Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-8°
Boom metrics
Звезды2 декабря 2009 13:05

«Похороните меня за плинтусом» — это осколок советского прошлого

Завтра — премьера фильма по мотивам знаменитой книги
Источник:kp.ru

В рамках Девятой недели российского кино в Нью-Йорке в кинотеатре «Лайтхаус Интернэшнл» на Парк-авеню, в центре Манхэттена, был показан фильм «Похороните меня за плинтусом», вызвавший немалый интерес у публики (в основном из числа наших бывших соотечественников) и бурное обсуждение в зрительном зале после просмотра.

Житейская драма брежневских времен с элементами гротеска, местами переходящего в сюрреалистический «бытовой хоррор», снята по одноименной автобиографической повести Павла Санаева.

Тринадцать лет назад автор нашумевшего бестселлера, опубликованного в журнале «Октябрь», отважно вынес на суд многотысячной читательской аудитории «сор из избы» — квартиры своего знаменитого деда, народного артиста Всеволода Санаева, долгие годы руководившего Союзом кинематографистов СССР, и менее знаменитой, но исключительно колоритной «деспотической бабушки» Лидии Санаевой, пожертвовавшей карьерой актрисы ради семьи: мужа, дочери и внука.

Восьмилетний мальчик, от лица которого ведется повествование, оказывается пленником привыкшей контролировать всё и вся Бабули; она не доверяет воспитание ребенка «беспутной дочери» (прообраз которой восходит к матери автора повести актрисе Елене Санаевой), живущей с новым мужем, «карликом-кровопийцей» (прототип — легендарный Ролан Быков), пичкает внука без всякой меры лекарствами и нравоучениями, а тот мечтает хотя бы раз в году, в собственный день рождения, увидеться с мамой…

Вышедшая отдельной книгой в 2003 году лирическая исповедь Павла Санаева выдержала уже семь переизданий, получила престижные премии, была поставлена на театральной сцене и неминуемо должна была быть экранизирована.

В Москве премьера фильма «Похороните меня за плинтусом» — 3 декабря. В канун премьеры наш корреспондент Инна Симонова встретилась с продюсером картины Михаилом Литваком, находящимся в составе делегации российских кинематографистов в Нью-Йорке.

— Михаил Александрович, о своих претензиях к продюсерам и режиссеру заявила Елена Санаева. Она намеревалась сыграть в фильме бабушку, то есть свою собственную мать, но ей не позволили. Она также возражала по поводу выбора актера на роль отчима ее сына, но мнение Санаевой было проигнорировано. Вряд ли появится на премьере Алексей Петренко, сыгравший дедушку; из Питера в Москву не приедет Светлана Крючкова, которой в итоге досталась вожделенная роль бабушки. Сам Павел Санаев считает, что режиссер картины Сергей Снежкин исказил смысл его повести. А она — «в правоте неправых и неправоте правых», в торжестве большой, на разрыв аорты, любви и прощении. Режиссер изъял из фильма все позитивное, комическое, оставив лишь один негатив, так что на экраны выходит совсем другая история, намного более жестокая и беспросветная. Что бы вы как продюсер фильма могли сказать в ответ на эти упреки?

— Фильм, с которым мы прилетели в Нью-Йорк, был уже представлен на нескольких закрытых просмотрах, а также на «Кинотавре», на международных кинофестивалях в Москве и во Владивостоке. И всюду картина пользовалась огромным успехом. В ней — замечательные актерские работы. И, прежде всего, у Светланы Крючковой. Она уже успела получить приз за лучшую женскую роль на фестивале отечественного кино «Московская премьера». Сейчас с нашим фильмом она отправилась на очередной кинофестиваль — в Таллин.

Что касается Павла Санаева, то я знаю этого талантливого молодого человека очень давно. Мы работали вместе на его первых картинах, где он выступал как сценарист и режиссер. Я продюсировал его фильм «Последний уик-энд». Разумеется, мы хотели вместе экранизировать его книгу, которая пользуется у читателей колоссальной популярностью. Он даже написал литературный сценарий…

— На каком этапе работы над фильмом Павел Санаев был «отсеян»?

— Он не был «отсеян». Он сам попросил, чтобы мы его отпустили.

— Почему?

— Я думаю, Паша отказался от режиссерского кресла в нашей картине в пользу другого проекта просто потому, что побоялся неизбежного сравнения с первоисточником: фильм мог стать лишь слабой тенью его книги. Слишком высокая планка была задана. И у него, как говорится, случился мандраж. Он сказал мне: «Михаил Александрович, после такого фантастического успеха повести я боюсь, что не сделаю адекватное кино. Отпустите меня, ради Бога».

— В дальнейшем вы не использовали его сценарий?

— Нет. Больше того, у нас в титрах к фильму не указан автор сценария. Просто написано: по мотивам повести Павла Санаева…

— А как долго вы снимали фильм?

— Очень долго. Потому что съемочный процесс остановился из-за Паши.

У нас был дикий перерасход средств на эту картину. И тогда мы приняли решение обратиться за помощью к питерскому кинорежиссеру Сергею Снежкину, известному по фильмам «ЧП районного масштаба», «Невозвращенец», телесериалам «Убойная сила», «Брежнев». Пригласили именно его потому, что наша картина требовала очень серьезной работы с актерами, и к тому же в главной роли у нас должен был быть восьмилетний мальчик. А Снежкин известен тем, что обладает особым даром работы с актерами. К тому же он обычно сам пишет сценарии к своим фильмам.

— Расскажите, пожалуйста, о том, как проходил кастинг на роль главного героя фильма?

— Мы искали Сашу Савельева чуть ли не до последнего дня — дня начала съемок. Просмотрели более трехсот кандидатов. Режиссер занимался поисками мальчика в Питере, где живет он сам. А кастинг-директор картины — в Москве. За два дня до часа «Х» Снежкин позвонил и обрадовано прокричал в трубку: «Нашел! Единственного!» Мы попросили его снять кинопробу и прислать к нам в Москву для утверждения. Когда мы увидели кадры с этим ребенком, то сразу поняли, что выбор сделан правильный: Саша Дробитько (на тот момент ему было семь лет!) — удивительно способный, восприимчивый и эмоциональный мальчик, серьезный не по годам. В дальнейшем, в процессе съемок, Снежкин нашел к нему свой особый подход, добился того, чтобы мальчик зажил жизнью своего героя.

— Как я поняла, очень непростая роль была у Алексея Петренко, так как в фильме он очень немногословен. Эдакий бесхарактерный дедушка, который боится перечить жене, даром что в реальной жизни его прототип — именитый актер и кино-функционер! Роль матери-кукушки, бросившей сына, досталась Марии Шукшиной. Но мне показалось, что сыграла она ее как-то вяло и не очень убедительно… А что, всё-таки, что за история приключилась с Еленой Санаевой?

— С Еленой Всеволодовной меня связывает многолетняя дружба. Естественно, ей хотелось сыграть свою мать, и сын всецело её поддерживал. Она даже начала было сниматься в роли бабушки. Нужно отдать должное Снежкину: мы проводили кинопробы всех актеров, но с ней он индивидуально занимался целых два дня. Никому он столько не уделял внимания. И она его в принципе устраивала. Но когда на съемочной площадке появилась гениальная по своему темпераменту Светлана Крючкова и мы сделали пробы с ней, все другие варианты просто отпали.

— А как был выбран питерский актер Константин Воробьев на роль отчима?

— Сергей Снежкин работал с ним в «Убойной силе» и в последней своей картине «Мечта». Константин по манерам очень точно подошел к характеру Ролана Быкова: стопроцентное попадание в образ. Я прекрасно помню, как Ролан танцевал. Так вот, танцевальная сцена в кафе — это абсолютный Ролан!

— Но этой сцены нет в книге.

— Действительно нет. Были взяты всего три дня из жизни героев: день рождения мальчика и два последующих. Уплотнив время, мы позволили характерам всех действующих лиц проявиться резче и объемнее.

— В ходе обсуждения фильма у зрителей, живущих в Америке с ее каждодневными реалиями, закономерно возник вопрос о представленном на экране типичнейшем случае, подпадающем под понятие child abuse, то есть «насилия над ребенком». Почему, спрашивали они, государство, суд, институт опеки не попытались решить проблему цивилизованным путем и почему эти попытки не нашли отражения в вашей картине?

— Ну, так в те времена понятия «ювенальная юстиция», о которой мы столько говорим сегодня, не существовало. Это было чисто семейное дело, и государству в лице его органов опеки или каких-то там комиссий по делам несовершеннолетних не имело смысла в него вмешиваться. Да я и не думаю, что туда кто-то в нашем конкретном случае обращался, учитывая авторитет и высокое положение, которое занимал в обществе дед — Всеволод Санаев.

— И ещё: среди публики было немало людей, прочитавших книгу и трепетно к ней относящихся. Они были явно разочарованы и утверждали, что лента вместо трагикомедии получилась уж очень злой. Создалось впечатление, что под санаевским заглавием было снято совершенно другое произведение. Так, в фильме мать Саши с отчимом предстают полуспившимися маргинальными личностями, не умеющими и не желающими толком зарабатывать деньги и живущими на подачки от ненавистных родственников… Некоторые сцены со Светланой Крючковой излишне нарочиты и утрированы: почти весь фильм «негодяистая бабушка» ходит с исцарапанным ею же в истерическом припадке лицом, при этом грим нанесен крайне неумело и недостоверно… Внучок подворовывает у бабушки деньги, а в финале фильма на кладбище, бросая на ее гроб горсть земли, по-иудиному докладывает матери, в каких томах собрания сочинений пролетарского писателя Максима Горького бабушка припрятала наличность… При этом вроде бы бабушка достойна такого отношения, потому что в фильме она стала почему-то… антисемиткой. А ведь, и это отмечали нью-йоркские зрители, автор в своей книге никаким боком не касается этой темы.

— Решусь еще раз повторить: мы сняли не экранизацию повести Павла Санаева, а фильм «по мотивам». Поэтому мы сочли возможным включить сцены, которых у него не было. Мы стремились заострить сюжет, чтобы, как сказал в одном из интервью Сергей Снежкин, «при определенном изменении идеологии повествования было что играть актерам». И при этом чтобы зрители увидели осколок нашего недавнего советского прошлого, столь памятного многим из нас.

ЛИЧНОЕ ДЕЛО

Михаил Александрович Литвак окончил экономический факультет ВГИКа в 1949 году. В 1970-1975 годах занимал должность заместителя директора киностудии «Союзмультфильм». В 1975-1986 годах — директор Первого творческого объединения «Глобус» киностудии им. Горького. С 1986 года — бессменный директор киностудии (продюсерского центра) «Глобус» киностудии им. Горького (ныне — при Международном фонде развития кино и телевидения для детей и юношества «Фонд Ролана Быкова»). Под его руководством на «Глобусе» было произведено несколько сотен картин, в частности, классический советский телесериал по роману Юлиана Семенова «ТАСС уполномочен заявить» (1984) и фильм Андрея Эшпая «Униженные и оскорбленные» (1990) с Настасьей Кински в главной роли.