2018-02-21T21:44:42+03:00

Можно ли навсегда избавить Подмосковье от торфяных пожаров

Методы борьбы с огнем анализируют эксперты
Поделиться:
Комментарии: comments37
Изменить размер текста:

После жуткого смога начала августа за проблему торфяников власти взялись всерьез. Из построенных трубопроводов (а их длина от 20 до 35 км) начали заливать торфяные залежи Егорьевского района, потом окрестности Коломны и Шатуры. Пошли разговоры о долгожданном обводнении торфяников. Но ученые уверены: реальное обводнение пока даже не начиналось. ПРИРОДА ОТОМСТИЛА Торф в качестве топлива используют уже тысячу лет. А осушать в Подмосковье болота, под которыми были торфяники, начали еще в 1876 году. При Советах в области построили даже несколько ГРЭС, работающих исключительно на торфе. Но «высушенная» земля, которую отдали под дачи, оказалась не очень-то плодородной, а верхний торфяной слой в засушливые годы стал просто сдуваться ветром. К тому же в 1960-е годы началась «эпоха газа»: энергетики перешли на куда более дешевое топливо. Разработки забросили, и они начали гореть. Природа словно мстила за осушение болот. Самые сильные пожары случились в 1972 и 2002 годах, когда была засуха. Но этот год, как считают экологи, побил все рекорды: на такой площади и так сильно торфяники не горели еще никогда. В Подмосковье сейчас около 60 тысяч гектаров торфяных залежей, причем около 10 тысяч га горят или тихо тлеют постоянно, даже зимой. Именно их и начали заливать в первую очередь. Но... нужно ли это делать? ХВАТИТ ДЕСЯТКА БУЛЬДОЗЕРОВ Доцент Пермского университета Владимир Сретинский еще в 1990 году запатентовал простой и дешевый способ тушения. Дело в том, что торф горит при температуре около 600 градусов. И если эту температуру понизить, горение прекратится. А сделать это нетрудно. Бульдозер поднимает слой негорящего торфа рядом с очагом и тащит его на горящий торфяник. Горящий торф перемешивается с более холодным и постепенно гаснет. Десятка бульдозеров достаточно, чтобы потушить самый большой очаг. Метод был много раз опробован в пермских лесхозах и был признан удачным. - Да, он может использоваться. Но исключительно для поверхностных пожаров, - уверен замдиректора Института экологического почвоведения МГУ Герман Куст. - В Подмосковье же торф залегает глубоко. Там выгорают целые полости, и никакой бульдозер, к сожалению, их не потушит. Необходима влага. ВОДА УЙДЕТ, А МЫ ОСТАНЕМСЯ Ученые уверены: просто залив торфяник водой, можно потушить конкретный пожар. Потом вода частично уйдет вглубь, частично испарится, и торф вспыхнет снова. - Торфяники нужно обводнять комплексно, то есть возвращать туда столько воды, сколько было забрано, - считает директор Института водных проблем РАН Виктор Данилов-Данильян. - Но вот беда: когда торфяники осушали, рыли так называемые сбросные каналы, и вода из торфяных болот самотеком стекала в реки. А гнать ее обратно придется насосами. Это дорого и технически непросто. Валерий Вуглинский, замдиректора Государственного гидрологического института, предлагает не тратить огромные деньги на перекачку воды из рек обратно в болота. Тем более что в Центральной России водные ресурсы ограничены. - Восстановить болота на месте торфяников можно проще. Нужно везде, где можно, ликвидировать ранее выкопанные дренажные канавы - убрать ненужную мелиоративную сеть. Тогда природа сама отрегулирует необходимую влажность почвы в бывших болотах. С ученым согласна координатор проектов международного бюро по сохранению водно-болотных угодий Татьяна Минаева. - Ситуация парадоксальна: выработка торфа давно заброшена, а осушительная сеть по-прежнему действует. Сколько бы дождя и снега ни выпало, сколько бы воды ни поступало из грунта, вся эта влага стекает через осушительные каналы в реки. А торфяники продолжают сохнуть. Может быть, в водоотводных каналах попросту поставить перемычки - чтобы вода не стекала, а оставалась, обводняя торфяники естественным образом? Логично, но тоже рискованно. Один раз мы в природу уже вмешались и получили горящие торфяники. Теперь, искусственно возвращая болота, можем обмелить реки...

Шатурский район. Пожарные тушат торфяники без выходных уже 1,5 месяца.

Шатурский район. Пожарные тушат торфяники без выходных уже 1,5 месяца.

ДАЧНИКОВ - В БОЛОТО Итак, ученые сходятся в одном: обводнять торфяники нужно. Вопрос лишь в методе. Но вот незадача: на осушенных торфяниках выросли дачные поселки. Вернешь болота - оставишь сотни тысяч человек без дачных участков. Тогда каждому придется платить компенсацию, да еще и искать место под новую фазенду. Как же быть? Замдекана почвоведения МГУ Владимир Гончаров предлагает повторить западный опыт. - Там на осушенных территориях введена система двустороннего регулирования водного режима, - поясняет Гончаров. - Если засуха - уровень грунтовых вод искусственно поднимают, чтобы торф не горел. Если лето влажное - уровень вод опускают, чтобы не было заболачивания. В Голландии, по словам ученого, так регулируют влажность на 80% «торфяных» территорий. А в Финляндии - на 100%! Однако «двусторонняя» система - игрушка сложная и дорогая. Это и водоотводные каналы, и насосы, и сотни километров труб... Зато торфяники не горят, экология не страдает, а столь дефицитная в Европе (и Подмосковье!) земля используется эффективно. Будут внедрять эту или другую систему, пока не ясно. - Сейчас целый ряд ведомств, в том числе федеральные, разрабатывает комплексную программу обводнения торфяников, - рассказал «Комсомолке» зам. председателя правительства Московской области Сергей Кошман. - Будут учтены все мнения. Владимир Путин пообещал выделить на программу обводнения - если она его устроит - от 20 до 25 миллиардов рублей. А губернатор Подмосковья Борис Громов заявил, что обводнение реально выполнить в три-четыре года. Остается надеяться, что мы увидим не привычное для России «освоение бюджетных средств», а новые - на месте сгоревших - леса. И никакого торфяного дыма. ДОСЛОВНО Топливо для вдохновения Торфяные пожары начала XX века вдохновили Анну Ахматову. Вот отрывок из ее стихотворения, написанного 20 июля 1914 года: Пахнет гарью. Четыре недели Торф сухой по болотам горит. Даже птицы сегодня не пели, И осина уже не дрожит. Стало солнце немилостью Божьей, Дождик с Пасхи полей не кропил. Приходил одноногий прохожий И один на дворе говорил: «Сроки страшные близятся. Скоро Станет тесно от свежих могил. Ждите глада, и труса, и мора, И затменья небесных светил... ДРУГОЕ МНЕНИЕ Игорь МИХЕЕВ, член экспертного совета Госдумы по энергетике: «Пора вернуться к добыче торфа!» - Чтобы торфяники не горели, на них нужно возродить добычу. Это не парадокс. Ведь добыча, как правило, ведется гидроспособом - когда торф режут струей воды. Такой торфяник, разумеется, не горит - ведь он влажный. Горят лишь заброшенные разработки. - Но кому сейчас нужен торф? От него же давно отказались! - И зря. В 1960 году мы добывали 280 миллионов, а сейчас - всего три миллиона. Между тем в Финляндии и Ирландии, например, добыча торфа ежегодно растет. Его поставляют в другие страны Европы для производства удобрений. А еще из торфа делают лекарства (мы их, кстати, закупаем за границей, а могли бы производить сами) и топливо. Например, синтез-газ - когда подсушенный торф нагревают и он начинает разлагаться. Это очень дешевое топливо. А еще торф - великолепный, лучше каменного угля, сорбент и используется для очистки воды. Торф - природное богатство, Московская область на нем может здорово заработать, появятся и новые рабочие места. Заодно решится и проблема пожаров. КСТАТИ Тушить... поливалками Не секрет - пожарных машин остро не хватает. Но тушить торфяники, оказывается, можно и поливальной техникой - той, что моет дороги. Ведь на поливомоечной машине есть, как и на пожарной, насос для воды. И к ней можно присоединить пожарный шланг. Вода из него хлещет приличным, в пять атмосфер, напором. - Такую технику нам выделяла городская администрация, - рассказал «Комсомолке» капитан внутренней службы Шатурского пожарного гарнизона Сергей Юдин. - Проблема в том, что эти машины не полноприводные, то есть предназначены только для города и не по каждой дороге могут проехать. Вторая проблема: коммунальщики не всегда эту технику дают. Муниципальные предприятия ее выделяют без разговоров, а вот частные, бывает, жалеют. - Во-первых, мне дороги и газоны поливать надо, выполнять обязательства по госконтракту. От этого зарплата сотрудников зависит, - рассказал «КП» Сергей, замдиректора одной из коммунальных компаний. - Во-вторых, машина на пожаре может повредиться - сгореть, в торфяник провалиться - да мало ли... А механизм компенсации не прописан. Для таких случаев его нужно прописать, тогда, я думаю, любой частник поможет.

Еще больше материалов по теме: «Москва: торфяные пожары»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы: