Общество16 февраля 2004 10:56

«Банда участковых» убила сотню москвичей за квартиры

Лидер группировки на допросе откусил себе язык, чтобы никого не выдать даже случайно
«Банда участковых» на пикнике. Крайний справа - главарь Александр Астапов.

«Банда участковых» на пикнике. Крайний справа - главарь Александр Астапов.

Эта банда орудовала в Лианозове три года. Последнего участника группировки, 36-летнего Евгения Бережного, муровцы взяли в декабре 2001 года. Следствие и судебные процессы еще идут: открываются новые ужасы.

Начиналось все в январе 1998 года. Бывшему гаишнику Александру Астапову, отсидевшему за угон автомобиля и занявшемуся предпринимательством, надоел лотошный бизнес. Ларек приносил копейки, а «крыша» - коптевская группировка - жировала. Идея, как быстро разбогатеть, созрела после знакомства с участковыми уполномоченными ОВД «Лианозово» Евгением Жбановым, Виктором Барановым и следователем ОВД «Восточное Дегунино» Сергеем Бабарыкиным. Бабарыкин, который когда-то тоже работал участковым, посетовал на устройство жизни: какой-то старый алкоголик занимает двухкомнатную квартиру, отравляя существование соседям, а он, офицер, отец семейства, ютится по чужим углам. Вывод был очевиден: квадратные метры изъять. Зачем они этим никчемным людишкам? Да и сами людишки никому уже не нужны. Так возникла «банда участковых». Они находили одиноких людей и убивали.

Среди жертв случались не только старики или конченые алкоголики. Олегу Покровскому не было и двадцати. Умершие родители оставили ему «двушку» на Новгородской улице. За нее парня и убили в Дмитровском районе, наспех похоронив в лесополосе. А одну «трешку» бандиты добыли почти без крови. В ней жила одинокая молодая мать с 12-летней дочерью. Ворвавшись, подонки проявили гуманизм: девочку изнасиловали, а затем семейство вывезли из Москвы в какой-то сарай. В подобные развалюхи они иногда вывозили и стариков, которые «почему-то» не выживали. Но чаще убивали сразу. Расстреливали, душили, резали охотничьими ножами.

Избавившись от хозяев, убийцы подделывали документы: паспорта, ордера, дарственные... Не сами, разумеется. Помощников у них хватало среди чиновников. Жилплощадь оформляли на кого-нибудь из членов банды и продавали. Предполагается, что группировка заработала около 1,5 млн. долларов, «оприходовав» сто квартир (почти каждая стоила кому-то жизни). Пока доказаны 30 эпизодов.

Когда бандитов арестовывали, один из них проговорился:

- Нас сдали коптевские.

О пользе жизни «по понятиям»

Преступники вели себя осторожно. Жертвы выбирались тщательно - те, у кого не оставалось родственников и наследников. А если вдруг кто и проявлял озабоченность исчезновением, тут же предъявлялись документы: дескать, уехал, квартиру продал, видеть никого не желает. Словом, начал новую жизнь человек и просит ему не мешать.

Говорят, вдохновителем и организатором банды была жена лидера группировки Астапова Татьяна. Она вкладывала в голову мужа схемы преступлений, ей он докладывал по телефону о каждой «операции». Свела мужа и с коптевской группировкой. Коптевские же помогли вооружиться: продали несколько автоматов и пистолетов.

Любовь Астапова к оружию очень беспокоила Татьяну. Зачем бывшему зеку держать дома арсенал? Пистолет Макарова, старенький, но надежный наган, мощный бразильский револьвер «Таурус», карабин «Сайга», охотничьи ружья, боеприпасы...

Не вызвала одобрения Татьяны и попытка супруга расширить сферу деятельности. Помимо «сделок по недвижимости» банда стала «потрошить» местных коммерсантов (из одного, например, палками выбили три тонны красной икры). Но тут астаповцы влезли на чужую «поляну» - коптевскую. А это, как и предупреждала Таня, «не по понятиям».

Устраивать кровавые разборки с хорошо вооруженной «бандой участковых» никто не собирался. Просто поступила в 4-й отдел МУРа оперативная информация о подпольном арсенале, и за Астаповым пришли.

На «квартирные» документы вышли случайно

Брали главаря банды с боем. Когда опера вошли в квартиру, Астапов затаился в шкафу, подход к которому прикрывала детская кроватка. А когда был обнаружен, четверо муровцев еле скрутили двухметрового верзилу весом в полтора центнера.

Сыщики целенаправленно искали «стволы», а на документы по купле-продаже сотни квартир наткнулись случайно. Астапов зачем-то хранил их дома. Потянулась ниточка. Вот тогда Астапов испугался по-настоящему. И даже не столько правосудия, сколько мести «коллег по цеху». Он разыграл буйное помешательство и для верности откусил язык - чтобы никого не выдать на допросах. Даже случайно.

Астапов откусил язык грамотно - без смертельной кровопотери и с гарантированной утратой дара речи. Эта грамотность и вызвала сомнение у психиатров - невменяемым его не признали. Зато он до сих пор жив. Более разговорчивые на допросах подельники стали умирать один за другим. Александр Овсянников был отравлен в камере СИЗО, Андрей Волков до смерти нахлебался «паленой» водки, Сергея Мяскова зарезали в его подъезде...

Семейный позор Леньки Пантелеева

Следствие продвигается трудно. Шесть преступников уже осуждены, среди них - бывший участковый Сергей Бабарыкин (ему дали 14 лет). Еще около десятка ожидают своей участи. Но, как говорят следователи, главная проблема - не в членах банды, а в их сообщниках. Бандиты получали великолепно сделанные документы на квартиры, паспорта «убывших хозяев», справки о проживании... «Ксивы» - лучше настоящих! Астапов вообще щеголял c натуральным прокурорским удостоверением. Свои люди были в домоуправлениях, паспортных столах, райадминистрациях, префектурах, поликлиниках... И деньги там вертятся приличные: муровцы перехватили гонца в Институт имени Сербского с 40 тысячами долларов. Кто-то из медицинских светил должен был признать Астапова душевнобольным. Это - только один пример. В общем, следственная группа столкнулась с тем, что по всем канонам именуется мафией.

Кстати, «банде участковых» повезло на знаменитостей. Одной из их жертв стал водитель Берия, некто Москалев. Его и сына-инвалида вывезли в Тверскую область и переоформили, приватизировали и продали их гараж и квартиру. Сын-инвалид «случайно» угорел в бане, а бериевский шофер коротает дни в «психушке» (поэтому его свидетельства недействительны).

Знаменитый предок другого фигуранта - Андрея Маньжова - перевернулся бы в гробу, если бы узнал, с какими фраерами связался его праправнук. Родственник Маньжова - знаменитый налетчик Ленька Пантелеев. На его счету тоже около сотни загубленных душ. Но Ленька, промышлявший в 20-е годы, не стрелял в затылок одиноким старикам. Он не был робин гудом, но разбойничал «честно»: врывался в нэпманские «хазы», останавливал извозчиков с богатыми седоками, «посещал» банки...

А вот его потомку Маньжову нравилось убивать беззащитных жертв. Как в компьютерной «стрелялке»: я тебя могу, а ты - нет. Обмельчали бандюки.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Откусывание языка практиковали в средневековой Японии ниндзя, когда попадали в плен. Они отгрызали его, что называется, «под корень», где проходит кровеносная артерия. Ниндзя быстро истекал кровью и относительно безболезненно умирал, избегая таким образом мучительных пыток.