Торцы улиц, выходящих на квартал мусалахинов (боевики — Араб.) от земли до неба затянуты огромными тентами — защита от снайперов.Торцы улиц, выходящих на квартал мусалахинов (боевики — Араб.) от земли до неба затянуты огромными тентами — защита от снайперов.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН
41

Жители Алеппо: нам не нужна помощь от Турции

Военкоры «КП» посмотрели, как выживают люди в районах, превратившихся в трущобы из-за соседства с Фронтом аль-Нусрой [фото, видео]

Освобожденный наполовину

9-летний Хайсам со своей 6-летней сестрой Линой карабкаются по высокой насыпи между двумя полуразрушенными высотками, ловко цепляясь маленькими ладошками за колючую проволоку. Несколько привычных движений, и они уже на вершине этого некогда заградительного сооружения из бетонного мусора и арматуры, которыми засыпали небольшой автобус. Его сделали боевики еще в далеком 2013-м. Когда исламистов удалось оттеснить от трассы вглубь кварталов, баррикады не стали разбирать — на всякий случай. Хайсам и Лина проделывают этот путь дважды в день — в школу и обратно.

Такой путь дети проделывают дважды в день — в школу и обратно Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Такой путь дети проделывают дважды в день — в школу и обратноФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Детская психика уже не реагирует на близкие разрывы, для них — это ежедневное маленькое приключение. Страшно, на самом деле, если учесть, что противник — вот он, за пустырем, заставленным десятками сгоревших машин. На одной из высоток, метрах в трехстах, развевается черный флаг Фронта аль-Нусры. Торцы улиц, выходящих на квартал мусалахинов (боевики — Араб.) от земли до неба затянуты огромными тентами — защита от снайперов.

Заградительное сооружение из бетонного мусора и арматуры сделали боевики еще в далеком 2013-м. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Заградительное сооружение из бетонного мусора и арматуры сделали боевики еще в далеком 2013-м.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Алеппо — крупнейший сирийский город, промышленный центр страны и плавильный котел из национальностей и религий. До войны здесь проживало почти 2,5 миллиона человек. Сейчас — едва ли миллион. Восстание в 2012-м году в Алеппо, как впрочем и многих других регионах, поднимали искусственно — свозили автобусами людей из Идлеба и устраивали протестные демонстрации. Знакомая технология, обкатанная чуть ли не на десятке «Майданов» и «Тахриров». Чтобы не забираться далеко в центр, манифестации проводили на въезде в город, в районе Салах ад-Дин. Местные жители от таких перфомансов были не в восторге, но помалкивали.

На одной из высоток, метрах в трехстах, развевается черный флаг Фронта аль-Нусры. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

На одной из высоток, метрах в трехстах, развевается черный флаг Фронта аль-Нусры.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

А затем из Турции зашла одна вооруженная группа, потом другая... И тихий спальный район превратился в сплошную зону боевых действий. Потом полыхнул и весь город, который сегодня условно поделен на две части. Восток и юг — за правительственными силами, часть запада и севера — под «бармалеями». Однако в бытовом плане мирным жителям тяжело по обе стороны рваного фронта. Водопровод давно не работает — водонасосная станция разбита и починить ее нет возможности, она находится на территории, контролируемой ИГИЛом (запрещенная в России организация — Ред.). Такая же ситуация и с электричеством — работают только дизель-генераторы.

Очередь к бесплатному пункту раздачи воды Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Очередь к бесплатному пункту раздачи водыФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Недетский квартал

Омар Рашун в Салах ад-Дине человек уважаемый. Он заведует здесь светом. Есть свой мощный «дизель» и сложная, на взгляд непосвященного, система из десятков тумблеров и сотен проводов. Они идут от щитка и паутиной расползаются между близко построенными домами. Какого-нибудь московского инспектора по пожарной безопасности от вида этой электро-икебаны точно хватил бы «кондратий». Или приступ жадности.

- У нас есть дизельный генератор, с которого мы подаем электричество на десятки квартир, - поясняет нам Омар. - Сила тока в один ампер — тысяча лир в неделю (2,5 доллара — Ред.). Есть счетчики и есть предохранители-разрыватели, которые отключают свет в определенной квартире, если подгючают сразу много электроприборов.

Во всем этом мрачном и депрессивном квартале невероятное количество детей Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Во всем этом мрачном и депрессивном квартале невероятное количество детейФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Первое, что бросается в глаза в Салах ад-Дине — это не чавкающая зловонная жижа под ногами. И не ядовитый дым из труб, хаотично торчащих прямо из пробитых городских стен — квартирные буржуйки топят пластами ДСП, пропитанными солярой. Так экономичнее. И даже не тенты с символикой ООН, натянутые на балконах, чтобы огородить себя от копоти и посторонних глаз. Во всем этом мрачном и депрессивном квартале невероятное количество детей. Они везде — за прилавками скудных лавочек, в мастерских, на балконах, в подворотнях, в очереди за водой. Ее, кстати, качают из скважины, пробуренной прямо на одной из улиц. Воду заливают в маленькую цистерну на грузовичке. Те, кто побогаче, если это слово уместно в этих «фавелах», могут заказать себе доставку на дом. С балкона опускается веревка, к ней привязывают шланг от цистерны и поднимают наверх, после чего врубают насос. Но большинство идет к бесплатному пункту раздачи и заливает воду в канистры и баклажки и тащит их наверх по бесконечным ступеням.

Водопровод давно не работает — водонасосная станция разбита и починить ее нет возможности Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Водопровод давно не работает — водонасосная станция разбита и починить ее нет возможностиФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Водовоз Хайсам Даруз набирает очередную бочку из скважины и со своей колокольни рассуждает о геополитике:

- В Турции говорят, что хотят освободить Алеппо. Если они хотят освободить нас от террористов — хорошо. А так — зачем они нам нужны? В любом случае мы не боимся террористов и очень уважаем армию.

- Турция? Здесь? - не понимает вопрос один из жителей, пришедших с пятью канистрами водой. - Нет-нет, зачем они нам здесь? От Турции нам помощь не нужна.

Дети везде — за прилавками скудных лавочек, в мастерских, на балконах, в подворотнях, в очереди за водой. Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Дети везде — за прилавками скудных лавочек, в мастерских, на балконах, в подворотнях, в очереди за водой.Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Темными переулками

Небольшая двухкомнатная квартирка на 3 этаже. Условно двухкомнатная, потому что отапливается буржуйкой только одна — в 10 квадратных метров, на которых живут шесть человек. Три тахты вдоль стен, небольшой шкаф с телевизором, клетка с двумя попугаями в углу...

- Недавно на крышу упала мина, но нам все равно некуда отсюда ехать, - говорит хозяин дома Малик Хавари. - Живем, как можем.

- Чем вы зарабатываете себе на жизнь?

- Собираю на улице все, что можно продать. Когда есть электричество, я своими руками делаю тележки... Этим и зарабатываю.

- Про заявления турецкого премьера слышали? Что думаете?

- Здесь все его слышали. У меня единственный сын сейчас служит в 4 дивизии, поэтому мы всем сердцем с армией Сирии и с Башаром Асадом.

"Мы всем сердцем с армией Сирии и с Башаром Асадом" Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

"Мы всем сердцем с армией Сирии и с Башаром Асадом"Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Из квартала нас провожала целая делегация ребятни. Они долго и дружно кричали на камеру «Да здравствует армия! Да здравствует Башар! Да здравствует Сирия! Да здравствует Россия!» Абсолютно темными улицами мы возвращались к гостинице. Глаз выхватил светлую глыбу алеппского международного стадиона. Его строили аж 27 лет — были проблемы с финансированием. Но в 2007 на новенькой арене в присутствии 75 тысяч зрителей состоялся первый футбольный матч — между местным Аль-Иттихадом и турецким Фенербахче. Тогда победила дружба, сгоняли вничью — 2:2. А потом, дружба кончилась, и Сирия долго не хотела в это верить, пока ей не показали вражду наглядно.

Спальный район стоит посреди зоны боевых действий Фото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Спальный район стоит посреди зоны боевых действийФото: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Возле отеля электричеством мог похвастать лишь ресторан «Матрешка» с Кремлем на логотипе да госпиталь. Через проходную госпиталя, взвывая сиренами, въезжали-выезжали «скорые». Родственники погибших толпились у проходной или потерянно сидели на парапете забора. А в нескольких километрах отсюда ухали взрывы где-то в стороне квартала Салах ад-Дин.

ФОТОРЕПОРТАЖ

Алеппо: дети трущоб

Жители Алеппо: нам не нужна помощь от Турции

РЕПОРТАЖИ АВТОРОВ ИЗ СИРИИ

Опасная экскурсия: древний Алеппо, который мы потеряли

Знающие люди говорят, что в мире остался единственный восточный город с аутентичной древней застройкой — это Старый город Дамаска. Сначала был уничтожен Старый Багдад, а потом пришла очередь древнего сирийского Алеппо (подробности)

Прифронтовое посольство

Гражданская война практически не имеет линии фронта. Она может начаться везде и в любой момент. Ровно три года назад российское посольство в Дамаске достаточно благополучно пережило один из крупнейших терактов времен сирийской смуты. На оживленной трассе, проходящей вдоль посольства, взорвался автомобиль начиненный взрывчаткой — почти полтонны (подробности)

Сирийская армия начала наступление к южным границам

Белый джип Красного полумесяца резко тормозит у приемного покоя центрального госпиталя Дераа. Когда-то это был очень красивый и не бедный городок на юге Сирии. Медики подбегают к распахнутым задним дверцам и вытаскивают окровавленного бойца. Бережно кладут на каталку и увозят внутрь (подробности)

Старший лейтенант сирийской армии: Помириться будет сложно

- Дерайа! Слушай меня! Слушай! Здесь еще остались мужчины? Или только женщины? Дерайа!

Мужчина, укутанный в черный балахон, выкрикивает эти слова в пустоту улиц мертвого города. Мы сидим в цокольном этаже, сгрудившись возле печки-буржуйки. Нестерпимо пахнет солярой, горючее капает в печь из специального резервуара. (подробности)

Российский военный советник в Сирии мог погибнуть от удара турецкой артиллерии

Спецкоры "КП" Александр Коц и Дмитрий Стешин разбираются в обстоятельствах происшествия(подробности)

Турция прикрывает отступление боевиков

По сообщению военных источников, в последние два дня на севере Сирии, начались артиллерийские обстрелы командных пунктов правительственной армии со стороны Турции. Обстрелы ведутся с поразительной точностью (подробности)

Мэр, уехавший из США, командует ополчением в Сирии

Накануне переговоров в Женеве военкоры «КП» Александр Коц и Дмитрий Стешин вновь вернулисьвСирию. Они провели день на передовой с бойцами ополчения системной оппозиции, воюющей на стороне правительственных сил (подробности)

Крупный теракт в Дамаске устроили к переговорам в Женеве?

За много километров до района Саида Зейнаб слышен вой сирен «скорой помощи» - врачи пытаются прорваться сквозь пробки в больницы. Город встал мгновенно — сразу же после взрывов были усилены меры безопасности, машины стали досматривать с непривычной тщательностью (подробности)

Еще больше материалов по теме: «Гражданская война в Сирии»

Онлайн-трансляция

Александр Коц и Дмитрий Стешин передают из Сирии

Ведущие трансляции: Александр КОЦ, Дмитрий СТЕШИН

Поделиться:
Подпишитесь на новости:
41

Читайте также

Новости 24