2016-12-05T15:15:55+03:00

Владимирский централ, дитя заката...

Наши спецкорры продолжают свое беспримерное путешествие из Москвы во Владивосток на электричках. Часть 2. Владимирская тюрьма.
Поделиться:
Комментарии: comments33
Владимир Ворсобин радуется встрече с городом-тезкой.Владимир Ворсобин радуется встрече с городом-тезкой.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ
Изменить размер текста:

3 ноября (продолжение. Начало - здесь)

13.15 (ну или около того)

Точное время, понятное дело, никого не интересует. Но во-первых, это черт побери, – какой-никакой, а дневник экспедиции. Бортовой журнал электрички «Москва-Владивосток». Да и временные засечки, оказывается, успокаивают. Прекрасное средство от сумасшествия. Не даром одичавший Робинзон Крузо их чертил…

Итак, 13.15. На древний город Владимир у нас пара часов. Гусейнов, будучи пижоном из Кенигсберга, первым делом упал на мостовую, оскорбив в полете коммунальные службы города.

Владимир, привокзальная площадь. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Владимир, привокзальная площадь.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Затем начали думать, куда идти – налево к древнему Богородеце-Рождественскому мужскому монастырю (что, глядя на нас, отчаянно советовал народ в электричке) или направо… «Владимирский централ – ветер северный…», - запел в нашем сознании Михаил Круг. Поэтому пошли к централу. Правда, Витя как фотограф засомневался – не арестуют ли.

Владимир в районе у вокзала живописно завален снегом и сувенирами. Слава Богу, у советских властей хватило ума не трогать купеческую застройку, и по улочкам даже приятно пройтись.

13.40

Памятник Фрунзе. Неожиданно. По нашей логике, во Владимире должны стоять Владимиры. Владимир Ленин, например. Ну или - Владимир Владимирович…

Памятник Фрунзе во Владимире. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Памятник Фрунзе во Владимире.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- А-а-а, понятно: Фрунзе Михаил Владимирович, – вдруг догадался Гусейнов.

Судя по указателю рядом с памятником Владимировичу, у города четкие приоритеты. На стрелках, растопыренных в разные стороны, было написано: Железнодорожный и автовокзал – 1400 метров, центр города – 1500 метров, Владимирский централ – 1850 метров.

По тонкой иронии Всевышнего, тюрьма стоит между роддомом и кладбищем. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

По тонкой иронии Всевышнего, тюрьма стоит между роддомом и кладбищем.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

И, видимо, для иностранцев, желающих попасть в русскую тюрьму, продублировано Vladimir Central Prison.

14.00

Централ, из которого (к странной гордости местных) никто не сбегал, выглядел даже уютно. По тонкой иронии Всевышнего, он стоит между роддомом и кладбищем.

А в централе, оказывается, интересно посидеть. Минут 15. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

А в централе, оказывается, интересно посидеть. Минут 15.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Видимо, чтоб путь между учреждениями был не таким скорбным – рядом процветает ликеро-водочный завод. “Родился, украл, выпил, в тюрьму”, – гениально просто сказал Витя. И с ворчанием, что “формулировать надо проще, писатель!” полез на режимную территорию снимать тюрьму.

14.03

И тут над нами что-то заорало. Это была песня “Розовый фламинго”, который “дитя заката”. За исполинскими стенами Владимирского централа гремела настоящая дискотека. Потом выяснилось, что администрация специально этим фламинго мучает воров в законе (основной контингент централа – авторитеты, нарушающие тюремный режим. Сюда их присылают на перевоспитание).

- Это для кого?

- Чем громче радио – тем меньше шансов у зэков перекрикиваться друг с другом, – сказал нам проработавший в централе 20 лет Игорь Валерьевич Закурдаев (он нас забрал в тюрьму чуть позже) и горько покачал головой. - Не понимаю я этих баранов.

- Да воров в законе современных. Молодые, упертые, с Кавказа. Традиций не знают. Упрутся. Чего добиваются?

14.30

Закурдаева мы нашли благодаря маленькой девочке, лепящей снеговика у тюремной стены. Во дворе страшного одноподъездного дома с видом на окна камер и колючую проволоку. (Мы влезли в какую-то дырку в заборе).

Маленькая девочка лепила снеговика у тюремной стены во дворе страшного одноподъездного дома с видом на окна камер и колючую проволоку. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Маленькая девочка лепила снеговика у тюремной стены во дворе страшного одноподъездного дома с видом на окна камер и колючую проволоку.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Девочка не отвечала на вопросы и смотрела в упор.

- А где твоя мама, девочка? – усугубил ситуацию Гусейнов.

Дом оказался служебным – для сотрудников тюрьмы. Девочка сразу исчезла. Видимо, докладывать маме о сбежавших ворах. К счастью, нас во время заметил и пригрел Игорь Закурдаев со второго этажа. Но, конечно, проверил и переписал документы.

- До Владивостока на электричках? – спокойно кивнул он. – Это сейчас модно.

- Почему?! – обиделись мы.

- У меня тут целая пачка писем от туристов. Например, спрашивают – хотим по Владимирскому тракту в кандалах пройти, и переночевать в централе, можно?

- А нельзя? – вырвалось у меня.

- Во-о-от, видите, – покачал головой тюремщик.

14.40

Игорь Валерьевич не похож на тюремщика. Я видел сотрудников колоний в Потьме (Мордовия). Сталь в глазах. Речь обрывистая (из вежливости пытаются не говорить по тюремной фене, поэтому долго подбирают слова). А Игорь Валерьевич и говорит прекрасно. И не смотрит так, что хочется спрятать руки за спину.

Игорь Валерьевич Закурдаев не похож на тюремщика. Говорит не на фене и играет в театре. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Игорь Валерьевич Закурдаев не похож на тюремщика. Говорит не на фене и играет в театре.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

- Профессиональная деформация, – кивает Закурдаев. - А что вы хотите – на работе говоришь о тюрьме, дома – о тюрьме. Потом выпивка, срывы, психиатрическая клиника. Всякое бывает. Но я спасаюсь театром.

- Чем, простите? – ну, ослышался, конечно.

- Играю в городском театре, – пожимает плечами тюремщик. - Небольшие роли. Зато очень давно. Без театра себя не представляю.

А в централе, оказывается, интересно посидеть. Минут 15. Оказывается, кто здесь только не побывал – сначала революционеры (Фрунзе в централе сидел – поэтому и стоит памятником), потом враги революционеров, потом репрессированные Сталиным, потом Василий Сталин…

- У нас сейчас места есть, - подмигивает наш добрый тюремщик. - Суды смягчились, стали практиковать домашний арест, другие виды наказаний без лишения свободы… Мы вдруг почувствовали, что в тюрьме хорошо. Но пора и честь знать. Да и на электричку уже опаздывали.

- Новых политических ждете? – пошутил я на прощание.

- Нет такой статьи, – пожал плечами Закурдаев. И успокоил. - У нас в централе люди нормально сидят, не как в кино показывают – подвалы, казематы. У нас даже краска на стенах теплых, уютных тонов. Так что приезжайте еще.

- Лучше вы к нам!!! – хором гаркнули мы с Гусейновым.

И запрыгнули в электричку. Следующий городок - Вязники.

Впереди - как минимум 23 дня на электричках до Владивостока. Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

Впереди - как минимум 23 дня на электричках до Владивостока.Фото: Виктор ГУСЕЙНОВ

О том, для чего вообще Ворсобин и Гусейнов все это затеяли,читайте здесь.

Читать отчеты:

часть 1 часть 2 часть 3 часть 4 часть 5 часть 6 часть 7 часть 8 часть 9 часть 10 часть 11 часть 12 часть 13 часть 14 часть 15 часть 16 часть 17 часть 18 часть 19 часть 20 часть 21 часть 22 часть 23 часть 24 часть 25

Еще больше фото и видео - по хэштегу #электричкаКП на страницах "КП" ВКонтакте, в Фейсбуке, Одноклассниках, Твиттере.

ИНТЕРАКТИВНАЯ КАРТА МАРШРУТА

ИСТОЧНИК KP.RU

Еще больше материалов по теме: «На электричках до Владивостока»

Понравился материал?

Подпишитесь на еженедельную рассылку, чтобы не пропустить интересные материалы:

Нажимая кнопку «подписаться», вы даете свое согласие на обработку, хранение и распространение персональных данных

 
Читайте также