я сидел. Пусть кто-нибудь позволит себе бросить в меня камень. И 250 ребят моих прошли через тюрьмы, лагеря, 13 человек убиты. Пусть кто-нибудь из этих людей сопливых, которые выходили на все эти «окупай абаи», может похвастаться такой биографией и такой партией политической. Поэтому не надо присваивать себе. Они не оппозиция. Оппозиция это я, а они пришедшие, изгнанные из Госдумы ребята, которые хотят вернуться туда, страстно, пылко желая, мечтая, и готовы пожертвовать всеми принципами.

Ворсобин:

- А вы не ревнуете?

Лимонов:

- Человек с такой биографией, как у меня, интеллектуал, автор 57 книг, как я могу ревновать к жулику, мошеннику Навальному?

Яковлев:

- Вы спросите, где альтернативная точка зрения. Мы приглашали представителей штаба Алексея Навального и самого его. Пока получаем отказы.

Лимонов:

- Они и будут отказываться. Они там хорошо с Иваном Ивановичем Мельниковым дискутируют. Пусть со мной сядут. Посмотрим, чем закончится.

Яковлев:

- Ваше отношение к Собянину?

Лимонов:

- Ничего хорошего. Он похож на вареную треску с виду.

Яковлев:

- Но, судя по всему, именно он победит.

Лимонов:

- Победит, конечно, я думаю. Знаете, чем это объясняется? Тем, что он уже три года был мэром, он был на всех федеральных каналах, его знает каждая собака. Естественно, у него огромный капитал этого пиара. Даже Навальный со своими мошенническими замашками, которые он перенес в политику, не сможет обойти Собянина. Тот стартовал три года назад, а эти стартовали только что.

Яковлев:

- На этой неделе вновь обсуждали коррупцию. На сей раз вновь в центре внимания экс-министр обороны Сердюков, госпожа Васильева. На сей раз стало известно о том, что он присвоил себе участок леса, а после сдал его в аренду. Почему, на ваш взгляд, о Сердюкове и о Васильевой продолжают говорить (стало известно, что она оплачивала маникюр за счет военного бюджета), но они по-прежнему сидят в многокомнатных квартирах?

Лимонов:

- Я думаю, что все это очень просто. Все-таки надо чуть мягче с бывшим министром, а не просто с сявкой каким-то. Мне кажется, поскольку Следственный комитет работает, роет, гребет, и все это увеличивается, в конце концов, в один прекрасный день, я верю, что Сердюков окажется за решеткой и под судом.

Ворсобин:

- Кого из политиков вы уважаете в России?

Лимонов:

- Никого. В настоящее время я не вижу ни одного. Нам нужны перемены в стране, это безусловно, тут я согласен. И какой-нибудь белоленточник, и я, мы понимаем это по-разному. Я считаю, что наша страна должна быть современной, что власть должна регулярно и законным путем передаваться, что те, кому не удалось что-то сделать, поправить страну, должны отойти в сторону (на время, навсегда – неизвестно). Суд должен быть независимым и пр.

Яковлев:

- Спасибо большое, что пришли сегодня к нам в гости.

Лимонов:

- И вам спасибо.