Политика

Станет ли Эрдоган султаном всего Кавказа или споткнется о Россию

Какова роль Турции в разжигании конфликта в Карабахе? Об этом спецкору kp.ru Дмитрию Стешину рассказали сотрудник Института стран СНГ Иван Скориков и политолог Евгений Бень
Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган.

Фото: REUTERS

«ТУРЦИЯ ВЫБРАЛА УДАЧНЫЙ МОМЕНТ»

ВОПРОС 1

Почему Эрдоган открыто поддержал военную операцию Азербайджана? Ведь раньше Турция сдерживала Баку, будучи членом «Минской группы», что поменялось?

Евгений Бень:

- Почему сейчас? Эрдоган почувствовал новые возможности. Видимо, он мыслит так: турецкая геополитика наработала новый потенциал и пора снять с этого сливки.

Во-первых, Европа стала очень зависима от Эрдогана – он сдерживает беженцев, стремящихся перебраться из Турции в ЕС.

Во-вторых, у Турции накопился солидный «бизнес» с Россией - и газопровод, и строящаяся АЭС, и военное сотрудничество.

В-третьих, Эрдоган понимает, что надо действовать пока Трамп - президент США. А Трамп уже давал понять, что готов закрыть глаза на своеволия Турции, потому что считает Эрдогана «сильным политиком».

Думаю, Эрдоган выбрал самый удачный момент для громкого выхода в Закавказье с помощью Баку. Тем более, Грузия уже практически куплена турками. Но Турция надеется расширять свою зону влияния и дальше - на российский Северный Кавказ. План экспансии налицо.

Иван Скориков:

- Все высказывания Эрдогана – в духе неоосманизма 19-го века. Этот процесс идет давно. Присутствие Турции усиливается на Балканах, в Средней Азии, даже в некоторых наших регионах, например, Татарстане или Крыму. Частные медресе, издание литературы о единстве тюркского мира – это все проявления турецкой «мягкой силы». У Турции есть некая идея реванша. Особенно она активизировалась после неудачного мятежа турецких военных. Эрдоган устоял. И после этого начал считать себя бОльшим лидером турецкого народа, чем основатель сегодняшней светской Турции Ататюрк. В стране идет исламизация, даже главный когда-то храм православия - Святую Софию - снова переделали в мечеть.

Эрдоган во время молитвы в мечети Айя-София, Стамбул.

Эрдоган во время молитвы в мечети Айя-София, Стамбул.

Фото: GLOBAL LOOK PRESS

Эрдоган замахнулся на должность османского султана, лидера всего Ближнего Востока. При этом, после неудачного переворота, организованного Западом, Эрдоган осознал, что его партнеры по НАТО – не друзья. Временные попутчики. Он понял, что нет смысла двигаться на Запад, все равно ЕС отказался принять Турцию. Значит, надо идти на Восток, на Юг, на Север.

«КРАСНАЯ ЧЕРТА», ЗА КОТОРОЙ - ВОЙНА С МОСКВОЙ

ВОПРОС 2

Влезая в конфликт в Карабахе, в Турции понимают, что если далеко зайдут, им придется воевать с Россией. Они готовы?

Иван Скориков:

- Нет, Турция не готова воевать с Россией и ей не дадут это сделать партнеры по НАТО. Но, воевать чужими руками — азербайджанцев, сирийцев - она готова.

Однако и в России тоже понимают, что ключей к миру в Карабахе теперь как минимум два. И один из них находится в Анкаре. Эрдоган, заявляя, что Азербайджан – второе турецкое государство, может воздействовать на Ильхама Алиева и свернуть конфликт.

Впрочем, возможно, России все-таки придется вмешаться. История показывает, что порядок и мир в Закавказье был только тогда, когда в дело вступала Москва. В России живет около 5 миллионов азербайджанцев и армян. Этот конфликт для нас не чужой.

Реджеп Эрдоган и Ильхам Алиев во время пресс-конференции, 2012 г.

Реджеп Эрдоган и Ильхам Алиев во время пресс-конференции, 2012 г.

Фото: REUTERS

Евгений Бень:

- Турки очень хорошо изучили одну важную деталь: присутствие Армении в ОДКБ (организация Договора о коллективной безопасности, в которую входят Россия, Армения, Белоруссия, Казахстан, Киргизия и Таджикистан, - ред.) никак не означает, что Россия должна выступить в этом конфликте на стороне Карабаха. Юридически, Нагорный Карабах является территорией Азербайджана, которую аннексировала Армения. Турки знают, где находится «красная черта», за которой их ждет столкновение с Россией. Это граница самой Армении. Поэтому на территорию Армении, где стоит российская военная база, Турция не полезет. И Азербайджану не даст.

ПОЧЕМУ У НАС НЕЙТРАЛИТЕТ

ВОПРОС 3.

Чью сторону должна занять Россия в конфликте в Карабахе?

Евгений Бень:

- Ситуация парадоксальная. Трудно оценить происходящее, как прямой вызов России. Понятно, что за обострением в Карабахе – турецкие амбиции. Но Азербайджан - давний партнер России. А Армения в последние годы в лице премьера Пашиняна вела отчасти даже антироссийскую политику. Поэтому Москва подчеркивает свою сдержанную и нейтральную позицию в этом конфликте. Но предостерегает Анкару и Баку, что вынуждена будет исполнить свои обязательства по защите Армении, если война перекинется на ее территорию.

ГДЕ КОНЕЦ У ВОЙНЫ

ВОПРОС 4

Чем может закончиться этот конфликт? На какой линии?

Евгений Бень:

Это можно понять, если сравнить два обращения Ильхама Алиева «к нации». Еще недавно он говорил, что «Азербайджан будет воевать до победного конца, пока не поменяет власть в Нагорном Карабахе». А на днях он откорректировал свою риторику: «Если армянская армия уйдет из Карабаха и предоставит протокол вывода войск, тогда азербайджанская армия остановит наступление».

Надо заметить, у Азербайджана достаточно успешное наступление, с учетом помощи от Турции и закупленного в Израиле оружия. Но и Армения не может себе позволить, чтобы значительная часть Карабаха, - не 15-20 сел, а значительная – была занята Азербайджаном. Поэтому, можно предположить, что скоро стороны все-таки найдут какой-то компромисс.

«НА ЭТОМ «ВОСТОЧНОМ БАЗАРЕ» НАС ПЕРЕТОРГОВАЛИ»

ВОПРОС 5

Есть ли у Москвы рычаги давления на Анкару?

Иван Скориков:

- Экономика – «ахиллесова пята» турецко-российских отношений. Экспорт из России в 5 раз больше турецкого импорта. ВВП Турции буксует, в стране огромная безработица. Но, кажется, на этом «восточном базаре» нас все-таки переторговали. Подсчитаем.

Наш газопровод по дну Черного моря «Турецкий поток» состоит из двух ниток: одна - для внутреннего рынка Турции, вторая – транзит в Юго-Восточную Европу. И здесь у нас появился конкурент - проект «турецко-азербайджанского» газопровода. Если мы решим наказать Турцию, перекрыв свой «поток», накажем сами себя. Оставим без газа наших партнеров в Европе и отдадим свою долю рынка Азербайджану.

Российскую АЭС «Аккуя» в Турции осталось строить три года. Но, станция строится на наши деньги, а турки будут рассчитываться с Москвой прибылью от продажи электроэнергии – это 15-20 лет. Значит, остановив строительство АЭС, мы просто заморозим свои вложения, не получив отдачи.

Вооружения. В первую очередь С-400, которые мы поставили Турции. 45% стоимости контракта турки оплатили, остальное – в кредит. Будут ли отдавать, если мы разорвем отношения? И не перепродадут ли эти системы нашим недругам? Ответа никто не знает.

Туризм? Запрет нашим гражданам летать в Турцию может больно ударить по Анкаре. Но туристическая сфера Турции уже переориентируется на другие страны.

В итоге, на словах и в цифрах у России есть мощные экономические рычаги воздействия на Турцию, а на практике - мы сами понесем убытки от закрытия наших совместных проектов.