Экономика

Капитализм серьезно болен, а по миру бродит призрак социализма

Уступит ли «невидимая рука рынка» место великой уравниловке
Экономика многих стран переживает не лучшие времена.

Экономика многих стран переживает не лучшие времена.

Фото: Алексей БУЛАТОВ

Коронавирус, похоже, сдвинул тектонические плиты экономики. На замену капитализму, где каждый за себя и всем управляет рынок, приходит новый социализм. Государство вынуждено помогать миллионам людей, потерявших работу, и тысячам бизнесов, потерявших выручку. К чему это приведет? К обществу всеобщего равенства, о котором мечтали коммунисты? Или к краху всей мировой экономики? Обсуждаем вместе с экспертами.

НЕРАВЕНСТВО И ЧУВСТВО НЕСПРАВЕДЛИВОСТИ

- Ничего экстраординарного. Процесс «полевения» экономики идет волнами - с периодом в 10-15 лет. Это нормально, - считает Георгий Остапкович, директор Центра конъюнктурных исследований Высшей школы экономики.

По его словам, это связано с резким ростом неравенства в мире, в том числе внутри развитых экономик. К примеру, в США этот показатель («коэффициент Джини») в последние годы стал даже хуже, чем в России.

- Кризис увеличил значимость мер государственной поддержки населения и бизнеса. А это неизбежно влечет за собой рост «левых» настроений. Главный двигатель - рост неравенства доходов и ощущение несправедливости этого процесса, - согласен Александр Абрамов, заведующий Лабораторией анализа институтов и финансовых рынков Института прикладных экономических исследований (ИПЭИ) РАНХиГС.

Очереди за бесплатными продуктами в Лос-Анджелесе.

Очереди за бесплатными продуктами в Лос-Анджелесе.

Фото: REUTERS

СНАЧАЛА КОПАЕМ ТРАНШЕЮ, ПОТОМ ЗАКАПЫВАЕМ

Одно из социалистических проявлений - раздача денег населению и бизнесу, страдающим от кризиса. В США на эти цели выделили триллионы долларов. То же самое сделали в Китае, Евросоюзе и Японии. В других странах, в том числе в России, объемы поддержки меньше, но она тоже есть.

- Великий экономист Джон Мейнард Кейнс в свое время ввел такое правило, что в период депрессии нужно усиливать роль государства. Нужно увеличивать дефицит бюджета. Чтобы люди получали деньги и вбрасывали их в экономику, - говорит Георгий Остапкович. - Кейнс приводил простой пример. В такой период государство должно заплатить сотне человек, чтобы они выкопали траншею. А потом заплатить еще сотне человек, чтобы они эту траншею закопали.

По словам эксперта, такой подход поможет экономике пережить падение, за которым всегда приходит подъем. Это сохранит рабочие места и доходы людей, заставит экономику работать.

- Роль государства - поддержать людей, которые находятся в подавленном состоянии и не знают, что их ждет в будущем. А это отражается на их производительности труда, которая является главным фактором роста экономики и доходов населения, - говорит Георгий Остапкович.

БРАЗИЛИЯ КАК ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Впрочем, с раздачей денег важно не переборщить. К примеру, триллионы долларов, влитые в американскую экономику, уже привели к пиру во время чумы на фондовых биржах. Халявные деньги стали вкладывать в акции компаний. Как следствие - еще больший рост неравенства. Бесконтрольный популизм ведет к гиперинфляции, росту числа иждивенцев и может отбросить экономику на годы или даже десятилетия в прошлое.

- Я предлагаю внимательно следить за происходящим в Бразилии, где президент Болсонару отчасти вынужден покупать лояльность населения за счет щедрых программ материальной помощи. Каждому человеку ежемесячно присылают чек на сумму от $108 до $217. Раньше страна придерживалась жесткой финансовой политики, а сейчас у них снова увеличивается госдолг, повысилась инфляция, и реал стал одной из самых обесцененных валют. Бразилия - это реальное предупреждение всем, кто выступает за подобные меры, - говорит Александр Абрамов.

Президент Бразилии Болсонару отчасти вынужден покупать лояльность населения за счет щедрых программ материальной помощи.

Президент Бразилии Болсонару отчасти вынужден покупать лояльность населения за счет щедрых программ материальной помощи.

Фото: REUTERS

По словам экспертов, в России объем поддержки, по сравнению с другими странами, невелик. Но для нашей структуры экономики он достаточен и позволяет сохранить баланс.

- Мы тратим около 5% ВВП, а развитые страны - в среднем 10-12% ВВП. Но если у них государство в экономике занимает 30%, а частный бизнес - 70%, то у нас ровно наоборот. Малый бизнес и сфера услуг, наиболее пострадавшие от пандемии, занимают в нашей экономике в разы меньшую долю, чем в Европе или США, - перечисляет Георгий Остапкович. - То есть различия в объемах поддержки оправданны. С другой стороны, у нас поддержка могла бы быть и больше, ведь главное - спасти людей. И они потом вернут эти деньги - своей производительностью и своими налогами.

- Например, на Кипре в 2008 году к власти пришли коммунисты, быстро перешедшие к дефицитам бюджета. В итоге страна была не готова к кризису, который наступил и фактически отбросил ее на несколько лет назад. Но в целом надо очень четко понимать, что если государство закрывает бизнес и запрещает ему работать, то вопрос уже не в «щедрости» и не «популизме» - помощь компаниям и их сотрудникам в такой ситуации становится почти моральным долгом, - говорит Олег Шибанов, директор Финансового центра СКОЛКОВО-РЭШ.

По его словам, нормально, что во время кризиса государство и Центральный банк приходят на помощь, не давая экономике свалиться в пропасть. Но это временное явление. Говорить о возвращении социализма нет причин.

ПЯТЬ КОММУНИСТИЧЕСКИХ СТРАН

Но говорить, что та же Америка скоро встанет на социалистические рельсы, мягко говоря, поспешно, считают эксперты.

- В мире только пять стран можно отнести к социалистическим: это Северная Корея, Куба, Лаос, Венесуэла и Никарагуа. И все они, мягко скажем, находятся в... арьергарде экономического развития, - говорит Георгий Остапкович. - Социализм был модным в середине прошлого века, но он себя полностью дискредитировал.

Тем не менее определенные социалистические черты современный капитализм постепенно обретает. И не зря.

- Возможностей здесь много, была бы политическая воля. Например, можно активнее использовать налоговую систему, вести пенсионную реформу, повышать доступ к образованию и другим услугам людей с низкими доходами, - считает Александр Абрамов.

- Для развития самое главное - сохранить капиталистическую мотивацию зарабатывать больше, - уверен Остапкович. - Потому что абсолютное равенство не мотивирует тебя к росту производительности труда. Большая проблема капитализма - неравномерное распределение богатства. Но это лучше равномерного распределения бедности.

ДРУГОЕ МНЕНИЕ

Михаил Королюк, макроэкономист, инвестиционный управляющий:

«Все происходит строго по Марксу»

- Это не возврат к прошлому, а постепенная эволюция. Все происходит строго по Марксу. Он утверждал, что переход к коммунизму начнется в наиболее развитых капиталистических странах. Там изменилась роль человека на рынке труда. Раньше он был взаимозаменяемой деталью к станку. А сейчас орудием производства становится мозг, отнять или заменить который крайне сложно. Крупные компании все больше заинтересованы в хороших работниках. Их ценность повысилась. Для них создают комфортную среду. Отсюда и перераспределение результатов труда.

Вторая важная тенденция - бизнес начинает обращать внимание не только на прибыль. Но и например, на защиту окружающей среды. И начинает требовать этого от других компаний.

И наконец, еще один тренд - известная петиция миллиардеров, которые попросили брать с них больше налогов для борьбы с пандемией. Или хорошая традиция - оставлять своим наследникам некоторый «прожиточный минимум», а остальные средства отдавать на благотворительность. Когда люди или бизнесы перестают быть голодными, они начинают задумываться о других вещах.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему в России вместо капитализма прижилось жульничество и махинаторство

Самая совершенная модель экономики развивается в нашей стране весьма специфически (подробности)