В мире
Эксклюзив kp.rukp.ru

Новый глава МИД Киргизии: Власть должна понимать, если она не хочет повторения беспорядков — выборы должны быть честными

Министр иностранных дел Киргизии Руслан Казакбаев рассказал kp.ru о ситуации в республике после «октябрьской революции», интеграции с Россией и отношениях с Турцией
Новым министром иностранных дел стал один из самых опытных киргизских дипломатов — Руслан Казакбаев

Новым министром иностранных дел стал один из самых опытных киргизских дипломатов — Руслан Казакбаев

Фото: REUTERS

В Киргизии — третья за последние 15 лет революция. В октябре 2020-го на парламентских выборах победили провластные партии. Но народ посчитал, что его голоса украдены, и высыпал на улицы.

После девяти дней беспорядков президент и премьер подали в отставку, новым временным лидером (совмещающим оба этих поста в статусе исполняющего обязанности) стал вышедший на свободу Садыр Жапаров. До того он был оппозиционером и последние три года сидел в бишкекской тюрьме, по мнению некоторых — по сфабрикованному делу.

Жапаров сменил почти всё правительство, включая и главу МИД.

Новым министром иностранных дел стал один из самых опытных киргизских дипломатов — Руслан Казакбаев. В эксклюзивном интервью он рассказал kp.ru о ближайших планах новой власти, итогах евразийской интеграции, а также отношениях с Турцией.

«О ЦВЕТНОЙ РЕВОЛЮЦИИ ГОВОРИТЬ ПОКА РАНО»

— Руслан Айтбаевич, что же всё-таки произошло в Киргизии в октябре: цветная революция или мирный уход неэффективного правительства?

— Однозначного ответа я бы не стал давать. Хотя бы потому, что до сих пор нет толкования термина «цветная революция». Однако у нас нет достаточных оснований и говорить о чьём-то «мирном уходе». Со стороны прежней власти имели место действия, приведшие к жертвам — во время демонстраций 1200 простых жителей и сотрудников правоохранительных органов получили ранения различной степени тяжести, 120 из них — тяжелые, один человек погиб.

— И в итоге под давлением массовых митингов президент ушёл в отставку.

— Да, учитывая высокое протестное настроение в стране, считаю, что экс-президент Сооронбай Жээнбеков принял тогда единственно верное и мудрое решение, предотвратив возможное кровопролитие. С этого момента все здоровые политические силы, интеллигенция, старейшины, молодежь сплотили усилия и начали возвращение всех процессов в правовое русло.

— Звучит оптимистично, но где гарантия, что через пять лет всё не повторится — в конце концов, прецеденты были?

— Произошедшие события подтвердили, что свободолюбивый многонациональный народ Кыргызстана уже не свернет с пути демократии и не потерпит насилия и незаконных действий властей — временных или постоянных. Они – власти - должны знать, что во избежание повторения таких потрясений — на предстоящих политических мероприятиях должно быть обеспечено верховенство закона, открытость, прозрачность. Я имею в виду, конечно, президентские, парламентские выборы и конституционную реформу (ожидаются в течение ближайших месяцев — Ред.).

«МОЯ ПЕРВАЯ ПОЕЗДКА НА НЫНЕШНЕМ ПОСТУ БЫЛА ИМЕННО В РОССИЮ»

— Вы - эксперт по Турции, работали там семь лет, а когда 15 октября стали главой МИД, то первый ваш телефонный разговор состоялся с главой Тюркского совета (международная организация, создана по инициативе Турции со штаб-квартирой в Стамбуле, объединяет пять тюркоязычных стран, включая Киргизию — Ред.).

— Турция для меня — особая страна, в которой по воле судьбы я провел свои две дипломатические командировки и храню самые теплые воспоминания о том периоде. Что касается Тюркского совета (его полное название: Совет сотрудничества тюркоязычных государств/ССТГ), — то это международная организация, главная цель которой — тюркская интеграция. С каждым годом ССТГ набирает все больший международный авторитет. Думаю, двери этой организации также открыты для наших соседей и стратегических партнеров, — конечно же, с учетом критериев, разработанных государствами-членами Совета.

— Но у нас некоторые считают, что Москва и Анкара — конкуренты и чуть ли не противники, например, в Карабахе или Средней Азии…

— Обе страны являются дружественными для Кыргызстана партнёрами, с которыми нас объединяет общее культурное и историческое наследие. К примеру, моя первая рабочая поездка в нынешнем качестве осуществлена именно в Российскую Федерацию. Хотел бы добавить, что для Кыргызской Республики развитие отношений дружбы и сотрудничества с Российской Федерацией и Турецкой Республикой имеет стратегически важное значение. Мы готовы прилагать максимальные усилия для выведения двусторонних отношений с упомянутыми государствами на новый уровень. И слова «стратегические партнеры» не должны оставаться на бумаге, а должны продолжать осуществляться на взаимовыгодных условиях, как с Россией, так и с Турцией.

— Планируются ли какие-либо изменения на дипломатическом направлении — например, смена послов Кыргызстана в ключевых странах?

— Смена, назначение и отзыв посла является политическим решением главы любого государства, и Кыргызстан в тут — не исключение. Поэтому сегодня у нас на повестке дня стоит важный вопрос назначения на вакантное место посла в Москве — столице Российской Федерации, нашего стратегического партнера и союзника.

От работы наших посольств по всему миру зависит очень многое — это особенно важно в условиях пандемии COVID-19 и связанного с ней спада экономики, снижения товарооборота со странами-партнерами, в результате чего Кыргызстан ожидает дефицит бюджета в 35-45 млрд. сомов ($400-450 млн.).

«КУРС НА ЕВРАЗИЙСКУЮ ИНТЕГРАЦИЮ С РОССИЕЙ И ДРУГИМИ СТРАНАМИ ЕАЭС — ВЕРНЫЙ ШАГ»

— Бишкек входит в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), где также состоят Москва, Нур-Султан, Минск и Ереван: по изначальной задумке — именно для того, чтобы убрать преграды для движения товаров. Сейчас оценки этому союзу даются самые разные. А вы считаете его эффективным?

— Кыргызстан вступил в ЕАЭС в 2015 году, и это был закономерный и логичный шаг, к которому мы шли совместно с нашими странами-партнерами более 20 лет. После вступления в ЕАЭС — в 2016 году наш ВВП продемонстрировал темп роста в 4,3%, что превышает темпы роста в предыдущих годах, до вступления. Подобная тенденция наблюдалась и в последующие годы членства.

Наряду с этим, Кыргызская Республика, имея после вступления возможность беспошлинно поставлять товары внутри Союза, активно начала наращивать экспорт. Так, темп роста экспорта в страны ЕАЭС в 2016 году составил 9%, а в последующие годы — ещё больше: 21% — в 2017 году, и 18,3% — в 2018.

Кроме всего этого, вступление позволило улучшить положение наших граждан, которые трудятся в странах ЕАЭС. Им позволено устраиваться на работу наравне с гражданами страны пребывания, получать необходимые социальные услуги, которых бы не было, если бы Кыргызстан не вступил в ЕАЭС.

То есть выбранный курс евразийской интеграции для Кыргызстана был верным и необходимым шагом.

— В то же время главные проблемы, например, низкий уровень жизни, из-за которого народ в «октябрьскую революцию» выходил на улицы, — никуда не делись. Как вы намерены решить задачи, оказавшиеся не по силам прошлым правительствам?

— Вы справедливо сказали, что предыдущие правительства не справились с борьбой с бедностью и коррупцией. Для решения комплекса этих проблем и для повышения уровня жизни народа — перед нами стоит задача извлечь уроки из ошибок: как в сфере экономики, так и в других областях, особенно в сфере образования и создания новых рабочих мест, с самого начала независимости Кыргызстана. Моментально, с разбега, эти задачи не решить. Но я верю, что политическая воля преодолеть все эти проблемы как раз и послужит основой реальных преобразований. Также считаю важным сверять намечаемые планы по изменениям в экономической сфере и, соответственно, повышению уровня жизни народа — с партнерами Бишкека по нашему общему Союзу, ЕАЭС, в том числе и с Российской Федерацией.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Накроет ли Россию революционная волна из Киргизии

Бишкек сотрясает уже в третий раз за последнее время (подробности)