Общество12 июня 2009 11:45

Продолжение расследования «КП»: Тайны черкизовского рынка - часть 2 (только для читателей KP.RU)

Еще одна часть приключений журналистки Евгении Супрычевой на легендарном Черкизоне

Напомним, что корреспондент «КП» по заданию редакции устроилась продавщицей на главную барахолку Москвы. Начало ее приключений читайте здесь

Вьетнамцы окопались на Черкизоне по-серьезному, не постеснялись. В их кварталы уже водят экскурсии. Наверное, на правах «старых друзей».

Дружить мы начали к конце 80-х. Тогда правительство Вьетнама подписало с СССР соглашение: они нам экспортируют дешевую рабочую силу (а заодно решают проблему перенаселения и безработицы), а мы им за это прощаем долг, который был взят на "построение социализма».

Вьетнамцы спешно паковали чемоданы и приезжали на наши фабрики. А чепез десять лет вдруг оказалось, что страны, которая их приглашала - нет. И предприятиям, которые их нанимали, тоже уже было не до вьетнамцев. Короче, те застряли.

Вся Россия тогда торговала на базаре. Вьетнамцы не растерялись - организовали свои первые дешевые рынки. И некоторые из торговцев неплохо поднялись.

- Но они сильно рисковали, - говорит уже пожилой торговец и бывший «советский маляр» вьетнамец Максим. - И кто сейчас приезжает, тоже сильно рискует. Чтобы купить товар и снять контейнер в Москве, надо во Вьетнаме продать дом или квартиру. Прогоришь - останешься бомжом. Тут жилья нет, и там нет. Поэтому надо очень стараться.

В роли главных «старателей» выступают женщины. Они первыми приезжают в Москву. Открывают тут точку, налаживают бизнес. А уж потом подтягиваются мужья. Работают на подхвате. Вообще живут семьями. И стоит ли удивляться ораве детей, которая носится по коридорам вьетнамского общежития (бывшая общага Академии физкультуры, на территории которой раскинулся рынок - Авт.). Она базируется во вьетнамском квартале, в который уже стали водить туристов.

Я вот тоже после работы решила прогуляться. Начинается квартал с продуктового рынка. Неимоверная суета. Очень душно. В нос бьет запах сырого мяса. Вьетнамцы его рубят прямо посреди прохода, застелив асфальт картонкой. На прилавках навалены горы речных мидий и улиток (такие ползают по городу после дождя). Еще продают лапшу, специи и вот эту зеленую.. репка что ли?

- Это репка? - обращаюсь к продавщице.

- Не наю, - широко улыбается в ответ вьетнамка.

- А вы не знаете? - останавливаю одного из покупателей.

Он тоже не знает. Точнее, не понимает по-русски. Тут никто не понимает. Такие дела. Вроде ты в Москве, а нужен переводчик. И бог с ней, с репкой (или это не репка?), гораздо интересней, что написано на табличках этих многочисленных дверей. Забыла сказать: у рынка есть второй этаж. Подымаешься по лесенке и попадаешь, как бы на узкий металлический карниз. На него выходят двери разных кабинетов.

- Син чао! - открываю первую попавшуюся дверь.

- Син чао! - подымается со стула тучный мужчина.- Что болеть?

- Ага! - думаю - доктор.

Он легко может поставить капельницу. Или иголки. Или пиявки. Ему вообще все равно, что ставить. Говорит, одинаково эффективно при всех болезнях. И цена тоже одинаковая - 600 рублей за сеанс. В соседних кабинетах обосновались гинеколог и стоматолог. Как он там работают при полном отсутствии рентгена - непонятно. Наверное, какой - то «авторский метод». Дальше по курсу банк (у него нет названия, лицензии и т.д.), и салоны красоты. А на противоположной стороне - почти дюжина борделей. По карнизу дефилируют «девчонки» в коротких юбчонках. В принципе довольно симпатичные: высокие (для вьетнамок), одеты броско. Они, наверное, единственные на всем Черкизовском кто ходит на каблуках. Пока у них затишье, но ближе к вечеру клиенты подтянутся. Раньше - то обитатели базара ходили в украинский бордель (при выходе с рынка), но теперь переметнулись к вьетнамкам.

- Хохлушки, конечно, лучше. Они красивые и такие… прямо огонь. Но у них полчаса стоит 600 рублей, а у вьетнамок всего триста, - говорит завсегдатай местных притонов Ахмед. - Приходится идти сюда. Хотя мне не нравится: плоские и это… бесчувственные.

Читать дальше