2016-08-24T19:19:06+03:00

Глеб Кузнецов. Открытость и легитимность на выборах: миф или реальность?

Открытость и легитимность на выборах: миф или реальность?Открытость и легитимность на выборах: миф или реальность?

Обсуждаем в эфире программы «Госдума-2016: перезагрузка» на Радио «Комсомольская правда» [аудио]

Глеб Кузнецов. Открытость и легитимность на выборах: миф или реальность?

00:00
00:00

Яковлев:

- Меньше одного месяца остается до выборов в Госдуму. 18 сентября все мы пойдем на избирательные участки и будем избирать новый состав нижней палаты парламента. К нам в студию приходят ведущие российские политологи, обсуждаем мы предстоящие выборы. Сегодня у нас в гостях один из ведущих российских политологов - Глеб Кузнецов.

Карманов:

- Глеб Сергеевич, мы встречались в этой студии на самом первом эфире программы «Госдума-2016: перезагрузка», это было еще перед новым годом и тогда практически вся выборная компания была еще в проекте. Тогда еще мы только говорили о том, что будет реализована компания за открытость, легитимность, конкурентность, впереди были праймериз. Теперь это все уже позади, остался последний месяц перед выборами. На ваш взгляд, что получилось? Есть ли открытость? Соблюдена ли легитимность? И что у нас с конкурентностью?

Кузнецов:

- Во-первых, ничего еще не позади, впереди самое главное. Последний месяц будет абсолютно решающим. Значительная часть этой избирательной кампании пришлась на летний период, что означает, что именно в последние недели, когда люди вернутся из отпусков, они как раз и встретятся с основным валом той самой конкуренции, той самой предвыборной борьбы, предвыборной агитации, теледебатов, телероликов и т.д. Все еще впереди. Да, мы прошли большой путь, но впереди у этого марафона последний решающий километр, поэтому подводить итоги еще совершенно определенно рано. Можно говорить о том, как наши участники бегут. А бегут они хорошо, действительно, конкуренция, особенно в одномандатных округах, очень высокая. Есть десятки округов, где не то что нельзя заранее угадать победителя, а вообще никак спрогнозировать результат. Много партий участвуют, бюллетени будут большие по объему и нас ожидает, повторюсь, интереснейший месяц и действительно на избирательных участках мы можем какие-то сюрпризы получить – особенно в одномандатных округах.

Яковлев:

- Мы стали свидетелями первых дебатов. Надо сказать, что они получились уже довольно скандальными. Как первое впечатление?

Кузнецов:

- Я небольшой поклонник того формата дебатов, который есть у нас. Я такое, скорее, тут любитель американского стиля, когда стоят два человека и друг друга семь из десяти предоставленных каждому минут друг друга поносят, оскорбляют, веселят аудиторию, вспоминают какие-то неприглядные моменты в жизни каждого. Вот это интересно, вот это шоу. Надо понимать, что дебаты предвыборные, особенно теледебаты, возникли именно как шоу. Мы помним, что первым блестящим теледебатером был Кеннеди, абсолютно человек телевизионно привлекательный. Поэтому говорить о том, что на наших дебатах все так же прекрасно, интересно и они внесли какую-то новую струю, какую-то живинку, еще рано. Полагаю, что по результатам этой избирательной кампании будет, возможно, пересмотрен их формат, какие-то введены новые законодательные нормы, регулирующие эти дебаты – совершенно определенно, политики должны людей веселить на теледебатах.

Карманов:

- А вы действительно думаете, что, если ввести новый формат, то это повлияет на поведение наших кандидатов? Потому что на самом деле такого ощущения не складывается. Мы смотрели дебаты – мне кажется, они себя очень комфортно чувствуют именно в такой атмосфере. Стоя за трибуной, с листком бумаги перед собой, в спокойной манере… В принципе, одинаковая риторика.

Кузнецов:

- Так это ж все немножко скучновато, я бы так сказал.

Карманов:

- В какие условия их надо поставить, чтобы началось шоу? Что должно произойти? Каждому по стакану воды поставить?

Кузнецов:

- Ну, может не воды поставить каждому по стакану, а как-то чтобы они поживее были…

Яковлев:

- Но при этом на этих дебатах мы увидели некую сенсацию. Впервые один из тех, кто участвовал в них, выступил открыто против первого лица, президента России Владимира Путина – это представитель «Парнаса». Вообще давно мы такого не слышали в федеральном эфире. Что это значит?

Кузнецов:

- Это значит, что обещание открытости, конкурентности и всего этого для того, чтобы достичь максимальной легитимности Государственной думы полностью выполняются и действительно разрешено очень многое, если не сказать все…

Яковлев:

- Но получается, что все. Потому что прямая критика и призывы к импичменту – этого мы давно не слышали в эфире федерального телеканала. А это было в прайм-тайм…

Кузнецов:

- Вот и посмотрим, насколько это прямая критика и призыв к импичменту понравились избирателям?

Яковлев:

- Пока что не очень. Потому что у «Парнаса» рейтинги стремятся к нулю.

Кузнецов:

- Вот в том-то и дело, что мы должны понимать, что вопрос-то заключается не в том, что человек говорит, а вопрос в том, понравится ли то, что он говорит избирателям, насколько политическая партия кого-то представляет. Потому что политическая партия это не просто организация и группа по интересам. Это, прежде всего, структура, представляющая интересы значительных групп населения. Если эти группы большие, если много народа готово голосовать за эту политическую партию и идею, риторику, которую они представляют, то они молодцы. А если человек выступает с какими-то маргинальными воззрениями, говорит вещи, которые не понравятся избирателям, то, скорее всего, этой партии не будет. Но не потому, что эту партию запретят или как-то уничтожат, а просто партия не имеет права существовать без избирателей и без поддержки.

Карманов:

- Я думаю, достаточно показательно то, что вчерашнее заявление особой волны-то и не вызвало…

Кузнецов:

- Ну, в том-то и дело, что есть люди, которые политически озабоченный класс, эксперты, журналисты и т.д., для них это – вау, надо же! А для широких слоев избирателей есть темы и поинтереснее.

Карманов:

- Но сейчас достаточно легко получить свою минуту славы, стоя в зале дебатов, когда ты понимаешь, что все говорят об одном и том же, ты можешь в принципе, если ты политик яркий, ты можешь перевернуться в воздухе, сделать изящный кульбит и какой-то неожиданный ход – и вот ты знаменит, о тебе все говорят. Почему наши политики этого не делают? Почему выходит известный политик и говорит – здравствуйте, я Григорий Явлинский, я депутат… И половину времени на это тратит. Что происходит?

Кузнецов:

- Последние лет 10 политическая система наша не предъявляла обязательного требования к политику, чтобы он был ярким, искрометным и так далее.

Карманов:

- Владимир Вольфович как-то сам догадался, что надо выделиться…

Кузнецов:

- Это то самое исключение, которое подтверждает общее правило. Он четверть века совершенно одинаковый. И выросло поколение людей, которое, с одной стороны, может быть, и видят какую-то ценность в этой яркости, но просто не знают и не умеют как. Я думаю, постепенно произойдет некое исправление ситуации. Люди будут более веселы и зажигательны в своих публичных заявлениях. Мы видим, что время от времени возникают интересные феномены, типа фермера Мельниченко, или предпринимателя Дмитрия Потапенко, которые жгут глаголом так на разного рода форумах, что, поставь их в телевизор на дебатах, вот это был бы номер, да. Но поколение должно смениться, должны появиться новые люди. Мы можем не соглашаться с тем, что они говорят, но то, как они говорят, должно вызывать интерес. Не случайно самым ярким человеком прошедших дебатов стал товарищ Мальцев, о котором два месяца назад еще ни одна собака в стране не знала. И, к сожалению или к счастью, я думаю, через два месяца после выборов о нем также никто и не вспомнит.

Яковлев:

- Если говорить в целом о следующей Госдуме, то одна из главных интриг – кто будет спикером? По крайней мере, это обсуждается в СМИ последние дни. Все еще недавно были уверены, что спикером останется господин Нарышкин, но тут вот сегодня появилась информация, что это место может занять человек, который фактически исполняет функции администратора политической системы, ныне первый зам главы администрации президента Вячеслав Володин, что воспринято многими как сенсация… Все-таки слухи ли это, вбросы ли это или это действительно так?

Кузнецов:

- Слухов много и по мере приближения к выборам…

Яковлев:

- Нужно ли к ним серьезно относиться?

Карманов:

- В общем, если это слухи, то зачем?

Кузнецов:

- Скучно людям. Посмотрели люди дебаты и видят, что ничем они их скуку не развеяли, так сказать. Смотрят друг на друга и давай себе писать – по нашим источникам, марсиане спустятся и сформируют новый состав Совета Федерации и т.д… То есть, надо понимать, что, конечно же, слухи имеют под собой некое основание. Основание слуха о Володине заключается в том, что он возглавил территориальную группу по выборам в Госдуму. И вот люди думают – такого никогда не было, значит, если он возглавил эту тергруппу, то, наверное, он пойдет в Думу, а в Думе он может быть только спикером. И вот этот бесконечный автоколебальный процесс обсуждения, достаточно бесплодного в экспертных кругах, рождает разного рода слухи. Но давайте дождемся непосредственно голосования, потому что кто займет позицию спикера, зависит, в том числе, и от результатов волеизъявления граждан.

Яковлев:

- Ваш прогноз каков?

Кузнецов:

- Мой прогноз – дождаться 18 сентября.

Карманов:

- Но сам Володин, кстати, на минуточку, сказал, что – какое решение президент примет, им и буду руководствоваться.

Яковлев:

- То есть, он не опроверг это. Потому что еще недавно появилась информация на лентах информагентств, что, когда это обсуждалось, если будет избран Вячеслав Володин, пойдет ли он в депутаты, он сказал о том, что я это не планирую…

Карманов:

- Интрига повисла в воздухе…

Кузнецов:

- Давайте сейчас друг на друга посмотрим и, например, скажем, что следующим спикером Госдумы будет Сергей Собянин.

Карманов:

- У нас есть хорошая традиция спорить на что-нибудь, мы уже в этой предвыборной кампании много на что спорили…

Яковлев:

- Я хотел бы к рейтингам обратиться. Если верить ВЦИОМу, динамика электоральных предпочтений 44% россиян готовы голосовать за единоросов, на втором месте ЛДПР – почти 12%. 10% у КПРФ. То есть, разница уже почти в 2%. Это сенсация или социологи где-то ошиблись?

Кузнецов:

- Я думаю, что это как раз отражение того, о чем мы говорили чуть раньше. Людям хочется какой-то яркости, какого-то веселья, зажигательности… Хочется услышать простые слова, после которых возникает эмоция – положительная или отрицательная, неважно. У Жириновского, который олицетворяет собой ЛДПР, эта эмоция есть, у КПРФ, при всем моем уважении к их сединам и к их истории, такой эмоции не возникает.

Карманов:

- А что с ними происходит? Они себя не проявляют практически в этой предвыборной кампании. О какой яркости можно говорить? Где яркие заявления?

Кузнецов:

- Вот я тоже не очень понимаю. Вроде бы люди левые должны руководствоваться социальной повесткой, но пока вся их социальная повестка, вся их борьба заключается в том, что они вешают плакаты «Кризис проблемы. КПРФ – решение». Хочется задать вопрос – а почему мы должны вам верить, уважаемый Геннадий Андреевич?

Яковлев:

- Еще одно впечатление, которое возникает у многих – избирательная кампания проходит очень тихо. Ну да, политические гурманы, политологи, политконсультанты, пиарщики – это все понятно. А вот с простыми людьми поговорить, даже не в Москве, а в Сыктывкаре, ну, незаметно. Ну, кроме того, что все рекламные щиты увешаны… Но в общественной дискуссии этого нет. Выбор людей пока что н5е очень интересует. И нету каких-то баталий ярких. Почему? Это обманчивое впечатление или действительно в этом году все очень тихо?

Кузнецов:

- Специфика летней избирательной кампании. Традиционно наши выборы парламентские проходили в декабре и начинались как раз в сентябре, и постепенно набирала обороты в течение первых месяцев двух, чтобы выйти на действительно такие судьбоносные вещи в ноябре. Сейчас такой ситуации нет. В июле агитировать людей бесполезно, они думают совершенно о другом. Об отпуске, о добрых и хороших вещах, а вовсе не о политике. Я уверен, что основной удар по мозгам избирателей придется на последние три недели, где-то с 25-го августа до 18 сентября нас ждет меньше чем за месяц все то, что мы раньше получали в течение двух-трех месяцев.

Карманов:

- А люди придут на выборы? Что с явкой будет, а? Мне кажется, она провалится.

Кузнецов:

- Социологи говорят, что явка будет порядка 50%. Это очень хорошая явка по современным прогнозам…

Карманов:

- А провал явки когда происходит?

Кузнецов:

- 25-30% - вот это плохая была бы явка. Такая, к сожалению, у нас бывает на муниципальных выборах, но надо понимать, что федеральная компания всегда заставляет людей включаться. Просто сейчас изменился хронотоп этой самой избирательной кампании.

Яковлев:

- Если говорить о политических партиях, сколько пройдет 5-процентный барьер, как вы думаете?

Кузнецов:

- Четыре. Те, которые были, те же и останутся.

Яковлев:

- Эсеры пройдут, «Справедливоросы» пройдут, вы считаете?

Кузнецов:

- Я думаю, да.

Яковлев:

- Вообще имеет ли место быть интрига и какова вероятность того, что «Патриоты России», «Родина» или кто-то еще сумеет забраться…

Кузнецов:

- Их претензии – это 3%, а не 5%, надо понимать. Потому что 3% дает возможность получить мандат один и получить деньги государственные на следующие пять лет. То есть, заниматься партийным строительством и к тому же иметь одного человека в Госдуме. Неамбициозность наших непарламентских партий немножко расстраивало на начальном этапе, но сейчас смирились. Ну, не хотят люди больших фракций, может, они и правы? Поэтому мобилизуют они в основном свой электорат. Яблочники своих, «Парнас» своих пытается наковырять, «Родина» своих. А так, чтобы представить что-то на суд наций, на общенациональное рассмотрение и с этой новой какой-то прогрессивной идеей или не прогрессивной, а консервативной, пройти в Госдуму там с 7-10% - такого нет. Это четыре главные парламентские партии.

Карманов:

- Какая же тут национальная идея? Вот смотрите, на злобу дня у нас новость. Эксперты ИСЭПИ опубликовали доклад «Партийное поле России накануне единого дня голосования 2016 года», где утверждают, что к выборам в Госдуму-2021 года из 74 партий могут сохраниться только 25. 74 партии какие-то у нас есть, понимаете! У нас основные парламентские и оппозиционные внепарламентские не могут повестку как следует сформулировать, а тут – 74! Что это за партии?

Кузнецов:

- У нас же произошла либерализация, да, партийного регулирования. То есть, теперь партию создать несложно.

Карманов:

- Партия любителей пива вспоминается сразу же.

Кузнецов:

- Хороший проект. Вот у кого была и национальная повестка, и идея… Но, собственно, об этом и речь, что эти партии бессмысленны. Создать партию легко, так же, как легко зарегистрировать фирму, но сделать так, чтобы партия стала влиятельной и стала парламентской, так же тяжело, как зарегистрированную тобой фирму превратить в Майкрософт или в Фейсбук… Но то, что партию создать легко, это очень хорошее такое последствие политической реформы, которая шла пять лет. Никаких проблем. Создавайте – не хочу. Но, извините, надо не только создавать. Партия – это не набор учредительных документов. Партия – это идея. Партия – это массы, которые за ней идут. Партия – это действительно общенациональная повестка. У тебя этого нет – уйди, пожалуйста, с пляжа. Поэтому коллеги из ИСЭПИ они люди хорошие, вежливые, интеллигентные, они считают, что будет 25 партий. Я-то считаю, что 25 – это примерно в три раза больше, чем нужно. И чем способно вынести наше общество.

Яковлев:

- С идеями плохо?

Кузнецов:

- Не то что с идеями плохо, а набор идей достаточно ограничен и все идеи уже сформулированы. Левые, правые, центр. И вот основные идеологические постулаты сформулированы и у них уже есть представители и защитники. То есть, да, коммунистических партий может быть хоть 10, но все равно перебить гегемонию КПРФ остальным девяти будет очень тяжело. Таким образом, из этих 10 останется КПРФ и какая-нибудь веселая левая партия, которая будет у КПРФ оспаривать слово «коммунистический».

Карманов:

- Дай бог, чтобы она была веселой…

Яковлев:

- «Коммунисты России», судя по всему, или КПСС?

Кузнецов:

- Или КПСС, или «Коммунисты России», вы абсолютно правы.

Яковлев:

- 450 депутатов. 225 будут избраны по партийным спискам. А вот 225 по одномандатным округам. Мажоритарная система. В целом, получается, смешанная система. Вы сказали, что тихо, если говорить о партийных списках, потому что лето, потому что на дачах и т.д. А почему в округах такая тишина? Ну, как-то негромко, по крайней мере…

Кузнецов:

- Я бы не сказал. Вы ошибаетесь. Округов много. Их 225. Где-то тихая и спокойная ситуация и выборы проходят при полном консенсусе. Но где-то идет весьма ожесточенная борьба. Причем, я бы сказал, в каждом округе из трех идет весьма ожесточенная борьба. А где-то в 50 округах совершенно даже невозможно предположить, кто в итоге победит… И многие политики идут из 90-х… то есть, многие люди восстают там из ада…

Карманов:

- Восставших из ада мы наблюдали, да, на этих выборах… Но, кстати говоря, в принципе, часть из них задвинули обратно туда, откуда они вышли на самом деле… или они сами задвинулись.

Кузнецов:

- Не всех! Есть еще бодрые старики, которые вот натурально, например, Руцкой в Курской области ведет активную избирательную кампанию, где рассказывает людям на полном серьезе, как в 90-е хорошо жилось. Люди на него смотрят с удивлением.

Яковлев:

- Мне кажется, он просто о себе рассказывает.

Кузнецов:

- Понятно, что о себе, но звучит это очень странно.

Яковлев:

- Все политические гурманы, эксперты на каждых выборах внимательно следят за тем, что происходит на правом фланге. Потому что пока что, вот в последних государственных думах либералы, демократы, условно говоря, не представлены. Есть левые – «Справедливая Россия», КПРФ, «Родина» еще к ним пытается приблизиться, «Патриоты России». В центре – «Единая Россия». А справа как не было, так и нет. Или все-таки есть? «Парнас», «Партия Роста», «Гражданская платформа», «Яблоко». Есть ли шансы? И как вы оцениваете то, что происходит на правом фланге на этих выборах?

Кузнецов:

- Тут я позволю себе процитировать наше все – Александра Сергеевича Пушкина, который говорил о том, что государство в России это единственный европеец. Так вот, экономический блок правительства у нас вполне себе правый…

Яковлев:

- То есть, зачем нам либералы в Госдуме, если у нас есть либералы в правительстве?

Кузнецов:

- Ну, как раз «Единая Россия», перед выборами об этом много говорилось, выглядит, скорее, правоцентристской партией, чем просто центристской. То есть, это такие вот социал-демократы европейские, которые противостоят более левым социалистам, если экстрополировать нашу политическую систему на другие страны. Что же касается железобетонных либералов, то они конкурируют даже не друг с другом, , так сказать, с тем, что их электорат, глядя на них, ничего, кроме тягостного изумления испытать не может и на выборы просто не придет. То есть, есть на правом фланге, условно, я оцениваю «потенциальную емкость этого рынка» процентов в 15. Но собрать эти 15% ни у кого не получается, потому что 12 из них никуда не пойдут. А три, кон6ечно, пойдут из жалости там, может быть, проголосовать или…

Карманов:

- Глеб Сергеевич, дорогой, объясните вы нам, мы пытались добиться этого непосредственного представителей правых, задавали им прямой вопрос, ну, если вы собрались, такие умные люди, все светочи буквально, кого ни возьми, ну почему вы не можете сесть кружком в пять человек, устроить мозговой штурм и набросать программу, которая затронет сердца тех, кто мог бы за вами пойти? Они не будут рыдать, плакать, стенать, ползти за вами из жалости… Почему?

Кузнецов:

- Отвечу на этот вопрос. Я сам много об этом думал, поскольку сам считаю себя вполне… если взять меня не как политического эксперта, а как избирателя, то я такой железобетонно правый и правее меня только стенка, как говорят в Америке… На мой взгляд, они все ходят в поход за голосами левых. Вот они садятся на мозговой штурм и говорят – вот мы такие правые, но как бы нам всех обмануть и чтобы за нас бабушки проголосовали? И начинается. И вдруг выясняется, что лицо правой партии – Партии Роста – у нас Оксана Дмитриева, которая какая угодно, но не правая, да. И вдруг «Парнас» представлен тем же Мальцевым, которого мы сегодня упоминали и из которого правый, как из известного материала пуля.

Карманов:

- Борис Титов отлично мог бы обаять бабушек. Мне кажется, он просто идеальный персонаж для бабушек! Но он не хочет к ним ходить…

Кузнецов:

- Ну, у него есть специально для этого люди. А пока эти самые специальные люди, вроде Оксаны Дмитриевой, обаивают бабушек, те правые, которых надо обаивать несколько другой риторикой, то опять же находятся в состоянии тягостного изумления и думают – ну вот, блин, опять не за кого голосовать. Плюют и идут голосовать за вполне себе состоявшегося российского правоцентриста – Дмитрия Анатольевича Медведева, возглавляющего список «Единой России».

Яковлев:

- Прямо сейчас мы предлагаем вашему вниманию ставшую уже традиционной рубрику «Главные политические известия за последнюю неделю».

По результатам проверки ЦИК отказал партии «Великое Отечество» в регистрации на выборах. Количество недостоверных подписей превысило допустимый предел. Лидер партии Николай Стариков пообещал обжаловать решение Центризбиркома в Верховном Суде России.

Партия «Коммунисты России» пообещала в случае попадания в Госдуму подготовить законопроект о защите чувств атеистов. По мнению зампредседателя ЦК партии Ильи Ульянова подобная инициатива может стать дополнением к ныне существующему закону о защите чувств верующих.

Глава Центризбиркома Элла Памфилова потребовала у российских политиков перестать шантажировать ЦИК голодовками. Ранее несколько представителей непарламентских партий прекратили принимать пищу в знак протеста против отказа в регистрации их партийных списков в Петербурге и Новгородской области. Но, однако, как заявила Памфилова, все жалобы ЦИК будет рассматривать в установленном порядке.

Телевизионные дебаты между кандидатами в депутаты от города Москвы на местном телевидении проводиться не будут. По результатам жеребьевки эфирного времени в Мосгоризбиркоме выяснилось – на каждого одномандатника приходится меньше пяти минут эфирного времени. В этом случае закон позволяет отказаться от теледебатов. Вместо них кандидаты смогут записать 25-секундные ролики, которые выйдут на городском телевидении.

Сотрудники избирательного штаба кандидатов в депутаты Дмитрия Гудкова подали на него в суд за задержки в выплате зарплаты. «Мне обещали до 100 тысяч рублей, но заплатили всего 5,5 тысяч», - рассказал журналистам Андрей Удалов, отвечавший за работу с волонтерами для кандидата-оппозиционера. Коллективный иск будет рассматриваться в Савеловском суде города Москвы».

Яковлев:

- Глеб Сергеевич, если вспомнить предыдущие выборы, то все это закончилось во многом Болотной площадью. По крайней мере, об этом говорила вся страна, десятки тысяч людей вышли на улицу в столице, потом стало тихо, но, тем не менее, это запомнили многие. Какова вероятность того, что Болотная в той или иной форме повторится?

Кузнецов:

- Я думаю, крайне низка, если не сказать – нулевая. Потому что власть сделала огромную работу над ошибками, эта работа – это пятилетняя политическая реформа, это выборы в одномандатных округах, это губернаторские выборы, это легкое создание партии, это огромный партийный рынок, который, как мы видим, оказался сейчас невостребованным, настолько он большой. Оснований говорить о том, что наши голоса украли и мы за них не голосовали, уже не будет. Именно за них вы и голосовали. И все это прекрасно понимают.

Карманов:

- Мне вчера позвонила девушка из фонда изучения общественного мнения, она захотела поговорить со мной о выборах, как с обычным человеком, я согласился… кстати, я рекомендую соглашаться, это увлекательная процедура. Минут на 20 вы выпадаете из жизни… Причем, таким образом построен опрос, что она называет все 14 партий и ты не можешь ответить – я за ЛДПР там или «Единую Россию». Ты должен выслушать все партии и ответить. И когда мы перешли к обсуждению фамилий, я понял, что я начал плыть… Я начал плыть… А у нас в регионах во многих будут выборы не только в Госдуму, но будут еще выборы в Законодательные собрания и люди получат не один, а четыре бюллетеня сразу. Я думаю, что многие растеряются, конечно. Тем более, что это портянки будут огромные… Скажите, вот метода какая-то существует? Вот как избирателю быть в этой ситуации? Как сориентироваться?

Кузнецов:

- Смысл политических технологий так называемых в этом и состоит, что людям надо объяснить, как голосовать. То есть, важно не просто заставить человека стать твоим сторонником, а важно научить его реализовать поддержку и симпатию, которую он к тебе испытывает, правильно. Этому, я думаю, будут посвящены как раз последние дней 10 избирательной компании, когда и партии, и кандидаты-одномандатники будут объяснять людям не просто что поддержите мои лозунги и мои программы, и оцените, какой я симпатичный и какой у меня отличный галстук, а как именно поддержать лозунги и программы, как именно голосовать. Этому будет посвящена и полиграфия, этому будут посвящены видеоролики и даже вас научат, как голосовать правильно.

Карманов:

- В итоге я сдулся уже и под конец я спрашивал – а кто у нас от этой партии и давайте поставим за эту галочку или – да, знаю, но не могу выразить свое отношение…

Кузнецов:

- Это тоже – вы поддерживаете партию, значит, поддерживаете людей, которых она выдвигает. То есть, вы берете бюллетень партийный, ставите галку в том месте, где надо голосовать за партию, берете бюллетень одномандатника и ищите, кого выдвинула эта партия. Объяснить, как это сделать правильно, это задача последнего дня избирательной кампании.

Яковлев:

- Сохранит ли партия власти по итогам выборов большинство или, может быть, конституционное большинство даже получит партия власти?

Кузнецов:

- Я думаю, то, как идет избирательная кампания, ну, делает этот сценарий очень вероятным. Большинство – это бесспорно, а конституционное большинство – очень может быть, скорее всего.

Яковлев:

- Как вы оцениваете работу центральной избирательной комиссии с новым руководителем?

Кузнецов:

- Буквально можно сказать известную русскую пословицу – цыплят по осени считают – то есть, посмотрим, как пройдет первый важнейший… Но интенция, с которой она работает – и комиссия, и Памфилова – желание, которое они демонстрируют, вызывает большое уважение. Мы видим окрики в адрес губернаторов даже, мы видим устранение одиозных фигур на уровне территориальных избирательных комиссий. Оснований не верить Памфиловой, не верить ее репутации и ее искренности, что она делает сейчас, у экспертного сообщества нет никакой.

Карманов:

- За последние несколько дней много громких новостей, много заметных событий произошло – вот скажите, какие из этих событий случились для того, чтобы улучшить результаты выборов в Госдуму?

Кузнецов:

- Ну, что вы имеете в виду? Событий макрополитических или…

Карманов:

- Ну, отставки, назначения, допустим…

Кузнецов:

- Разумеется, Ливанов был не сказать что избыточно популярный министр…

Карманов:

- То есть, это улучшит ситуацию?

Кузнецов:

- Не то что улучшит, но желание улучшить ситуацию таким образом есть. Так же как и есть желание, если говорить про «Единую Россию», апелляций к садоводам, к дачникам, которые сейчас делает Дмитрий Анатольевич Медведев, обещания разово выплатить то самое повышение пенсии – значит, раздать людям деньги. Это все лежит в русле желания как можно больше получить на выборах голосов.

Яковлев:

- Все-таки до 2016 года у нас всегда парламентские и президентские выборы шли всегда в один год, они шли вместе – с небольшим перерывом в несколько месяцев буквально и практически всегда мы видели перезагрузку политической системы. Сейчас мы видим очень серьезные кадровые перемещения. Это и переход и уход с поста главы администрации президента Сергея Борисовича Иванова, это и уход министра образования Ливанова… Какова вероятность того, что это только начало перезагрузки не только и Госдумы, но и системы органов исполнительной власти, правительства?

Кузнецов:

- Ну, глава правительства идет на выборы и, если возглавляемый им список получит низкий результат, это будет означать, что не доверяют в том числе и правительству.

Карманов:

- Что значит низкий результат? Это сколько?

Кузнецов:

- Низкий результат – это низкий результат.

Яковлев:

- Тем не менее, мы понимаем, что многое решается в кремлевских кабинетах. Услышим ли мы или увидим еще какие-то кадровые изменения до 18 сентября и сразу после?

Кузнецов:

- Страна живет не только выборами. Деятельность администрации президента, собственно, одна из причин, почему развели выборы президента и выборы в парламент, заключается в том, что не надо превращать год в бесконечную избирательную кампанию. Поэтому я думаю, что не стоит оценивать все то, что исходит из-за кремлевской стены, в контексте выборов в Госдуму.

Яковлев:

- Но отставки и назначения увидим еще?

Кузнецов:

- До выборов в Думу уже нет, после выборов, уверен, что да.

Слушайте также

ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ
Московская студия 8-800-200-97-02
+7 (967) 200-97-02 +7 (967) 200-97-02
СЛУШАЙТЕ ТАКЖЕ