Премия Рунета-2020
Россия
Москва
-3°
Boom metrics
Общество18 ноября 2010 5:05

Из жизни небогатых

Богатые покупают себе квартиры и машины, живут в просторных квартирах с евроремонтами, получают достойное образование в престижных вузах, женятся или выходят замуж за таких же обеспеченных
Источник:kp.ru

Моя соседка Лера мыслит стереотипами и не признает компромиссов. Жизнь, по ее мнению, устроена просто и незатейливо, и каждый в ней занимает свою нишу. Богатые покупают себе квартиры и машины, живут в просторных квартирах с евроремонтами, получают достойное образование в престижных вузах, женятся или выходят замуж за таких же обеспеченных. Простым людям, к которым Лера раз и навсегда с незапамятных времен отнесла и себя, за богатыми не угнаться. У них, у небогатых, все гораздо проще. Небольшая двухкомнатная квартира с коврами на стенах, бумажными обоями в петухах и крашеными деревянными полами, диплом инженера сантехсистем, полученный в свое время потому, что институт был через дорогу от дома, скучная, зато непыльная и стабильная работа по перекладыванию бумажек в какой-то конторе. В стремлении к чему-то большему для себя Лера не видит смысла. Каждый сверчок знай свой шесток. Подобная философия проявляется во всех ее поступках, начиная с мелочей. Например, покупать себе одежду Лера привыкла на вещевом рынке. Потому что в бутиках, к которым она причисляет практически все магазины, отовариваются только богатые. Подруги не могут понять ее этой логики. Разглядывая Лерины обновки: жуткие косо раскроенные брюки в мелкую клетку, или аляповатые майки в кошечках, расшитые стразиками и пайетками, или невообразимого цвета китайский пуховик - подруги только вздыхают. - Слушай, ну ведь в магазине совершенно те же цены, ничуть не дороже! – осторожно говорят они Лере. – А если дождаться распродажи, то и дешевле! А вещи гораздо лучше, красивее и качественнее… - Не знаю! – безапелляционно перебивает Лера. – Я по магазинам не хожу. Мы люди простые, скромные, куда уж нам за брендами гоняться. Фирменные вещи я себе позволить не могу. В магазин Леру не затащить. Сам интерьер современного торгового центра, пальмы и фонтаны, любезные продавцы с приветливыми улыбками, чистые полы и светлые примерочные кабины заставляют ее напряженно ждать подвоха. Лера чувствует себя «не в своей тарелке» и в панике убегает с порога магазинчика, не успев присмотреться ни к вещам, ни к ценам. Ну не может быть, чтоб покупателя просто так «облизывали» без какой-то для себя выгоды. Чтобы совершенно бесплатно приветливо здоровались и искренне хотели помочь с выбором. «Явно что-то хотят втюхать! – рассуждает Лера. – Иначе зачем все эти танцы?». То ли дело на рынке. Там Лера как рыба в воде – легко и остроумно ответит на хамство, приструнит пролезшего без очереди ушлого дедулю или призовет к порядку обнаглевшего продавца. Там если и обманут, то как-то не обидно, по-свойски. В конце концов, их ведь тоже можно понять, недаром говорится – «не обманешь, не продашь». И в личной жизни Лера наступает на те же грабли. Вид шикарных мужчин в пиджаках и галстуках, их галантные манеры вызывают у неё недоумение и настороженность. Кофе в постель и охапки роз под дверь приносят только в кино. Ну не по-нашему это как-то. В обычной семейной жизни обычных людей все должно быть просто и понятно. Лерин муж, среднестатистический мужчинка с ранней лысиной и вытянутыми трикотажными коленками - поразительно ленив. Если бы он работал, терпеть его в принципе было б можно. Беда только, что периоды его трудоустройства длятся недолго, ибо никто и нигде не может понять всей глубины его личности. Лера носится с ним, как с неразумным дитятей, кормит, одевает и периодически лечит от депрессии. - Да у всех так! – уверенно заявляет она. – Не одно, так другое. Идеальных семей не бывает. Лера скептически слушает подруг, которые хвастаются своими мужьями – и внимательные-то они, и заботливые, и зарабатывают хорошо, и цветы дарят просто так, и недоверчиво качает головой. С чего это нормальному мужчине, много лет проживающему в стабильном браке, вдруг ни с того ни с сего дарить жене подарки, - не восьмого марта даже? Зачем дома выходить к обеду не в майке и трусах, а в рубашке и брюках? Какие там сюсюкания , мусики и гусики могут быть через десять – пятнадцать лет совместной жизни? Значит, в чем-то виноват, хвостом метет, рассуждает Лера. Совесть-то нечиста. Всё это не просто так. То ли дело в семье у Леры – никаких подводных камней, все проблемы на виду и на слуху у всего многоэтажного дома - безденежье, крики и скандалы через день. В этой обстановке Лера чувствует себя уверенно, как рыба в воде. И менять что-то она совершенно не считает нужным…

Моя соседка Лера мыслит стереотипами и не признает компромиссов. Жизнь, по ее мнению, устроена просто и незатейливо, и каждый в ней занимает свою нишу. Богатые покупают себе квартиры и машины, живут в просторных квартирах с евроремонтами, получают достойное образование в престижных вузах, женятся или выходят замуж за таких же обеспеченных. Простым людям, к которым Лера раз и навсегда с незапамятных времен отнесла и себя, за богатыми не угнаться. У них, у небогатых, все гораздо проще. Небольшая двухкомнатная квартира с коврами на стенах, бумажными обоями в петухах и крашеными деревянными полами, диплом инженера сантехсистем, полученный в свое время потому, что институт был через дорогу от дома, скучная, зато непыльная и стабильная работа по перекладыванию бумажек в какой-то конторе. В стремлении к чему-то большему для себя Лера не видит смысла. Каждый сверчок знай свой шесток. Подобная философия проявляется во всех ее поступках, начиная с мелочей. Например, покупать себе одежду Лера привыкла на вещевом рынке. Потому что в бутиках, к которым она причисляет практически все магазины, отовариваются только богатые. Подруги не могут понять ее этой логики. Разглядывая Лерины обновки: жуткие косо раскроенные брюки в мелкую клетку, или аляповатые майки в кошечках, расшитые стразиками и пайетками, или невообразимого цвета китайский пуховик - подруги только вздыхают. - Слушай, ну ведь в магазине совершенно те же цены, ничуть не дороже! – осторожно говорят они Лере. – А если дождаться распродажи, то и дешевле! А вещи гораздо лучше, красивее и качественнее… - Не знаю! – безапелляционно перебивает Лера. – Я по магазинам не хожу. Мы люди простые, скромные, куда уж нам за брендами гоняться. Фирменные вещи я себе позволить не могу. В магазин Леру не затащить. Сам интерьер современного торгового центра, пальмы и фонтаны, любезные продавцы с приветливыми улыбками, чистые полы и светлые примерочные кабины заставляют ее напряженно ждать подвоха. Лера чувствует себя «не в своей тарелке» и в панике убегает с порога магазинчика, не успев присмотреться ни к вещам, ни к ценам. Ну не может быть, чтоб покупателя просто так «облизывали» без какой-то для себя выгоды. Чтобы совершенно бесплатно приветливо здоровались и искренне хотели помочь с выбором. «Явно что-то хотят втюхать! – рассуждает Лера. – Иначе зачем все эти танцы?». То ли дело на рынке. Там Лера как рыба в воде – легко и остроумно ответит на хамство, приструнит пролезшего без очереди ушлого дедулю или призовет к порядку обнаглевшего продавца. Там если и обманут, то как-то не обидно, по-свойски. В конце концов, их ведь тоже можно понять, недаром говорится – «не обманешь, не продашь». И в личной жизни Лера наступает на те же грабли. Вид шикарных мужчин в пиджаках и галстуках, их галантные манеры вызывают у неё недоумение и настороженность. Кофе в постель и охапки роз под дверь приносят только в кино. Ну не по-нашему это как-то. В обычной семейной жизни обычных людей все должно быть просто и понятно. Лерин муж, среднестатистический мужчинка с ранней лысиной и вытянутыми трикотажными коленками - поразительно ленив. Если бы он работал, терпеть его в принципе было б можно. Беда только, что периоды его трудоустройства длятся недолго, ибо никто и нигде не может понять всей глубины его личности. Лера носится с ним, как с неразумным дитятей, кормит, одевает и периодически лечит от депрессии. - Да у всех так! – уверенно заявляет она. – Не одно, так другое. Идеальных семей не бывает. Лера скептически слушает подруг, которые хвастаются своими мужьями – и внимательные-то они, и заботливые, и зарабатывают хорошо, и цветы дарят просто так, и недоверчиво качает головой. С чего это нормальному мужчине, много лет проживающему в стабильном браке, вдруг ни с того ни с сего дарить жене подарки, - не восьмого марта даже? Зачем дома выходить к обеду не в майке и трусах, а в рубашке и брюках? Какие там сюсюкания , мусики и гусики могут быть через десять – пятнадцать лет совместной жизни? Значит, в чем-то виноват, хвостом метет, рассуждает Лера. Совесть-то нечиста. Всё это не просто так. То ли дело в семье у Леры – никаких подводных камней, все проблемы на виду и на слуху у всего многоэтажного дома - безденежье, крики и скандалы через день. В этой обстановке Лера чувствует себя уверенно, как рыба в воде. И менять что-то она совершенно не считает нужным…

Моя соседка Лера мыслит стереотипами и не признает компромиссов. Жизнь, по ее мнению, устроена просто и незатейливо, и каждый в ней занимает свою нишу. Богатые покупают себе квартиры и машины, живут в просторных квартирах с евроремонтами, получают достойное образование в престижных вузах, женятся или выходят замуж за таких же обеспеченных. Простым людям, к которым Лера раз и навсегда с незапамятных времен отнесла и себя, за богатыми не угнаться. У них, у небогатых, все гораздо проще. Небольшая двухкомнатная квартира с коврами на стенах, бумажными обоями в петухах и крашеными деревянными полами, диплом инженера сантехсистем, полученный в свое время потому, что институт был через дорогу от дома, скучная, зато непыльная и стабильная работа по перекладыванию бумажек в какой-то конторе. В стремлении к чему-то большему для себя Лера не видит смысла. Каждый сверчок знай свой шесток. Подобная философия проявляется во всех ее поступках, начиная с мелочей. Например, покупать себе одежду Лера привыкла на вещевом рынке. Потому что в бутиках, к которым она причисляет практически все магазины, отовариваются только богатые. Подруги не могут понять ее этой логики. Разглядывая Лерины обновки: жуткие косо раскроенные брюки в мелкую клетку, или аляповатые майки в кошечках, расшитые стразиками и пайетками, или невообразимого цвета китайский пуховик - подруги только вздыхают. - Слушай, ну ведь в магазине совершенно те же цены, ничуть не дороже! – осторожно говорят они Лере. – А если дождаться распродажи, то и дешевле! А вещи гораздо лучше, красивее и качественнее… - Не знаю! – безапелляционно перебивает Лера. – Я по магазинам не хожу. Мы люди простые, скромные, куда уж нам за брендами гоняться. Фирменные вещи я себе позволить не могу. В магазин Леру не затащить. Сам интерьер современного торгового центра, пальмы и фонтаны, любезные продавцы с приветливыми улыбками, чистые полы и светлые примерочные кабины заставляют ее напряженно ждать подвоха. Лера чувствует себя «не в своей тарелке» и в панике убегает с порога магазинчика, не успев присмотреться ни к вещам, ни к ценам. Ну не может быть, чтоб покупателя просто так «облизывали» без какой-то для себя выгоды. Чтобы совершенно бесплатно приветливо здоровались и искренне хотели помочь с выбором. «Явно что-то хотят втюхать! – рассуждает Лера. – Иначе зачем все эти танцы?». То ли дело на рынке. Там Лера как рыба в воде – легко и остроумно ответит на хамство, приструнит пролезшего без очереди ушлого дедулю или призовет к порядку обнаглевшего продавца. Там если и обманут, то как-то не обидно, по-свойски. В конце концов, их ведь тоже можно понять, недаром говорится – «не обманешь, не продашь». И в личной жизни Лера наступает на те же грабли. Вид шикарных мужчин в пиджаках и галстуках, их галантные манеры вызывают у неё недоумение и настороженность. Кофе в постель и охапки роз под дверь приносят только в кино. Ну не по-нашему это как-то. В обычной семейной жизни обычных людей все должно быть просто и понятно. Лерин муж, среднестатистический мужчинка с ранней лысиной и вытянутыми трикотажными коленками - поразительно ленив. Если бы он работал, терпеть его в принципе было б можно. Беда только, что периоды его трудоустройства длятся недолго, ибо никто и нигде не может понять всей глубины его личности. Лера носится с ним, как с неразумным дитятей, кормит, одевает и периодически лечит от депрессии. - Да у всех так! – уверенно заявляет она. – Не одно, так другое. Идеальных семей не бывает. Лера скептически слушает подруг, которые хвастаются своими мужьями – и внимательные-то они, и заботливые, и зарабатывают хорошо, и цветы дарят просто так, и недоверчиво качает головой. С чего это нормальному мужчине, много лет проживающему в стабильном браке, вдруг ни с того ни с сего дарить жене подарки, - не восьмого марта даже? Зачем дома выходить к обеду не в майке и трусах, а в рубашке и брюках? Какие там сюсюкания , мусики и гусики могут быть через десять – пятнадцать лет совместной жизни? Значит, в чем-то виноват, хвостом метет, рассуждает Лера. Совесть-то нечиста. Всё это не просто так. То ли дело в семье у Леры – никаких подводных камней, все проблемы на виду и на слуху у всего многоэтажного дома - безденежье, крики и скандалы через день. В этой обстановке Лера чувствует себя уверенно, как рыба в воде. И менять что-то она совершенно не считает нужным…

Моя соседка Лера мыслит стереотипами и не признает компромиссов. Жизнь, по ее мнению, устроена просто и незатейливо, и каждый в ней занимает свою нишу.

Богатые покупают себе квартиры и машины, живут в просторных квартирах с евроремонтами, получают достойное образование в престижных вузах, женятся или выходят замуж за таких же обеспеченных.

Простым людям, к которым Лера раз и навсегда с незапамятных времен отнесла и себя, за богатыми не угнаться.

У них, у небогатых, все гораздо проще. Небольшая двухкомнатная квартира с коврами на стенах, бумажными обоями в петухах и крашеными деревянными полами, диплом инженера сантехсистем, полученный в свое время потому, что институт был через дорогу от дома, скучная, зато непыльная и стабильная работа по перекладыванию бумажек в какой-то конторе. В стремлении к чему-то большему для себя Лера не видит смысла. Каждый сверчок знай свой шесток.

Подобная философия проявляется во всех ее поступках, начиная с мелочей.

Например, покупать себе одежду Лера привыкла на вещевом рынке. Потому что в бутиках, к которым она причисляет практически все магазины, отовариваются только богатые. Подруги не могут понять ее этой логики. Разглядывая Лерины обновки: жуткие косо раскроенные брюки в мелкую клетку, или аляповатые майки в кошечках, расшитые стразиками и пайетками, или невообразимого цвета китайский пуховик - подруги только вздыхают.

- Слушай, ну ведь в магазине совершенно те же цены, ничуть не дороже! – осторожно говорят они Лере. – А если дождаться распродажи, то и дешевле! А вещи гораздо лучше, красивее и качественнее…

- Не знаю! – безапелляционно перебивает Лера. – Я по магазинам не хожу. Мы люди простые, скромные, куда уж нам за брендами гоняться. Фирменные вещи я себе позволить не могу.

В магазин Леру не затащить. Сам интерьер современного торгового центра, пальмы и фонтаны, любезные продавцы с приветливыми улыбками, чистые полы и светлые примерочные кабины заставляют ее напряженно ждать подвоха. Лера чувствует себя «не в своей тарелке» и в панике убегает с порога магазинчика, не успев присмотреться ни к вещам, ни к ценам. Ну не может быть, чтоб покупателя просто так «облизывали» без какой-то для себя выгоды. Чтобы совершенно бесплатно приветливо здоровались и искренне хотели помочь с выбором. «Явно что-то хотят втюхать! – рассуждает Лера. – Иначе зачем все эти танцы?».

То ли дело на рынке. Там Лера как рыба в воде – легко и остроумно ответит на хамство, приструнит пролезшего без очереди ушлого дедулю или призовет к порядку обнаглевшего продавца. Там если и обманут, то как-то не обидно, по-свойски. В конце концов, их ведь тоже можно понять, недаром говорится – «не обманешь, не продашь».

И в личной жизни Лера наступает на те же грабли. Вид шикарных мужчин в пиджаках и галстуках, их галантные манеры вызывают у неё недоумение и настороженность. Кофе в постель и охапки роз под дверь приносят только в кино. Ну не по-нашему это как-то. В обычной семейной жизни обычных людей все должно быть просто и понятно.

Лерин муж, среднестатистический мужчинка с ранней лысиной и вытянутыми трикотажными коленками - поразительно ленив. Если бы он работал, терпеть его в принципе было б можно. Беда только, что периоды его трудоустройства длятся недолго, ибо никто и нигде не может понять всей глубины его личности. Лера носится с ним, как с неразумным дитятей, кормит, одевает и периодически лечит от депрессии.

- Да у всех так! – уверенно заявляет она. – Не одно, так другое. Идеальных семей не бывает.

Лера скептически слушает подруг, которые хвастаются своими мужьями – и внимательные-то они, и заботливые, и зарабатывают хорошо, и цветы дарят просто так, и недоверчиво качает головой. С чего это нормальному мужчине, много лет проживающему в стабильном браке, вдруг ни с того ни с сего дарить жене подарки, - не восьмого марта даже? Зачем дома выходить к обеду не в майке и трусах, а в рубашке и брюках? Какие там сюсюкания , мусики и гусики могут быть через десять – пятнадцать лет совместной жизни? Значит, в чем-то виноват, хвостом метет, рассуждает Лера. Совесть-то нечиста. Всё это не просто так.

То ли дело в семье у Леры – никаких подводных камней, все проблемы на виду и на слуху у всего многоэтажного дома - безденежье, крики и скандалы через день. В этой обстановке Лера чувствует себя уверенно, как рыба в воде.

И менять что-то она совершенно не считает нужным…