Премия Рунета-2020
Россия
Москва
+29°
Boom metrics
Звезды31 октября 2001 22:00

Сергей Соловьев: Я - первый советский порнограф!

После периода затяжного молчания и безудержной общественной деятельности кинорежиссер Сергей Соловьев вступает в период столь же безудержного творчества. О его новых проектах мы с ним и поговорили
Источник:kp.ru

- Если позволите - сначала о «Нежном возрасте». В России фильм прошел неплохо, а вот заграничная, фестивальная судьба его не сложилась. Отчего так?

- Картина понравилась отборщикам и Каннского, и Берлинского кинофестивалей. Но, как мне потом объяснили, для Запада она была политически некорректна. Там ее сочли каким-то античеченским манифестом, в котором вольные и свободолюбивые чеченцы, отстаивающие свою независимость, представлены какими-то злобными силами.

- После событий 11 сентября эта позиция должна была измениться.

- И изменилась. Сейчас мы получаем одно приглашение за другим. То, что раньше являлось «политической некорректностью», перешло в разряд политической моды. Сейчас вот картина поедет в Америку, премьера там состоится в Нью-Йорке, в Музее современного искусства.

Мания № 1. Чехов- Мой следующий фильм будет называться «О Є». Он станет свершением моих тайных маниакальных планов. Рассказ Чехова «Доктор» я хотел снимать еще на втором курсе ВГИКа, но, узнав о моих планах, режиссер Александр Столпер (постановщик фильмов «Жди меня» и «Живые и мертвые» по Константину Симонову. - Авт.) воскликнул: «Как же ты мог найти у Чехова такую гадость? Ведь у него столько прекрасных рассказов! У Симонова, конечно, больше, но и у Чехова тоже есть... Это ж нужно было откопать эту исключительно аморальную гадость!» И дальше я всю жизнь пытался как-то пристроить этот замысел. Точно такая же мания преследовала меня и с рассказом «Володя» - о мальчике, засунувшем себе в рот пистолет от ощущения гибельности жизни, которую предстоит прожить.

И когда недавно мне предложили снять фильм по чеховским рассказам, я немедленно ухватился за эту идею и написал сценарий по трем произведениям - «Медведю», «Доктору» и «Володе». Я объединил их в одну историю: долгие годы маниакальности, знаете ли, способствуют исключительной легкости при обращении с материалом.

- У вас уже прошли пробы, кто будет играть в картине?

- Главную роль исполнит Александр Абдулов - это та же роль, что играл в старом «Медведе» Михаил Жаров. В новелле «Доктор» снимутся Александр Збруев и Татьяна Друбич, а в «Володе» будут играть поразительные молодые актеры.

Мания № 2. «Елизавета и Клодиль»- «Елизавету и Клодиль» я написал в Турции. Поехал туда отдохнуть, но было жарко до неприличия. Спрятаться от жары можно было только в гостинице. А в номере что делать? Пить в жару нельзя - инфаркт гарантирован. От полной безысходности стал тыкать пальцем в компьютер. «Натыкалась» история о двух девочках времен начала прошлого века, француженке и русской. Обе из сверхпривилегированных семей, знакомятся на французском курорте, когда им по 13 лет. Потом им уже по 16, и они полны безотчетных предчувствий прелестей начинающегося века - духовных, социальных, сексуальных революций. Им кажется, что в их сверхбуржуазных семьях у них отнимают жизнь. Под благовидным предлогом одновременного заболевания легких они уговаривают родителей отпустить их с гувернантками на курорт, чтобы там «оторваться» по полной программе. Из всех революций на первом месте у них, конечно, стоит сексуальная. Но приезжают они не в сезон, и оказывается, что «отрываться» им решительно не с кем. В гостинице - всего несколько мужчин: 70-летний французский поэт, без пяти минут лауреат Нобелевской премии (я хочу пригласить на эту роль Трентиньяна), не вылезающий из гипса американский летчик, и русский марксист, печатающий «Искру» в «подполье».

Мании №№ 3 и 4. «Иван Тургенев» и «Анна Каренина»- У меня есть еще две мании - это проекты, остановленные из-за нехватки денег. Но я сделаю все возможное, чтобы снять «Анну Каренину» с Таней Друбич до момента ее поступления в дом ветеранов кино! А треть «Тургенева» уже просто снята! Когда из-за «кириенковского» дефолта остановились съемки, это стало огромной трагедией для Олега Янковского, исполнявшего роль Ивана Сергеевича. Он ведь четыре года отказывался от всех предложений!

Макароны по-флотски как эротический спецэффект- Возвращаясь к теме сексуальной революции, замечу, что в ваших прежних картинах о подростках она не особо затрагивалась.

- Да что вы! Я - первый советский порнограф! Когда всем режиссерам специальным указом было запрещено даже в воображении вызывать образ женской груди, мне разрешили снять весьма откровенную постельную сцену фильма «Мелодии белой ночи». В первом павильоне «Мосфильма» мы установили огромную кровать, на которую положили Комаки Курихару и Юру Соломина. С оператором Гошей Рербергом мы решили быть не просто порнографами, а порнографами-поэтами. Мы хотели, чтобы наша порнуха была окутана утренним туманом, поэтому мы сварили две кастрюли флотских макарон и поставили их под кровать в качестве эротического спецэффекта. Помню, я спросил у Рерберга: «Гога, а почему именно макароны? Почему просто воду нельзя поставить?» «От макарон пар вязче, - ответил он. - К ногам лучше липнет».

Потом у меня был еще такой фильм «Избранные». Помню, американский актер на съемках отказался насиловать Таню Друбич. Сказал, что не будет играть такую отвратительную сцену, а потом на съемках изображал насилие ужасно формально. Как-то раз я вышел из комнатки, где мы снимали, и услышал нечеловеческий вопль моего тогдашнего второго режиссера Досталя: «Кто же так насилует? Ну кто же так насилует? Смотри, как надо!» Я и не пошел туда, к ним. Таня потом рассказывала, что репетиция прошла очень интересно.

- В «Нежном возрасте» школьник соблазняет учительницу на столе. В вашем сценарии про Тургенева великий писатель пользует несовершеннолетнюю крестьянку...

- Да, но это всего лишь унылый факт биографии большого художника. Про Ивана Сергеевича я ничего не придумал!

ЛИЧНОЕ ДЕЛОСергей Александрович СОЛОВЬЕВ - один из ведущих российских кинорежиссеров. Родился в 1944 году. Поставил фильмы «Станционный смотритель», «Спасатель», «Чужая Белая и Рябой», «Асса», «Черная роза - эмблема печали, красная роза - эмблема любви», «Дом под звездным небом». Был женат на Екатерине Васильевой и Татьяне Друбич.