2016-12-05T15:26:10+03:00
Комсомольская правда
87

О колониях Москвы, валенках и доброй начальнице вокзала

Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во Владивосток на электричках. Часть 14 [фото, видео]

Из Москвы во Владивосток на электричках: сибирская деревня. "За свет платить нечем, а тут фонари со столбов спилили. Живем во мраке. Двадцать первый век!". Наши путешественники посмотрели, как живут в сибирской деревнеВиктор ГУСЕЙНОВ

(продолжение. Читайте часть 1, часть 2, часть 3, часть 4, часть 5, часть 6, часть 7, часть 8, часть 9, часть 10, часть 11, часть 12 и часть 13.

Позвонил читатель. Дал задачу. Напишите, говорит, какие песни поют в электричках. В 1956-м командиры, мол, приказали ему и группе новобранцев следовать во Владивосток (по нашему с Витей маршруту). А чего, говорит, не поехать - молодые! После Урала, правда, деньги кончились. Веселое, говорит, было время…

Тогда в электричках пассажиры пели и читали Есенина. Поют ли его сейчас? Ха. Хотел было сразу ответить: “Нет”. Но решил подождать. Обидно вдруг стало за нас, народную электричку. 5 тысяч километров отмотали. И тишина. Полвагона в наушниках. Русские люди… А ведь мы еще в 90-е пели под гитару всякую ерунду во дворах, в электричках. Сейчас бродят, конечно, музыканты с Лепсом и еще реже с БГ. Но мы, народ, запираемся в себе. И молчим…

Гусейнов, правда, иногда порывается спеть что-то от тоски по оставленной в Москве невесте, но пока молодец, держится. И вот, на подъезде к станции Мариинск, я вдруг слышу гитару. Студенты политеха едут домой. И еще неумело мучают струны, как мы в детстве, подбирая “Мусорный ветер” (группа "Крематорий" - Ред.). Не Есенин. Но приятно. Надежда…

Студенты политеха с гитарой. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Студенты политеха с гитарой.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Все, приехали

И тут ударили такие морозы! На станции Мариинск (Кемеровская область) мы, как космонавты в меховых скафандрах, вышли в открытый космос. Поселок дымился от лютого холода. Снег даже не хрустел - пел под ногами! Мы кубарем вкатились в вокзал. Нас встречала свежемороженая толпа родных железнодорожников.

- Минус 37, - говорят и подмигивают. - Ну че, мужики, дзинь-дзинь?

У экспедиции начались проблемы. Ночевка на Мариинской выдалась тяжелой - в комнатах для ожидания из-за холода пришлось спать в куртке и шапке. Но это мелочь. Как назло, именно на этой маленькой, древней (названной, кстати, в честь императрицы Марии Александровны и славной ликероводочным заводом, а также проведенным в окрестностях секретно-подземным атомным взрывом) станции ждала главная угроза экспедиции. Здесь начинались «разрывы».

Путешествующие журналисты "КП" на станции Мариинск. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Путешествующие журналисты "КП" на станции Мариинск.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Еще в Москве люди бывалые говорили - не доедете. Есть участки, где нет электричек. Специалисты объясняли: российская система пригородных поездов начала разлагаться еще в 2010 году, когда регионы заподозрили железнодорожные компании в излишествах. Хозяевам электричек уходили миллиарды дотаций, но на что именно тратились деньги, от местных властей обычно скрывалось. Что вызывало у последних понятную ревность. В итоге регионы получили повод не платить вообще. И дело шло к тому, что мы с Гусейновым (к великому его счастью) никуда бы не поехали. Электрички в стране встали.

Но экспедицию выручил президент. Он мягко посоветовал прекратить безобразие. Безобразие прекратили. Но не везде. И вот мы стоим у пригородной кассы Мариинки. И понимаем - все. До Боготола электричек нет. Мы, конечно, ждали начало квеста: как преодолеть 100-150 километров. По условиям («Ты их сам, садист, придумал!!!» - кричит Гусейнов), отказались от такси и обычных поездов. Купе, плацкарт и даже общий, конечно, осквернили бы наше безумное мероприятие. Но этот чертов Боготол появился слишком неожиданно.

Первый "разрыв" встретился журналистам на вокзале в Мариинске. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Первый "разрыв" встретился журналистам на вокзале в Мариинске.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Рабочий поезд

- Девушка-а-а-а, - давил на жалость кассирши Гусейнов. - Нам бы в Боготол.

- Купе? Плацкарт?

Ненавистный взгляд Гусейнова в мою сторону...

И тут мимо проходившая дева, видимо, сжалившись над нами (что, кстати, обидный симптом), тихо произнесла три слова, которые спасли нашу бедовую концессию.

- Есть рабочая электричка, - тихо произнесла она.

- Вы святая, - шепчу. - Во сколько она уходит?

- Не знаю. Может, они в курсе? – и выразительно показывает взглядом на пригревшихся у батарей железнодорожников.

7.30 утра. На платформе единение народа русского. Натуральное. Нетелевизионное. Рабочие, бабушки, студенты грузятся в секретную электричку, которой нет в расписании. И какие же молодцы железнодорожники! По инструкции им нельзя брать на борт гражданских. Но парни в спецовках словно ничего не замечают. И по-другому, уверен, просто не могут. Ведь только последняя скотина будет высаживать бабушку из рабочей электрички, когда ее законную «собаку» какой-то чиновник из своей жадности отменил. Вот так молча, незаметно, Россия борется с несправедливостью. И что бы власть ни придумала, народ и это тихо обойдет.

Ранне утро. Погрузка на "секретную" электричку. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Ранне утро. Погрузка на "секретную" электричку.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Боготол

Город, основанный каторжанами, оказывается, не тезка Богу. На тюркских языках "боготол" означает "болото". Хотя место для православных заметное - здесь жил знаменитый старец Федор Кузьмич, под именем которого, по легендам, скрывался от гламурного мира император Александр Первый. Выглядело «болото» типично: депо и вокзал стояли в эпицентре местной цивилизации. Когда-то крупнейший в России боготольский инструментальный завод умудрился разориться. И местные жители переключились на РЖД и мелкую торговлю. Боготольцы народ предупредительный. И очень хороший. Говорят, внимательно глядя на Витин «Никон», - дескать, мужики, короче, так, по чесноку, без обид, да?

- Ну! – отвечаем.

- Типа, вы тут осторожнее, слава о нас, боготольцах, в крае криминальная, - говорят они, конечно, не без гордости. Рассказывают, что здесь широко воровали на строительстве дорог еще при советской власти… Что сейчас это дело пусть обычное, “а ты при совке попробуй!”.

И вокзал в Боготоле волшебный. На втором этаже для проезжающих комнаты отдыха, стиральная машина (аллилуйя!), кухня и даже теннисный стол. И да - нас узнала начальник вокзала. Следила за нашими перемещениями по публикациям.

Мы так расчувствовались, что здесь переночевали. Рядом со столовой… А что нам, бродягам, еще надо?

Начальница вокзала Боготопа Ольга Николаевна Лопатина следила за перемещениями журналистов и очень помогла, когда они оказались в этих краях. Спасибо ей большое! Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Начальница вокзала Боготопа Ольга Николаевна Лопатина следила за перемещениями журналистов и очень помогла, когда они оказались в этих краях. Спасибо ей большое!Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

"Живем во мраке"

На самом деле от Боготола расчувствовался Гусейнов. И даже потребовал письменного слова.

"Милая начальник вокзала! – пишет Гусейнов. - Дорогая наша Лопатина Ольга Николаевна! Как же ты нам помогла, что всяческими уловками оставила ночевать в комнате отдыха своего уютного вокзала и спасла от ночевки на страшной станции Чернореченская. Но высадиться на Чернореченской утром все-таки пришлось. Деревня встретила нас абсолютно безжизненным вокзалом. Потом я встретил мужика в валенках. Петр Ильич пришел на колонку набрать воды. Он поведал мне про отсутствие местной власти и про то, что пенсия у него десять тысяч, это ровно одна машина дров, а таких на зиму нужно минимум две.

- И за это я всю жизнь работал? - разводит он руками. - Ну это-то ладно, смотри на столб - видишь?

- А что я должен там увидеть?

- За свет платить нечем, а тут фонари со столбов спилили. Живем во мраке. Двадцать первый век!

Петр Ильич пришел на колонку набрать воды. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Петр Ильич пришел на колонку набрать воды.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

(Если кто-то это читает из Красноярского края, вежливо пните кого-нибудь из чиновников – действительно, жалко Чернореченскую! – В.В.)

Распрощался с Петром Ильичем, но колонка меня не отпускала. Туда пришла Наталья Зайцева. Все эти местные жители привлекали меня только одним - валенками. Я и не думал, что ими до сих пор кто-то пользуется. Как жителю мегаполиса (Витя, как известно, живет на АрбатеВ.В.), мне кажется, что их должно разъесть в первый же день. Но заходишь домой, снег стаивает с ботинок, и оставшаяся вода кристально чиста!

- Вот я только что вернулась из Москвы, - говорит Зайцева. - К дочке ездила. И так мне все в столице не нравится, суета эта, шум! Приехала домой, а тут зима, спокойствие.

Жительница Чернореченской Наталья Зайцева недавно вернулась из Москвы. Не понравилась ей столица - суета да шум... Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Жительница Чернореченской Наталья Зайцева недавно вернулась из Москвы. Не понравилась ей столица - суета да шум...Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

В центре поселка встретил Юрку. Раскладывает дрова стройными рядами. Юрка так зарабатывает.

- У меня вообще пенсия по инвалидности, но не хватает ее, – говорит. - Вот скоро пенсия по возрасту подойдет, больше будет. Дай сигаретку!

Юрка подрабатывает, раскладывая дрова. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Юрка подрабатывает, раскладывая дрова.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Я смотрел на Юрку - судя по внешнему виду, он должен быть на пенсии по возрасту лет так 20 назад…".

Пенсии по инвалидности Юрке не хватает. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Пенсии по инвалидности Юрке не хватает.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

"Словно колония какая"

В электричке Чернореченская-Красноярск разговорились с Владимиром (45 лет, водитель).

- У меня знакомый в Сирии воюет. Говорит, нормально платят, - рассказывает Владимир. - По мне, так война странная, конечно, но коль денег на нее мало уйдет, то ладно. По мне, так власти красавцы, конечно, там, за границей. Но и нас, глубинку, бы заметили. А то каждый чуть заработает здесь - и быстро бежать в Москву. Все тут начальники клянутся в верности Красноярскому краю, а потом - фьють! - в столицу с деньгами. Сколько там уже наших сидит, наши же миллионы пересчитывают. Тут возьми любое предприятие – хозяин в Москве, а тут лишь его управленец. Вот и получается, что мы словно колония какая. Причем тут Сирия, говоришь? Да че мне Сирия? Коль надо воевать – пусть воюют.

***

Я слышал, конечно, что в Красноярске народ суровый. Но чтоб настолько…

Минус 20. Женщина, прижимая к груди голую трехлетнюю девочку, входит в парящий от лютого мороза Енисей. Витя снимает.

Вода в Енисее ледяная, но отважных красноярцев это не останавливает. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вода в Енисее ледяная, но отважных красноярцев это не останавливает.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Похоже, - говорю тихо. - Надо вызывать полицию…

О том, для чего вообще Ворсобин и Гусейнов все это затеяли, читайте здесь.

Читать отчеты:

часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10 часть 11 часть 12 часть 13 часть 14 часть 15 часть 16 часть 17 часть 18 часть 19 часть 20 часть 21 часть 22 часть 23 часть 24 часть 25

Еще больше фото и видео - по хэштегу #электричкаКП на страницах "КП" ВКонтакте, в Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере.

Еще больше материалов по теме: «На электричках до Владивостока»

Поделиться: Напечатать
Подпишитесь на новости:
 

Читайте также

Новости 24