2018-04-02T13:40:35+03:00

Как Михвас явил миру Мессинга

6 ноября исполнилось бы 90 лет легендарному журналисту "Комсомолки" Михаилу Хвастунову
Поделиться:
Комментарии: comments22
Изменить размер текста:

Его по праву считают отцом советской научной журналистики. Михаил Васильевич (коллеги уважительно называли Михвасом) еще в 50-е создал в "Комсомольской правде" лучший среди газет отдел науки. Он собрал здесь и воспитал талантливую молодежь, которую позже стали называть золотыми перьями: Ярослава Голованова, Владимира Губарева, фантаста Дмитрия Биленкина, Леонида Репина и многих других.

Знаменитый "Клуб любознательных", где появилось немало сенсаций - тоже его детище. А еще он невольно оказался причастен к буму последних лет вокруг Вольфа Мессинга. Об этом мы и решили поговорить с Галиной Тереховой. Юная журналистка познакомилась с мэтром Хвастуновым в "Комсомолке". Вскоре стала его женой. На ее глазах и начиналось история с ясновидцем.

- Галина Ивановна, Дима Быков пишет, что Мессинг на глазах становится главным российским брендом, сменяя Гагарина, Достоевского, спутник, водку и балалайку. Источник бурного потока книг, фильмов, статей один - мемуары ясновидца, написанные Михаилом Хвастуновым еще почти полвека назад. С другой стороны, Михваса сейчас обвиняют, даже оскорбляют в иных газетах, дескать, это он обольстил, обманул, обвел вокруг пальца простодушного телепата, который и не помышлял о мемуарах, втерся к нему в доверие, выдумал, сфабриковал его фантастические похождения, которые сейчас тиражируют, экранизируют все, кому ни лень.

- К сожалению, грязи на Михаила Васильевича в последнее время вылито очень много всякими "разоблачителями".

- Так давайте восстановим истину. Как все было на самом деле?

- Михаил Васильевич много лет сотрудничал с серьезным в ту пору издательством "Советская Россия". Выпустил целую серию научно-популярных книг о растениях, животных, металлах. Жанр очень востребованный, ведь наука тогда была в почете! В 63-м ему предложили записать мемуары Мессинга. Фактически написать. Это называлось "литературная обработка". Михвас, если честно, был шокирован. Он - большой писатель, известный далеко за рубежами СССР, автор более двух десятков книг, переведенных на 25 языков! И предлагать ему "негритянскую работу", записывать за другими?!

- Ага, не царское это дело.

- Опытный редактор издательства Валентина Алексеевна Голубкова долго уговаривала, мол, познакомьтесь, хотя бы посмотрите на него, может, заинтересует. Человек-то феноменальный. В конце концов муж сдался. Так Мессинг появился у нас в доме на Беговой. Он уже отверг двух журналистов, которых издательство предлагало для написания мемуаров. Хвастунов был третьим кандидатом.

- А кем, простите, тогда был Мессинг?

- Простой эстрадный артист оригинального жанра, приписанный к московской филармонии. Заслуженного артиста РСФСР Вольф Григорьевич получил гораздо позже, в 1971-м. У него был график гастролей по Советскому Союзу. Была ставка, высокая по тем временам. Вся его жизнь состояла из разъездов, концертов. Выступал с "психологическими опытами по чтению мыслей зрителей". Еще угадывал, куда зрители прятали вещи. Со сцены предсказаний не делал, гипнозом тоже не занимался. В то время конкурентов у него еще не было, потом только появились.

- И как прошла первая встреча на Беговой?

- Друг другу они понравились. Михваса действительно заинтересовали феноменальные способности артиста. Вольф Григорьевич стал часто бывать в нашем доме. К нам же постоянно приходило много людей. Ребята с отдела науки "Комсомолки", ученые, переводчики, поэты, редакторы. Мессинг был поначалу для них как раритет. Ему тоже льстило внимание новой публики. У него была фишка: когда расходились поздно, объявлял, с какой стороны улицы появится свободное такси. И всегда угадывал! Я как-то спросила: "Вольф Григорьевич, а почему не ездите общественным транспортом? На троллейбусе, например?" "Вы знаете, Галочка, меня могут толкнуть в троллейбусе, наступить на ногу, я могу рассердиться на человека. И ему потом будет плохо. Поэтому не хочу, чтобы люди из-за меня страдали. Вот и стараюсь меньше оказываться в ситуациях, когда на кого-то рассержусь, обижусь".

Он был чрезвычайно добрый, очень отзывчивый. Я видела фильмы и на Первом канале и на Втором. Они не имеют ничего общего с реальным Вольфом Григорьевичем. Это был старый, в годах ребенок по своему уровню развития. Мог, например, спросить, а кто такой Шекспир? Просто был абсолютно далек от всего этого. Жил в своем мире ощущений, предвидений. Большой добрый ребенок, не тронутый образованием. Охотно людям предсказывал их будущее. Но никогда не говорил ничего плохого: когда человек заболеет, потеряет близких, сам умрет. Хотя и видел трагичное, по его словам. Это было его кредо. Только положительная информация, приятная. Когда человек получит повышение по службе и тому подобное.

- А вам лично что-то предсказывал?

- Начало сентября 65-го было жарким. Он спрашивает: "А чего вы в Москве сидите, Галя, здесь так жарко и душно? Поезжайте на дачу!". Я была беременна, ответила, что боюсь отрываться от Москвы. Тогда же не было мобильных телефонов, чтобы срочно вызвать "Скорую" в случае родов. Он не спросил, когда мне рожать. Думаю, даже не знал, сколько времени женщина вынашивает ребенка. Своих - то детей никогда не было. Мессинг походил вокруг, прикладывая руку ко лбу, закатывая глаза. Он любил такую картинность. Потом повернулся ко мне: "Все, поезжай на дачу. А 26 сентября обязательно возвращайся в Москву!" Я вернулась в срок. А утром 27-го родилась Олечка. Муж позже рассказал: он еще не успел дозвониться до роддома, узнать, что и как, и тут Вольф первым поздравил его. С дочкой. Как узнал?

- Может, сам позвонил в роддом?

- Не думаю. Дар был. Потом у меня появились проблемы с Олей, как у многих кормящих матерей. Дети кусают сильно грудь, начинается болезнь. Михвас пожаловался Вольфу, мол, Гале плохо, температура поднялась, грудь набухает. Как бы заражение не случилось.

"Ничего не будет!" - ответил Вольф Григорьевич. И действительно, как рукой сняло всю боль.

Он часто приезжал к нам, когда Оля была маленькой. С умилением глядел на нее. И однажды попросил: "Подарите мне ее." Я рассмеялась: "Вольф Григорьевич, зачем она вам?" "Вы же знаете, у меня очень большое наследство. А мне некому это оставить. Нет наследников!" Он имел в виду деньги. Мессинг действительно очень много зарабатывал.

"Ну, Вольф Григорьевич, не могу ничем помочь".

"Она будет королевой!"- сказал вдруг он.

Странно, как может ею быть, в каком смысле? Но я до сих пор жду, когда Оля станет королевой. Потому что свято верю во все его предсказания. Жду. Смешно, но это так.

- Вернемся к книге. Как долго шла работа над мемуарами?

- Два года, если не больше. Они много общались, беседовали. Все, что касается биографии Мессинга, написано Михвасом с его слов. Что тот считал нужным сказать, то он и записывал. Жанр обязывал, поймите. Это не сочинение Хвастунова, а мемуары Мессинга от первого лица! Сам ничего не придумывал, не фантазировал. Разве что вложенные в уста Мессинга рассуждения о сверхъестественных явлениях, ясновидении принадлежат Михвасу. Тут уж его любовь к науке победила. Но что касается фактов, это все к Мессингу. Да и как Хвастунов мог проверить сказанное Мессингом? Про ту же встречу со Сталиным, например? Кто бы его допустил в секретные архивы? Вы помните, какое время было? Да, Вольф приносил старые, обветшалые совсем, пожелтевшие от времени газеты на немецком и польском языках. Поскольку я этих языков не знаю, их не читала. А Михвас по-немецки понимал. В газетах описывались случаи из жизни Вольфа в Польше, Германии. Они внимательно изучали статьи. Если их можно считать каким-то подтверждением, пусть будут. Но, повторяю, Михвас в той ситуации не был расследователем, даже журналистом. Всего лишь добросовестно записывающим человеком. Литобработчиком. И все, что сейчас ему приписывается, интерпретируется, вменяется в вину - на совести авторов. Когда книга еще только задумывалась, было условие, что это литературная запись. Михаил Васильевич даже возражал, чтобы стояла его фамилия.

Напомню, книга называлась "Вольф Мессинг. О САМОМ СЕБЕ". Заканчивалась она так:

"Сегодня я был просто Вольфом Григорьевичем. А завтра у меня снова выступление. Надо будет с утра собирать силы, сосредотачиваться. Надо снова становиться Вольфом Мессингом!

Поверьте, им нелегко быть.

1964-1965 гг. Литературная запись Михаила Васильева"

- Одно из обвинений - Хвастунов специально спрятал свои фантазии, измышления, стряпню под псевдонимом.

- Это его официальный псевдоним. Все книги, а их, напомню, более двух десятков, были написаны Михаилом Васильевым.

- Но мемуары Мессинга так и не увидели свет в 1965-м. Пишут, что соавторы просто не поделили будущий гонорар.

- Глупости. Гонорар был известен заранее. Мессинг был очень обеспеченным человеком, чтобы ссориться из-за гонорара. Михвас тоже хорошо зарабатывал и как журналист Хвастунов и как писатель Васильев.

- Другие версии - КГБ запретило печатать ахинею про сверхъестественные способности, ясновидение, к тому же Сталин, Берия сами попали под негласный запрет к тому времени.

- А еще была версия, что это КГБ поставило Михваса следить за подозрительным иностранцем- феноменом. Тоже чушь. Это Мессинг постоянно ходил к нам на Беговую, а не "сексот" Хвастунов к нему домой.

Причина гораздо проще. Издательство в последний момент решило подстраховаться, ведь тема оказалась смелой для того времени. Чтобы не обвинили "Советскую Россию" в мракобесии, потребовали написать к мемуарам предисловие кого-то из авторитетных советских ученых. Дескать, это действительно феномен, пока непонятный науке. Но мы Мессинга начали изучать. И есть уже первые результаты.

Но тут Вольф Григорьевич закусил удила, категорически отказался быть подопытным кроликом. Даже ради мемуаров. У Мессинга была позиция: если наука не верит в его сверхспособности, это ее дело. Он ничего ученым доказывать не будет, никаких экспериментов над собой не допустит! Кадры в фильмах, как ему на голову надевают специальный шлем, опутывают проводами, датчиками - фантазия сценаристов. В жизни такого не было.

А без научного предисловия редакция отказалась публиковать мемуары. Ряд глав был тогда же, в 1965-м, опубликован в журнале "Наука и религия", популярном в то время. В четырех номерах. Потом в других изданиях. КГБ, как видите, этому не мешало. И фамилия Сталина, Берии никого не напугали.

Бриллиант на шее

- Впрочем, одна история с компетентными органами была, - вспоминает Галина Ивановна. - Мессинг носил большой роскошный бриллиант. В мешочке на шее. Нам показывал, говорил, что это артистический атрибут. Мол, алмаз обладает свойством завораживать зрителей, приковывать внимание. Действительно, только перед выходом на сцену одевал кольцо с бриллиантом на палец. Представляете: полумрак в зале, а со сцены - ослепительный алмазный блеск. Когда в 1974-м у артиста случился удар, т.е. инсульт, приехала "Скорая". Мессинга отвезли в больницу. Где он и умер. А бриллиант пропал. То ли врачи присвоили, то ли еще кто. Видно, органы знали о камне, началось расследование. Михаилу Васильевичу звонил следователь, пригласил в прокуратуру. Фамилию его запомнила, редкая потому что, необычная - Дейнека.

- Что, и Хвастунов попал под подозрение?

- Да нет, он с Дейнекой этим ездил в Алмазный фонд. Осматривали все знаменитые бриллианты России, хранившиеся там, чтобы на их основе составить "словесный портрет" драгоценного камня Мессинга. Какая величина, огранка, цвет. Нашли бриллиант или нет, не знаю.

А в 78-м ушел из жизни и Михаил Васильевич. Тоже инсульт виноват. Опять позвонил следователь Дейнека: "Говорят, у вас дома есть неопубликованная глава книги про ясновидение Мессинга. Не могли бы мне ее передать на время?". Прислал курьера, я отдала главу. Через довольно продолжительное время стала беспокоиться о ее судьбе. Позвонила, мне ответили, что следователь Дейнека умер. Так что оригинал пропал. Может, где-то в архивах прокуратуры до сих пор хранится, или выбросили давно. Но в перепечатках глава сохранилась. И только в 1990 - м друг Михваса Рэм Щербаков, постоянный участник посиделок с Мессингом на Беговой, смог полностью опубликовать мемуары. Спустя четверть века после их написания.

ОЛЬГА ХВАСТУНОВА: "ОБИДНО ЗА ПАПУ!"

Малышка, которую хотел "удочерить" Вольф Григорьевич и сделать королевой, давно выросла. Стала журналисткой, как папа и мама. Одно время тоже работала в "Комсомольской правде". К юбилею отца создала сайт hvastunov.ru.

- Странным образом наша семья по-прежнему связана с Вольфом Григорьевичем, - рассказывает Ольга. - Мой старший брат - профессор, доктор биологических наук Рюрик Михайлович Хвастунов. У него более полутора сотен научных работ, изобретений по очень сложным темам, которые я и выговорить - то не могу. Одну статью он посвятил разоблачению сверхъестественных способностей Мессинга. Второй папин сын, профессор Михаил Голубков, автор учебников по современной литературе, написал недавно увлекательный конспирологический роман-триптих "Миусская площадь". Один из героев - Мессинг.

- Ну, а твой вклад в семейную мессингиану?

- О Вольфе Григорьевиче вышло около десяти книг разных авторов в последнее время. В основном все они - переписанная книга Михаила Васильева. Для меня самое обидное не столько то, что многие переписывают папину книгу, не затрудняясь даже сослаться на нее, а то, что вокруг его имени наплетено сегодня множество вранья. Я решила, что буду бороться с клеветниками, "заимствователями" через суд. Есть и юрист. Любопытная опять же история. У маминой давней подруги Марины однажды заболели зубы и Мессинг их "заговорил". Сказал, что больше болеть никогда не будут. Столько лет уже прошло, а зубы действительно не болят. Не веришь? Могу организовать встречу, она сама много про Мессинга интересного расскажет. Так вот, у Марины есть дочь. Юрист. Аня специализируется на авторском праве. Можешь считать это совпадением или еще чем, но она-то и будет помогать мне бороться с клеветниками.

Еще больше материалов по теме: «Вольф Мессинг»

Понравился материал?

Подпишитесь на ежедневную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

 
Читайте также