Евгения СОКОРЕВА («КП»-Ставрополь») 24 февраля 2021, 17:34

Тайны города мертвых: Какие секреты скрывает самое загадочное место Осетии

Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org
Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org

Жители до сих пор верят в легенды, которыми окружен Даргавс

Есть в горах Северной Осетии город с башнями и переулками, уже 700 лет охраняющий сон мертвых. Здесь холмы устланы травой, как гобеленом, и в звенящей тишине бежит река, названная Красной. Она повидала не одну кровопролитную войну.

В ближайшем живом селении Даргавс о городе мертвых из уст в уста передают пугающие и совершенно фантастические легенды. Много лет в народе говорили: «Всякий, кто из праздного любопытства рискнет проникнуть в склеп, поплатится жизнью». Откуда взялась эта присказка и какие секреты скрывает самое загадочное место Осетии? 


Сокровищница для археологов

Некрополей на свете много, но этот, с 95 склепами, — крупнейший. Сегодня уникальная достопримечательность охраняется ЮНЕСКО. Для археологов осетинский город мертвых — настоящая сокровищница. В сухих и защищенных от ветров усыпальницах до нас дошли не тронутые временем керамика, стекло, посуда, ножи, бритвы, одежда, обувь, оружие и даже деревянные детские сани. Всего более 1600 артефактов разных эпох.

Некрополь входит в список Всемирного наследия ЮНЕСКО.
Фото: commons.wikimedia.org

Некрополь за столетия неоднократно грабили. Увы, даже сегодня туристы тащат из усыпальниц черепа и кости в качестве сувенира, совсем не понимая, что это останки реальных людей. Власти, как могут, борются с вандалами.


Зачем некрополь на горе?

В конце 16 века местные племена — аланы — усыпальницы стали выбивать в ущельях, куда ринулись после поражения в битве с войском Тамерлана в 1395 году. Из-за перенаселения и последующего массового мора свободного участка для захоронения людей в окрестностях просто не осталось. Только лишь на этой горе, где почва, непригодная для земледелия.

Туристы едут в город мертвых круглый год.
Фото: commons.wikimedia.org

До того с шестого столетия предки осетин вели захоронения на противоположном берегу реки под длинным скальным хребтом, пока кладбище вплотную не спустилось к руслу реки у подножья горы Рабины-рах.

Именно после сражения войска Тамерлана с аланами багровую от крови реку у «города мертвых» назвали Кизил-дон, что означает «красная река».


Египетские пирамиды с гробами в виде лодок

Город мертвых видно издалека. Крыши склепов похожи на маленькие египетские пирамиды. Они так сложены, чтобы во время дождей вода бежала каскадами, и внутри склепа было сухо. Традицию мастерить кровлю таким образом переняли соседи. В Ингушетии сохранились схожего типа высокие родовые башни.

В городе мертвых Даргавса три вида усыпальниц: наземные с пирамидальной или двускатной крышей, полуподземные и полностью подземные. В наземных выбиты небольшие отверстия-проходы. Внутри можно увидеть древнюю посуду, черепа, кости и мумии времен Золотой Орды.

В одной небольшой, на первый взгляд, фамильной усыпальнице покоятся до сотни родственников.
Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org

Этажами в склепах выложены деревянные полки, куда клали гробы в виде лодок. Это кажется удивительным, ведь рядом нет моря. Их выдалбливали по фигуре покойника такой формы, веря, что в загробном мире предстоит переплыть реку забвения.

Когда могильник заполнялся, первых усопших спускали в ямы в фундаменте, а освободившиеся полки использовали дальше. В одной небольшой, на первый взгляд, фамильной усыпальнице покоятся до сотни родственников.

Всего в некрополе с 16 по 19 века захоронили около 10 тысяч мужчин, женщин, стариков и детей.


Возвращение в утробу матери и обряды с огнем

Аланы верили, что усыпальницы — это загробный дом. Женщин хоронили в красивой одежде и украшениях, мужчин — в полном обмундировании, с оружием и конем. Нет, животных не убивали и не закапывали заживо. В усыпальницах есть полки с отверстиями: к одному в день похорон привязывали верного жеребца, а в другое ставили факел, зажигая поминальный огонь. Коня потом отпускали на свободу, считалось, что его нельзя продать.

Крыши сложены так, чтобы во время дождей вода бежала каскадами, и внутри склепа было сухо.
Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org

Если было совершено убийство, оружие усопшего передавали тому, кто отомстит за него.

— В религиозном понимании захоронение в такой катакомбе — это возвращение в утробу матери, — рассказывает директор Национального музея Северной Осетии Батраз Цогоев. — Наши предки проводили обряды с огнем, как скифы и сарматы. Перед захоронением на груди человека выкладывали пучок из шерсти или пакли и поджигали. Считалось, что огонь высвобождает душу. А на следующий день после похорон возле склепа разводили небольшой костер. Огонь приносили из семейного очага, чтобы согреть усопшего.


Как красавица наслала на селение чуму

Город мертвых появился после эпидемии чумы, которую, по легенде, из мести наслала на селение ведьма. Однажды, рассказывают жители Даргавса, к ним пришла девушка неземной красоты, вскружившая голову мужчинам. В битве за сердце незнакомки гибли люди. Спор могли бы решить старейшины, но даже седые старики потеряли рассудок. За дело взялись женщины, решившие прогнать красавицу из села, прозвав ведьмой. Мужчины не захотели расставаться с ней, и, чтобы незнакомка не досталась никому, ее убили.

Первые захоронения датированы четырнадцатым веком, последние — девятнадцатым.
Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org

По преданию, после этого на селение обрушилась эпидемия чумы, а земля перестала принимать тела умерших, выбрасывая их на поверхность. Поэтому и стали строить склепы, чтобы подарить покой усопшим.

— Следов чумы эксперты не нашли, — развенчивает миф Батраз Цогоев. — В действительности свирепствовала холера.


Живые в склепах ждали смерти

В 18 веке в районе Даргавса жизни уносила эпидемия холеры. Некрополь разрастался. Больные добровольно покидали свои семьи, чтобы никого не заразить, и доживали дни в городе мертвых рядом с покойниками. Через столетия в склепах находили усопших в сидячих позах.

Некрополь расположен в живописной Даргавской долине.
Фото: Александр БАЙДУКОВ, commons.wikimedia.org

— Им на окошко приносили еду. Если посуда оставалась на месте, понимали, что человек умер, и к склепу больше не подходили. Лишь один человек смог вернуться домой, переболев, — говорит Батраз Цогоев.

Отсюда и появилась поговорка: «Всякий, кто из праздного любопытства рискнет проникнуть в склеп, поплатится жизнью». Примерно в это же время на одной из усыпальниц появилась надпись на осетинском языке: «С любовью смотрите на нас. Мы были такие, как вы, вы будете такие, как мы». Автор неизвестен.


Читайте также:

Отзывы