2016-12-05T15:18:33+03:00

О провинциальной принцессе и самом вкусном в мире пирожке

Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во Владивосток на электричках. Часть 5 [видео]
Поделиться:
Комментарии: comments81

На электричках до Владивостока. День 3.Наши спецкоры продолжают путешествие из Москвы во Владивосток на электричкахВиктор ГУСЕЙНОВ

Изменить размер текста:

Журналисты "КП" продолжают свое путешествие по России на электричках. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Журналисты "КП" продолжают свое путешествие по России на электричках.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

(продолжение. Читайте часть 1, часть 2, часть 3 и часть 4 )

21.30

Эстетическая удача. В дальнем конце вагона Витя заприметил симпатичную девушку. Попытался было снять (фотографически) мисс электрички «Урень-Шахунья» (уже тысячу километров Витя вынашивает идею федерального конкурса «Мисс электричка»). Но вдруг посуровел. Зачехлил камеру.

- Ей меньше 18-ти, значит, только с разрешения родителей, – говорит. – Да и папа у нее того…

Девушка из местной аристократии. Принцесса Шахуньи. Дочь главы полиции. В маленьких городках этот пост посильнее мэра будет. Девушка с друзьями каталась в Нижний и возвращается одна в ночи.

- Как это вас папа отпустил? – удивляюсь.

- Ну а что со мной случится? – пожимает плечами.

Бесстрашный возраст. Говорит, почти весь ее выпускной класс уезжает из Шахуньи – нет работы. Что жить в Шахунье можно – есть кинотеатр, кафе, даже клуб. И должность хорошую ей, конечно, найдут. Но есть мечта. Питер. А лучше (глаза вспыхивают) в Москву.

Перед посадкой на очередную электричку. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Перед посадкой на очередную электричку.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

23.15

Ночуем в Шахунье. На вокзале комната отдыха есть, но ее администратор куда-то пропал. К счастью, находим маленькую холодную гостиничку. По пути таксист рассказывает, что вокруг пилят лес. Нет здесь другого бизнеса.

Журналисты "КП" в гостинице. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Журналисты "КП" в гостинице.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

10.15

Кировская область. Пересекаем границу Вятского края. О Кирове рвется писать Витя. Он изумлен. Сначала его удивило, что мы вообще оказались в Вятке.

- Мы должны быть в Кирове! – испугался он.

- Витя, крепись, мы еще и в Хлынове.

Отдаю очарованному Гусейнову компьютер.

11.00 (пишет уже Гусейнов)

Тут я узнал две вещи: экс-губернатор Белых сидит, а вятский певец Шура заявил, что за 20 лет в городе ничего не изменилось. Посмотрел сайт Шуры.

- А он зубы, что ли, вставил? – спрашиваю администратора комнаты матери и ребёнка. Мы с Ворсобиным между электричками поселились на вокзале Кирова, ожесточенно споря – кто из нас мать.

- Ага, - отвечает администратор. - Шура что-то скучный стал. Без зубов был веселее.

- Так в чем проблема? – говорю. - Один меткий удар, и артист снова популярен! (Фирменный Витин юморкомментарий Ворсобина).

Виды Кирова. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Виды Кирова.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Итак, вятский анекдот. После ареста губернатора Белыха новый, конечно же, все свалил на старого – дескать, тот все прошляпил и дороги испортил. Местные утверждают, что сам Валуев, когда приезжал бардовский фестиваль послушать, фотографировался с вятскими ямами как с главной городской достопримечательностью. Причем в одну из них - по легенде - залез весь. И вот, в качестве приветственного подарка подданным губернатор распорядился отремонтировать проспект Строителей. А проспект этот – всеобщая городская боль. Асфальт разворочен. Танкодром. Киров, конечно, обрадовался. Да вот беда – в городе два проспекта Строителей. Это местного губера и подвело. Помните “Иронию судьбы”? Или монолог Задорнова о “Втором девятом вагоне”? Во-о-от. Не знаю, как народ и власть друг друга недопоняли. Но власти отремонтировали не тот проспект Строителей…

Второй анекдот.

- Смотри, - показывает мне вятский знакомый Иван на телефоне видео с местного интернет-форума. Рабочие кладут асфальт прямо на снег.

- Это когда было? - спрашиваю.

- Почему было? Они и сейчас кладут.

Едем туда. Действительно. На Преображенском проспекте рабочие покрывают снег асфальтом. Достаю камеру.

На Преображенском проспекте Кирова рабочие кладут асфальт прямо на снег. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На Преображенском проспекте Кирова рабочие кладут асфальт прямо на снег.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Не снимать тут! - бежит злой кавказец с лопатой.

- Тебя вообще кто прислал? - кричит он.

- Владимир Владимирович, - спокойно отвечаю ему, не уточняя, что это Ворсобин.

- Сам? - мужик меняется в лице.

- Ты понимаешь, - тут сзади походит другой кавказец. - Мы тут все по закону делаем. До 15 ноября по нормативам можно.

Ты, мол, у своего Владимира Владимировича спроси - почему такие нормативы утверждают и такие тендеры проводят. Снова пытаюсь снять видео, опять бежит этот гад с лопатой...

- Ты ща со мной тут поговоришь! – заорал на рабочего Иван. И усмирив его, хлопнул меня по плечу. - Очень здорово будет, если ты про наши дороги напишешь! Вдруг поможет.

21.30 (пишет опять Ворсобин)

Чем дальше на восток, тем забавнее красят волосы женщины. Видел розовых бабушек и черно-желтых, огненно-рыжих тетушек… Феминист Гусейнов ругается, говорит: такие наблюдения оскорбляют женщин. Что я встал на скользкий путь. Ладно, молчу.

22.03

Вокзал на станции "Балезино". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Вокзал на станции "Балезино".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Удмуртия. Станция с болезненным названием Балезино. Рекорд. Никогда в жизни я не встречал трех обкуренных за несколько минут. Один паренек подошел, попросил закурить. Другой подошел, попросил покурить. И третий, с рюкзачком, вышел из-за угла и, глядя сквозь нас, спросил: «Откуда вы?».

- Москва...

На станции "Балезино". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На станции "Балезино".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Витя отдал наркоману сигарету. Это был пропуск в Балезино. Поужинали в гостинице за 53 рубля. «Бомж-пакет» с пюре, сухарики, лимонад. Подъем в 3.45 утра.

Наркоман на станции Балезино. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Наркоман на станции Балезино.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

5.30

Едем по Удмуртии. Это видно по скуластым лицам. Удмуртия – часть великой невидимой Финно-Угрии. Местные очень похожи на мою родную эрзю-мокшу (Мордовия - ред.). Говор знакомый. И вкусные шаньги с картошкой, очень похожие на мордовский панджакай. Витю по пути в Пермь накормила добрая соседка-удмуртка. Чувствительный Гусейнов снова забирает у меня компьютер.

Добрая соседка поделилась с журналистами вкусной выпечкой. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Добрая соседка поделилась с журналистами вкусной выпечкой.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

6.40 (пишет Гусейнов)

Светлана Викторовна в третий день своего законного отпуска отправилась к детишкам в Пермь из небольшого удмуртского посёлка Кез. В электричке "Балезино-Пермь 2" она сидела и вязала варежки для своего младшего 12-летнего сына.

- Это вы за день столько связали? - спрашиваю.

- Да вы что, вяжу вот в дороге и дома, когда отдохнуть сажусь.

- И часто такое получается?

Светлана Викторовна рассказывает мне, что работает в колхозе, а дома у них своё хозяйство - большой огород и скот.

- Как же без скотины своей в деревне? - подытоживает она.

- Про политику спроси, - шепчет мне Володя.

- Вы вот Чечню видели, как отстроили? Грозный весь в руинах был, а сейчас - красота какая! А мальчишкам нашим, которые там воевали, копейки платят... Вот почему так? - говорит Светлана Викторовна.

Ну а что ещё может волновать в политике деревенского жителя, который все своими руками делает?

- А можно вас угостить? - достаёт она из сумки булочку. - Это шаньга с мясом, свежая, из печи.

И вроде просто холодная булочка с мясом, но уплетаем быстро - вкусная! Не знаю, может просто сказывается то, что все ингредиенты в ней из своего хозяйства, но, скорее, секрет в том, что, как и варежки для сына, эту шаньгу Светлана Викторовна сделала с любовью.

(Гусейнов настаивает, что этот текст прекрасен – и если я вырежу хоть что-нибудь, он выступит против цензуры похлеще Райкина. Ладно. Лирик, блин... - Ворсобин).

Владимир Ворсобин в поезде. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владимир Ворсобин в поезде.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

08.34

Пермь. Первая в моей жизни встреча с читателями. Они уже два дня предупреждали нас: готовьтесь, встретим. Мы сошли с вагона. Оглянулись.

- Вот и они, – только и успел сказать Витя.

И нас накрыло гостеприимством.

- Я же сказал – это они! – кричал читатель Андрей Куляпин, пытаясь оторвать от Гусейнова руку.

- Таак, сразу в баню! – командовал Александр Городилов, параллельно общаясь с женой. – Дрова подкинула? Ага. Борщ? Понятно. Подожди – а рулька? Угу. Когда электричка? - это уже нам. - Успеем. Не успеем – так через недельку поедете, да? Ну скажите – да! Нет? Ха-ха, шучу… Я вам покажу баню по-городиловски! Серега! - в трубку. - Они приехали! Ну, да те самые... э-э-э, - хитро глядя на нас, наконец, подбирает слово. - Смельчаки, во! Подъезжай, быстро, мало времени! - нам. - Ну вы, блин, даете! Эта ваша затея - моя давняя мечта! Молодцы, черти. Все. Пошли.

На станции "Шаля". Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

На станции "Шаля".Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И понесла нас читательская волна куда-то в Пермь.

- Как бы это… - тихо поделился опасениями Гусейнов.

- Прорвемся, – неуверенно пожимаю плечами.

- А для начала, - провозгласил Городилов. - В магазин!

ИНТЕРАКТИВНАЯ КАРТА ПУТЕШЕСТВИЯ

ВОПРОС ДНЯ

А какое у вас было самое незабываемое путешествие?

Николай ДРОЗДОВ, телеведущий:

- Весь мой экстрим происходил на Северном полюсе. Там я был три раза: два из них на ледоколе и один - долетел на самолете. Совершенно разное впечатление! Вот ты приходишь на судне, взламывая лед толщиной три метра (это высотой с квартиру). А в другой раз просто сели на площадку, расчищенную от снега командой полярников. Жаль, в проруби искупаться не дают. Кто возьмется прорубить трехметровую прорубь?

Оскар КОНЮХОВ, сын путешественника Федора Конюхова:

- Я, как и ваши корреспонденты, отправился из Москвы на родину, во Владивосток. Правда, не на электричках, а на поезде.

Учился тогда в МГУ на первом курсе, денег было немного, на самолет тратиться не стал. В пути был семь дней. За неделю посмотрел, какая у нас большая страна, меняешь часовые пояса и регионы. Это впечатляет!

Корреспонденты «КП» решили проехать всю Россию, пересаживаясь с электрички на электричку. Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Корреспонденты «КП» решили проехать всю Россию, пересаживаясь с электрички на электричку.Фото: Екатерина МАРТИНОВИЧ

Владимир КОЧЕТКОВ, педагог-путешественник:

- Я совершил кругосветку на велосипеде. Прерывался, возвращался на работу в Ульяновск, проводил уроки для детей, но потом вновь выдвигался в путь. Долетал до места, откуда вернулся, а дальше двигался своим ходом. Все шло частями - два месяца по Австралии, три по Америке и так далее. У меня на это ушло 17 лет. Это те эмоции и воспоминания, которые вcю жизнь будут со мной! Мы же за острыми ощущениями едем, а не за красивыми фотографиями.

Михаил ЯРИН, эксперт по экипировке:

- Когда мне было пять лет, жил в поселке в тайге. Я и мой друг поехали на лето в соседнюю деревню. И оттуда на лодке ушли по реке к неизвестной нам пасеке. Мы были такие мелкие, что могли лежать на дне лодки. До сих пор помню, как мы на ней рассекали волны. Все последующие экспедиции с этим не сравнятся!

Антон, читатель сайта KP.RU:

- Отправился на даче в соседний лес за грибами. Увлекся, набрал целое лукошко и заблудился. До ночи плутал, пока к трассе не вышел. Было страшно, запомнил на всю жизнь!

О том, для чего вообще Ворсобин и Гусейнов все это затеяли,читайте здесь.

Читать отчеты:

часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10 часть 11 часть 12 часть 13 часть 14 часть 15 часть 16 часть 17 часть 18 часть 19 часть 20 часть 21 часть 22 часть 23 часть 24 часть 25

Еще больше фото и видео - по хэштегу #электричкаКП на страницах "КП" ВКонтакте, в Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере.

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «На электричках до Владивостока»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также