Общество13 октября 2003 12:39

Участковый Коля Колькин - живой герой анекдотов

Самому старому участковому Москвы Николаю Колькину 63 года, 35 из них он проработал в родном отделении милиции района «Выхино» и стал местной легендой
Эти подопечные «шерифа» Колькина помнят его еще лейтенантом.

Эти подопечные «шерифа» Колькина помнят его еще лейтенантом.

В ОВД «Выхино» Колькина приставили, когда вместо высоток стояли деревянные хибары, задумчиво пели коровы, а нынешние рецидивисты шпыняли по кривым улицам голубей. Район - молодел, участковый - старел. Но в результате, как семейный доктор, знающий все болячки бабушки и потому угадывающий, когда и что отвалится у внука, Колькин всегда знает, чего ждать от своих подопечных.

Прогуливаемся вместе с Николаем Павловичем по участку. Прохожие кланяются. Начинаю думать, что все это «потемкинские деревни». Но тут мы нарвались на двух сердитых теток, пообещавших нажаловаться на участкового «самому министру».

- Одна квартиру неизвестно кому сдает, а у другой муж - бандит, - тут же объяснил мне нелюбовь теток Колькин.

Он - страшно популярная личность. Как герой старых фильмов, знает всех наперечет и всю жизнь отчаянно учится. Третий диплом - менеджера международных экономических отношений - получил, когда было ему 54 года. Байки про Николая Павловича рассказывают на манер сказок про Насреддина. Мне, например, нашептали сразу три. Я передала их Колькину. Тот обсмеял каждую: «Да нет же, все не так было». И выдал правду. Байки по сравнению с ней померкли.

Как Колькин...

...решил стать участковым...

Вообще-то Николай Колькин мечтал стать председателем родного колхоза в Чувашии и построить в нем настоящий коммунизм. И только он поступил в сельскохозяйственный на заочное, как приключилась с ним история.

- Однажды повез я на лошади к станции своего земляка. А тут по перрону 19 подростков вразвалочку шлепают. Матерятся, людей задирают. Сделал я им замечание. Хулиганы притормозили. Смотрят с любопытством, а сами окружают. Земляк говорит: «Мне, Коль, на работу надо. А поезд, глянь, уходит». Остался я один. И вот где наука армейская пригодилась. Трое самых наглых хулиганов ко мне руки потянули. Метнул их через голову и бегом. А дома собрал узел и поехал в Москву. Думаю: учеба все равно заочная, так подработаю милиционером. Прямо с узлом в отдел кадров и явился. Мне как старшине 70 рублей назначили. Было это в 1968 году.

...глухонемых за матерщину привлек...

Пришел к молодому участковому Колькину слесарь из общежития подшипникового завода и заверещал: «Ой, Николай Павлович, я сейчас гору денег видел! Глухонемые из такой-то комнаты в карты играют!» Колькин ворвался в общежитское «казино», прихватив переводчицу, и задержал за азартные игры 12 человек. Один гражданин крякнул и показал участковому неприличный жест. Переводчица забылась и перевела. Колькин тут же составил отдельный протокол. Участковый привел всех игроков в отделение и переписал в специальный журнал. Но когда дело дошло до оформления протоколов, дежурные Николая решили обмануть. Иди, говорят, по своим делам, мы тут сами закончим. И выпроводили потихоньку всю компанию - чтобы не возиться. Но «казино» с общежития съехало.

- А через год прилетают ко мне среди ночи из района Перово: «У нас глухонемого убили, он у тебя на участке раньше жил». Убил, разумеется, кто-то из своего круга. А где этот круг искать? Кинулись ворошить протоколы, а их и не было. Только моя журнальная запись и осталась. Пригласили по списку, допросили. И нашли преступника!

...раскрыл убийство...

Однажды Николай Павлович шел по участку и встретил непутевого человека Виталия. Он нес костыли.

- Это чьи у тебя костыли? - спросил участковый.

- Мои.

- Не твои, а бомжа Бори. Ты их украл. Ах, на водку обменял? Ну-ка идем у самого Бори спросим!

Борю тогда не нашли. А через пару недель Колькин встретил бомжа во дворе: тот опирался на палку.

- Это Виталька у меня костыли украл! - объяснил бомж Боря.

- Пойдем, напишешь на него заявление.

- Не буду, я его лучше убью, - беззлобно горячился обворованный.

А через неделю в одном из подъездов нашли истыканный ножиком труп. Вызвали участкового. Пришел Колькин, а у тела уже специалисты из МУРа и местные криминалисты столпились. Стоят, грустят: у убитого ни документов, ни особых примет.

- Посмотрите, Николай Павлович, может, вы знаете этого человека, - попросили сыщики.

- А как же! Зовут так-то, живет там-то (и назвал полные данные несчастного Витальки).

- Ух ты, - удивились те. - А может, знаете, кто его мог убить?

- И это знаю. Бомж Боря.

Боря был ужасно честным и сразу сознался. Посадили его на 12 лет.

...поймал дезертира

Как-то раз отвозил Колькин в отделение компанию молодых парней-дебоширов. Порядочным жильцам спать мешали - песни орали. И вот, когда один из парней стал называть имя-адрес...

- Врешь, - вздохнул участковый. - Тебя ведь Павлом зовут, ты из 48-го дома?

- Откуда вы знаете? - открыл рот паренек.

- Да это ж ты в седьмом классе двух голубей из рогатки убил.

И тут выяснилось, что Павел сбежал из армии. Его две недели искали по всей Москве.

...Участковый Колькин приговаривает «когда выгонят на пенсию». Сам не пойдет: «Я замечал, перестает человек работать, а через три года умирает». А пока «делает людей» из молоденьких милиционеров. Воспитывает отвращение к курению (например, выбрасывает пепельницы), заставляет переписывать территориальных бомжей и изучать компьютер: «Участковый - фундамент общественного порядка». В день нашей встречи на Москву мчался ураган. Колькин ходил и дергал встречающихся жильцов: «Закрывайте окна и сидите дома». Потом грянул дождь. Мы сиганули под козырек подъезда. Пришли двое парней, стали вызывать по домофону некую Олю. Николай Павлович аж подскочил:

- Вот дела - к наркоманке пошли! Опять, значит, за старое взялась! Зайду, проработаю. Как бы не случилось чего.

Столица