Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-6°
Boom metrics
О РАЗНОМ24 июня 2010 22:00

В Киргизии будет другой правитель?

Жителей страны убеждают, что реальная власть должна перейти от президента к премьеру. Но многие эксперты считают реформу конституции поспешной и непродуманной
Источник:kp.ru

Ситуация в Киргизии, несмотря на кажущиеся признаки стабилизации, в любой час может снова взорваться. Политический хаос, последовавший за стремительным свержением президента Бакиева, кровавые столкновения на юге страны, угроза гражданской войны - вот факторы, определяющие нынешнюю жизнь в республике. За этими событиями пристально следят не только в Москве и странах СНГ, но и в Вашингтоне, Пекине, государствах Среднего Востока. Оценки неоднозначные, многое пока непонятно. Тем более что 27 июня в стране должен состояться референдум по изменению конституции.

Поэтому мы попросили прокомментировать происходящее известного в Киргизии эксперта Мисира Аширкулова. В свое время ему довелось работать там на различных государственных должностях - руководителем министерства безопасности, главой администрации первого президента страны Аскара Акаева. Потом политик пережил период гонений и даже покушение на свою жизнь... - Мисир Аширкулович, российский премьер Владимир Путин, характеризуя события в Киргизии, сказал, что в течение 5 лет в Бишкеке «вторично наступили на одни и те же грабли». Согласны ли вы с такой оценкой? - Увы, должен признать, что это очень точная оценка. И сейчас, и пять лет назад народные массы в Киргизии были вынуждены свергнуть правителей, забывших об обязанностях перед своими гражданами. При вступлении в должность первый президент страны Акаев заявил: «Дайте мне три года, и я сделаю Киргизию второй Швейцарией. Наши отличия только в том, что золото Швейцарии хранится в банках, а наше золото - в горах». Еще бы! Запасы золота только в Кумторском месторождении оцениваются более чем в 1500 тонн. Но в стране, к сожалению, так и не появилась прослойка добросовестных собственников, ориентированных на развитие реального сектора экономики. Наоборот, началась ее деградация. Позакрывались многие крупные предприятия, составлявшие костяк нашей промышленности. Тогдашние лидеры киргизского бизнеса хорошо освоили лишь один принцип - максимальное, без оглядки на социальные последствия, извлечение прибыли для себя. Лишь один пример: узбекский газ поставлялся в те годы в Киргизию по цене 42 доллара за 1000 кубометров. Но для простых граждан он отпускался по 85 долларов за тысячу кубов, а разница беззастенчиво присваивалась.

Эту же технологию бесстыдного воровства продемонстрировал и клан Бакиевых. Получая от РФ нефтепродукты по внутрироссийским ценам, недавно свергнутый президент реализовывал их на американскую авиабазу Манас втридорога, получая от этого огромные доходы. Через компании, подконтрольные его сыну Максиму (они зарегистрированы в Лондоне и Гибралтаре), за последние 5 лет на базу Манас, как сообщает пресса, без уплаты положенной по закону акцизной пошлины было продано 1,81 млн. тонн топлива. Мимо бюджета в бакиевские карманы утекли миллионы долларов. - А вот белорусский лидер Александр Лукашенко, приютивший у себя экс-президента Бакиева, усомнился в этих обвинениях, заявив, что «в такой бедной стране нечего было красть»... - Мне было крайне неприятно прочесть это заявление уважаемого президента Белоруссии. Киргизию и ее народ довели до бедности правители. Если Лукашенко сомневается, то пусть поинтересуется, чем занимались в Кыргызстане так называемая MGN Group Гуревича, «АзияУниверсалБанк» (АУБ) Наделя, латвийский предприниматель Белоконь с его коммерческим банком «Инсан», задействованные в грязном бизнесе Максима Бакиева Лев Гроженко, Майкл Факс-Рабинович, Роберт Генкин и другие темные личности. Только один из подельников Бакиева Чесноков, по данным Главного следственного управления ГУВД Москвы, в период с сентября 2007-го по март 2008 года получил незаконных доходов на сумму более 1 млрд. 387 млн. рублей. А тот же АУБ еще в 2006 году был объявлен Центробанком России нежелательным партнером по подозрению в отмывании им 170 млрд. рублей.

Этот снимок сделан в Оше, где еще недавно полыхали межэтнические столкновения. Глава местной милиции призывает киргизов и узбеков принять участие в воскресном референдуме. Но для людей важнее не допустить нового насилия...

Этот снимок сделан в Оше, где еще недавно полыхали межэтнические столкновения. Глава местной милиции призывает киргизов и узбеков принять участие в воскресном референдуме. Но для людей важнее не допустить нового насилия...

- В это воскресенье в Киргизии намечено проведение референдума по изменению конституции: из президентской республики она должна стать парламентской. Что вы думаете по этому поводу? - За годы правления Акаева и Бакиева конституция редактировалась семь раз - в сторону расширения и без того широчайших полномочий главы государства. Но многие правоведы полагают, что идея «слабого президента» (а именно она заложена в конституционном проекте, представленном временным правительством) не является панацеей от самовластного правления. Ведь узурпатором может стать и «сильный» премьер, а «слабый» президент не станет ему в этом помехой. К тому же в новейшей истории Кыргызстана не было случаев, чтобы парламент, при всем уважении к этому органу, эффективно контролировал исполнительную власть. Нам нужна система сдержек и противовесов во власти, не дающая шансов для появления новых авторитарных правителей. Чтобы понять, соотносится ли новый конституционный проект с традициями нашего народа, наработанным опытом государственности, надо организовать действительно свободный обмен мнениями с привлечением местных и иностранных специалистов в области госправа. Увы, временное правительство этого сделать не захотело. Проект опубликовали 27 апреля, а уже к 19 мая его «всенародное обсуждение» было решено свернуть. А ведь проведенный управлением верховного комиссара ООН по правам человека анализ документа выявил многочисленные погрешности, неточности и грубые ошибки. Есть к нему претензии и у серьезных юристов-правоведов: проект составлен в спешке и весьма небрежно. Келейность в проталкивании его на референдум вызывает вопросы. Складывается впечатление, что отдельные положения явно сырого документа, видимо, особенно дороги его авторам, так как заранее предоставляют им или их партиям более выгодные условия для будущего вхождения во власть в Киргизии. - Каково ваше личное отношение к временному правительству? - Оценку любой власти можно давать только по ее делам, а они в основном еще впереди. Но я отдаю должное мужеству правительства, взявшего на себя кризисное управление страной в постбакиевский период, восстановление стабильности и правопорядка. Это тяжелейшая задача в условиях, когда враги демократии делают ставку на подрыв межнациональных отношений, раскол страны. Народ ждет от временного правительства подлинно демократического образа действий. А это предполагает прозрачное и честное поведение в конституционном строительстве, честную кадровую политику, борьбу с криминалом и коррупцией и многое другое. Я также не могу не думать об интересах сотен тысяч сограждан, проживающих сейчас за рубежом. Они не хотят быть лишенными своих законных гражданских прав, в числе которых право голосовать на выборах.